Ушёл из жизни вице-премьер Коми Николай Герасимов

Помимо своих административных, научных и литературных талантов, он обладал и талантом соучастия

17:56. 2 ноября, 2018  
  
0

На 63-м году ушёл из жизни заместитель председателя правительства, министр инвестиций, промышленности и транспорта Коми Николай Герасимов. Как ни странно, весь этот длинный официальный титул кажется при сочетании со словами «ушёл из жизни» не слишком-то и уместным. Потому что, несмотря на не такой уж малый стаж работы в правительстве РК, имя и образ Николая Николаевича наименее сочетаются с привычными для нас представлениями о республиканском чиновнике высшего уровня.

 

Он был прежде всего умным, интеллигентным и чрезвычайно обаятельным человеком. К которому можно было запросто подойти, спросить о чём-либо и получить ответ, причём ответ обстоятельный, иной раз даже чересчур обстоятельный. Или – попросить, чем, конечно, тоже пользовались очень многие. Но это-то как раз неудивительно: административная работа Герасимова была на виду, что неминуемо для его должности. Не на виду, но гораздо интереснее и, кто его знает, может, даже полезнее, была научная и литературная составляющая его жизни.

Геологи, как показывает практика этой профессии, вообще бывают склонны к лирике, и Николай Николаевич не стал исключением. Поэтому редакция «Красного знамени», искренним другом которого он был до последних дней своей жизни и которому немало помогал, повторяет публикацию коллеги Николая Герасимова по обоим цехам – геологическому и поэтическому – Алексея Иевлева от 2013 года. К сожалению, в том же году не стало и его. Но мы благодарны ему за подборку стихов Николая Николаевича, которые, наверное, лучше всего выражают его душу.

К БОГАТСТВАМ НЕДР И РОССЫПЯМ СЛОВ

Литературная гостиная. Стихи Николая Герасимова

Николай Герасимов относится к тем ярким личностям, без которых невозможно представить современную Республику Коми. Он и квалифицированный геолог, и государственный деятель высокого ранга, и опытный хозяйственный руководитель, и талантливый литератор, и альпинист, и ещё многое-многое другое.

Мы познакомились с ним в начале 1990-х годов, когда решили издать первый в нашей республике литературный альманах геологов. Нам казалось, что многие друзья и коллеги горячо поддержат это начинание, но не тут-то было – нашлось всего шестеро смелых, среди которых был и Николай, тогда генеральный директор крупнейшего производственного геологического предприятия «Полярноуралгеология», кто не побоялся вынести на суд читателей свои поэтические произведения. Никто, и мы в том числе, не ожидал, что эта литературная инициатива будет иметь многолетнюю историю. Но на днях из печати вышел 18-й по счёту литературный альманах, который на этот раз был буквально выпестован именно Н. Герасимовым, собравшим и придирчиво отсортировавшим огромное количество «литературной руды». И получившийся «концентрат» не даёт основания составителям книги краснеть за результаты этого труда.

Такие многолетние проекты приносят их инициаторам не только удовлетворение, но и усталость. Но всегда в наших рядах находился кто-то, бравший на себя основное бремя составления и подготовки книги к печати. На протяжении последних лет эту роль лидера добровольно взвалил на себя Николай. Ему просто по-человечески интересно и самому заниматься литературным творчеством, и помогать широкому кругу пишущей братии издавать стихи, рассказы, повести, поэмы и мемуары.

Стихи Н. Герасимова всегда пользовались успехом в геологической среде. Он с удовольствием их пишет и декламирует на различных дружеских и профессиональных встречах. За многие годы тесного общения с российской и республиканской литературной средой он значительно вырос как поэт, чьи произведения признаются профессиональным писательским сообществом. Наверно, будь он озабочен этой проблемой, Николай мог бы претендовать на место в рядах нашего Союза писателей, но, живя бурной, интересной и многогранной жизнью азартного человека, он никогда не ставил себе такой задачи. Может быть, и напрасно. Союз обрёл бы в его лице очень деятельного и позитивного соратника.

Алексей ИЕВЛЕВ, член Союза писателей России

А гора остаётся горой

Мы меняем обличья, повадки
И бываем несносны порой,
Наступая друг другу на пятки.
А Гора остаётся Горой.

Наши замыслы путанны, кратки,
Ровных дней упоителен рой:
Увязаем на собственной грядке.
Но Гора остаётся Горой.

Как смешны наши споры и схватки:
Утомлённые жизни игрой,
Мечем бисер, ругаем порядки.
А Гора остаётся Горой.

Но однажды расправим палатки,
Обожжём свои души зарёй
И уйдем на тропу без оглядки.
ПУСТЬ ГОРА ОСТАЁТСЯ ГОРОЙ!

Вершина

Медведицей белой терзает палатку пурга,

Бесчинствует ветер подобно ватаге абреков,

На флаги и ленты со скал обрывая снега

И ими пути выстилая в варяги и в греки.

 

При  каждом порыве приют наш встает на дыбы,

И валится в пятки душа от смертельной потехи.

Немые свидетели шалой вселенской гурьбы,

Валяемся в спальниках в паре шагов от успеха.

 

Растяжки тоскливо гитарной струною звенят.

Скулит брезентуха, как туго натянутый парус:

И пламенем синим все замыслы наши горят,

И нет до нас дела в таёжном углу – Сыктывкаре.

 

Глухой непогодой отрезаны в небо пути,

Лавинами стёрты на грешную землю дороги.

Одно остаётся – в колючие скалы врасти,

Скупыми словами суметь достучаться до Бога…

 

Кураж растерявши, к нам милость проявит пурга

На пятые сутки. Улыбкой расправим морщины

На лицах заросших, в тишайшие ступим снега

И встретим рассвет на сияющей в небе вершине.

 У Полярного Круга

О чём ты задумался, друг?

Оставь на потом печали,

Гляди, как Полярный Круг

Бесчинствует иван-чаем.

 

Берёзок корявая рать

Спешилась у желтой речки,

О чём-то своём говорят

Лиственниц жаркие свечки.

 

Сиреневых гор каскад

Вдали – как фата – моргана,

Серебряный перекат,

Агатовые туманы.

 

Нам выпал мужской расклад –

Суконною ниткой тропок

Идти в грозовой закат

По веренице сопок.

 

Мы вытянем свой сезон,

Как песню – на чистой ноте.

Прячется  горизонт

В морошковое болото.

Штормовки от соли белы,

Ветрами заласканы лица –

Мы сами себе короли,

Художники, вольные птицы.

 

Не будем давать, старик,

Тоске наступать на пятки.

Баюкает  материк,

Как  Ноев ковчег, палатку.

 

Счастья

Вы когда-нибудь пили чаёк с дымком?

А пунцовое солнце в руках держали?

Пот, глаза выедающий, вам знаком?

Вы валились в медовые травы ничком

На опорном краю  державы?

 

Вам коробка спичек спасала жизнь?

Hа неделю хватало краюхи хлеба?

Сухожилий струны у вас рвались,

Когда вас вершина тянула ввысь,

И лавиной сердце ломилось в небо?

 

А речной перекат, как старый шаман,

Вам до самого донышка вспенивал душу?

Вас баюкал в ладонях своих Тиман?

Шлюп разбитый таскал на спине океан

И, устав от забавы, швырял на сушу?

 

Вы читали когда-нибудь ночь напролёт

У костра стихи очень давнему другу?

Вам знакомо, как дождь три недели льёт,

Как пурга на клочья палатку рвёт,

Как по осени птицы стремятся к югу?

А слабо, сбросив с плеч груз прожитых лет,

Расплескать по кружкам вино рассвета,

Каждый день встречать, как от Бога привет,

Сто дорог пройти, сто подошв стереть,

А в конце пути полыхнуть кометой?

 

Так вы когда-нибудь пили чаёк с дымком ?..

 

 Северное поле

Хилый березняк, угрюмый ельник,

Сосняков мираж,

Лиственница,  ива, можжевельник –

Северный пейзаж.

 

Гарь, распадок, рыжее болото,

Словно плешь, гора,

Тундры августовской позолота,

Злая мошкара.

 

Белый снежник, солнца бубен медный,

Нарт горячий след.

Каждый день живётся, как последний

На изломе лет.

 

И маршрут расписан, как по нотам –

За верстой верста.

Лемва, Грубею, Кечпель, Надота –

Вольные места.

 

Абезь, Сейда, Хановей, Харота –

Сжаты в кровь уста…

 

***

Мы увязли в быту, разучились глядеть в небеса,

Нам гроза по весне первым громом сердца не обрушит.

И туман по лугам, и на травах июньских роса

Не разбудят, увы, срок земной отмотавшие души.

Позабыты колодезных вод зубы ломящий чистый хрусталь,

И малины лесной рот сводящая жаркая спелость.

Догорает на сопках заката парчовая шаль –

Нам давно отмолилось, отплакалось, отгоревалось, отпелось.

Пуст родительский дом, доживает  Никола свой век,

Ямщики птицу-тройку Умаяли долгим галопом.

И ни гордо, ни горько – никак не звучит человек:

Почернели от копоти юности светлые тропы.

Распадается время. Несносен Отечества дым.

Улетают друзья на погост в одиночку и стаей.

Я когда-то случился  на этой земле молодым…

Наступает пора,словно снег прошлогодний, растаять.

 

***

Недобитая церквушка без креста

Дом культуры, сельсовет под флагом.

А вокруг – на сотни верст – одни леса

Пенят сопки малахитовою брагой.

 

Сад заглохший. Неухоженный погост.

Сбилась в кучу деревенька, как отара.

Петрецовской стороной забытый гость –

Парусиновый костюм, рюкзак, гитара –

 

Он вернулся на родительский порог:

Крут порожек – две осевшие могилы.

Ах, как много им напутано дорог,

Сколько лет метелью бойкой откружили.

 

Он скитался по земле, как Агасфер,

И успел воды из всех ключей напиться –

От усвоенных и впитанных химер

В нем давно Клааса пепел не стучится.

 

Возвращается с рыбалки детвора,

Знойный вечер пахнет клевером и мятой,

В пыль стекает сенокосная жара,

Солнце клонится за дремлющие хаты.

 

Вот и свиделись.  Кровавятся уста.

Птахой крохотной звенит в виске утрата.

Белой лебедью церквушка без креста

Щурит выбитые окна виновато.

 

Оригинал здесь

***

Редакция “Красного знамени” выражает глубокие соболезнования родным и близким Николая Николаевича Герасимова

Поделиться в соцсетях
  • 184
    Поделились

avatar
1000