«Воли и стойкости у меня хватит»

Памяти Саркиса Манасарянца

14:27. 12 сентября, 2018  
  
0

Сначала мне хотелось начать примерно так: «и снова безвременный уход… приходится преждевременно прощаться… почему же так рано?..» Это был первый, импульсивный порыв руки. Потом руку остановил мозг: о чём ты? Ведь человек вообще-то в феврале встретил своё 60-летие, а последние несколько лет боролся с мучившей его тяжёлой болезнью.

 

А за руку отвечает уже всё существо: да, именно безвременно! Да, именно рано! Да, прощаться с Саркисом Манасарянцем мне вовсе не хочется – и никому, естественно, не хочется, потому что понятия «уход из жизни» и «Саркис Манасарянц» – это две параллельные вселенные. Они не могут и не должны пересекаться.

В нашем бытии, конечно. В нашей теперь уже памяти. Потому что у Всевышнего иные планы, и, видимо, тем, кто уже ближе к Нему, особенно тем, кто его знал здесь (а это и без нас, остающихся, ого-го какой огромный круг!), наскучило уже ждать. «Саркис, с тобой веселее!»

Это могли повторить сотни его друзей и знакомых. При всём понятном южном темпераменте и характере, которые, вполне допускаю, позволяют иной раз порождать и довольно обидные вещи, особенно для самых близких. Но спросите теперь этих близких, в обиде ли они на него…

Кое-кто уходит из жизни, как известно, формально ещё оставаясь в ней. А вот последние строки Саркиса из его фейсбука: «Вот, наконец то возвращаемся домой.
Обязательно хочу выразить признательность за помощь всем , кто так или иначе сопричастен к этому знаменательному для меня событию.
1.Во-первых – это Вы, кто на протяжении этих месяцев связывал меня с этим миром, наполненный событиями и тем самым делал меня сопричастным ко всему интересному и наполненному.
2.Во-вторых это мои ближайшие друзья, оказавшие огромную помощь в организации лечения. О.В.Савастьянова, М.А.Мурашко, А.Д.Каприн, проведший редкую и сложную операцию. В.В.Пыстин, не удивляйтесь, научивший меня некоторым организационным “мулькам”, Саше Демину, возившийся со мной; как с родным отцом, Витальке Кирсанову – подобию скорой помощи, Серёже Курганскому – сумевший скрасить утлый быт больного, доктору Иваду Тараки- удивительному пуштунскому созданию, волей судьбы оказавшемуся в Росси, принявший её культуру и традицию.
И много много ещё кого, в особенности санитаркам и сестричкам, окружившие меня чуткостью, неформальной добротой и неподдельной теплотой.
Впереди нас ждёт Сыктывкар, по которому я безумно соскучился» (орфография сохранена).

То есть Саркис и не думал ни о каком уходе. Потому что дома его ждали все те проекты, которым он отдавал свою душу: и Торгово-промышленная палата, и рок-группа Felix Krool, и самое последнее его увлечение – самостоятельно собранный автожир.

– Сначала сыграю в Сосногорске, потом ещё подлечусь, ну и наконец полечу на нём уже по-настоящему, – сказал он мне в нашу последнюю встречу 19 мая нынешнего года.

И, между прочим, сыграл. И, конечно, снова лечился. И Сыктывкар его дождался. Но пробыть в нём Саркису оставалось лишь несколько часов…

***

Работа в органе Коми обкома ВЛКСМ, каковой до 1991 года была газета «Молодежь Севера», неизбежно влечёт за собой тесное общение с самим этим обкомом. Но обком – далеко не монолит, тем более в годы Перестройки. О нюансах этих взаимоотношений можно рассказывать долго, но, во-первых, не в данный, разумеется, момент, а во-вторых, для сего есть другие авторы, бывавшие в обкоме несравненно чаще меня и знавшие гораздо лучше, что там происходило.

На фоне обкома партии комсомольцы, конечно, выглядели несравненно свободнее и прогрессивнее, но и тогда уже мне запомнился выходец из Печоры – бойкий, остроумный и чрезвычайно энергичный заведующий отделом военно-патриотической и спортивной работы Саркис Манасарянц. Заведовать военно-патриотической и спортивной работой ему, конечно, оставалось совсем немного: неумолимой глыбой надвигались иные времена, суть которых он уловил одним из первых и уже в 1991 году ушёл в бизнес. Такой путь, безусловно, нельзя назвать оригинальным, особенно для выходцев из ВЛКСМ, но Саркиса никогда не привлекало простое выкачивание доходов. Уже в те времена он постоянно был окружён какими-то проектами (непосредственно в 91-м мне, например, запомнился медиа-проект «Радио Аксон», на котором довелось поработать самому). Уже тогда выяснилась его глубокая привязанность к классической рок-музыке, и до последнего он хранил ей верность, не давая угаснуть своему Felix’у Krool’у, относительно которого в публике периодически вспыхивали усмешки на предмет «нафталина», но который, однако, исправно поставлял публике исключительно качественные, добротные программы. FK (= Саркис Манасарянц) добровольно взял на себя непростую функцию мастодонта-хранителя традиций. Если угодно – камертона рок-коллективов Коми.

Фото Андрея Шопши

Наконец, в 1997 году его коллега по комсомолу Артур Рудольф передал ему бразды правления в Торгово-промышленной палате. И это был один из немногих примеров в стране, когда вместо классической синекуры, куда влиятельные бизнесмены пристраивают своих пожилых родственников либо молодых любовниц, палата вдруг превратилась в один из деятельных и резонансных политических центров республики, а президент палаты – в одного из самых влиятельных людей региона. Вспомним-ка известное собрание депутатов Совета Сыктывкара в июне 2005 года для свержения Сергея Катунина.

Полагаю, Саркис искусал немало локтей, когда понял, кому именно он помогал в те дни и месяцы. Потому что уже буквально через 2-3 года те самые люди повернули свой пристальный взор и на него самого. Ибо существование: а) некоего общественного объединения, могущего высказывать самостоятельную, не формулируемую в кабинете на 3-м этаже Жёлтого дома, точку зрения; б) президента этого объединения, могущего не просто иметь такую точку зрения, но и отстаивать её, в том числе иной раз при помощи своего того самого темперамента; в) особенно – очень немаленького куска отличной недвижимости в самом центре города, в котором располагается это объединение и этот президент, – всё это не могло не стать костью в горле тем самым людям. Об их аппетитах «Красное знамя» писало много, их аппетиты сейчас обсуждают в Замоскворецком суде.

И против Манасарянца началась война. И о ней «Красное знамя» писало много раз. Президент ТПП стоял твёрдо и бился несгибаемо. Но, как он сам признавался в приватных разговорах, скорее всего, именно эта битва и подорвала его здоровье…

А всё же слова его, которыми он словно подводил какую-то черту, стоит именно в эти печальные дни повторить:

«Повторю свою формулу: войну мне навязали, но у меня не будет ни Москвы, ни Сталинграда. Я в Бресте войну встретил, в Бресте её и завершу. Воли и стойкости у меня хватит».

Их у него и в самом деле хватило. Теперь, Саркис, пусть твой пример вдохновит и нас – чтобы хранить о тебе память. То есть понятно, конечно, что такого человека, как ты, из неё стереть попросту невозможно. Но вот воли и стойкости сохранять при этом оптимизм, аналогичный твоему, – дай нам Бог!

***

Редакция «Красного знамени» выражает глубокие соболезнования родным и близким Саркиса Виленовича Манасарянца.

Прощание с Саркисом Манасарянцем пройдёт в пятницу, 14 сентября, в 10 часов в Свято-Казанском храме (м.Кочпон).

Поделиться в соцсетях
  • 35
    Поделились

avatar
1000