Гримасы и недуги провинциальной торговли

Попытка сравнительного анализа розничных магазинов Сыктывкара и Ухты

14:25. 15 сентября, 2016  
  
0

На одном из очередных эфиров «Эха Москвы» писатель Виктор Ерофеев со свойственным ему тактом отметил одну особенность России. В отличие от цивилизованных стран мира, мы живем не в XXI веке, а в нескольких веках одновременно, уверен он. Действительно, российская глубинка с особенной бережностью относится к средневековым практикам и традициям.

 

Самым диким разнообразием красок может похвастаться, пожалуй, провинциальная торговля. Центры регионов по мере сил следуют стратегии, задаваемой Москвой: ведут бой с малым бизнесом, уничтожают магазины шаговой доступности и киоски, дают зеленый свет для экспансии сетевых «акул». Многолетняя «борьба за чистоту рядов», например, в Сыктывкаре завершилась триумфом федеральных сетей «для бедных», ликвидацией рынков и ларьков, разорением магазинов для потребителей с запросами выше среднего и исчезновением старейшей сети «Ассорти». Фермерский рынок у центрального бассейна приказал долго жить, якобы по причине нарушения санитарных норм. Зато каждое лето главные улицы города «украшают» плодово-овощные палатки, которые почему-то не вызывают нареканий со стороны контрольно-надзорных органов.

Остались на карте республики города, которые могут дать фору столичному единообразию «магнитно-пятерочных» развалов. В Ухте федеральные сети, конечно, тоже берут свое. На днях Ирина Хакамада в эфире всё того же «Эха Москвы» призналась, что при покупке продуктов ищет желтые ценники и скидки. Что уж говорить про жителей Ухты. Пусть немалая их часть и трудится в нефтегазовых компаниях, вряд ли все сотрудники «Газпрома» теперь настолько далеки от народа, что могут позволить себе роскошь не смотреть на ценники. Ходят слухи, что старейшая ухтинская сеть «Арин-Берд» не выдержала кризисного прессинга и сдалась в плен одной федеральной сети. Говорят, что жить «Арин-Берду» осталось только до нового, 2017 года.

Еще одной жертвой боев торговых форматов становятся торговые ряды а-ля 90-е, объединяющие под одной крышей продавцов польской косметики, китайского нижнего белья и синтетических шмоток из стран третьего мира. В Сыктывкаре наиболее наглядный такой пережиток прошлого – пожалуй, торговый центр «Детский мир». Надо отдать должное, выглядит он вполне презентабельно, даром что практически пустой.

По пути в Ухту прогресс где-то заблудился, причем надолго. «Мир», «Юпитер», «Руслан и Людмила» –  это лишь часть так называемых «торговых центров», которые больше напоминают наспех сколоченные и хаотично разбросанные по квадратным метрам стеклянные клетки. Взять, например, магазин «Руслан и Людмила». Входя в него, трудно понять, полумертвый он или полуживой. Там когда-то располагались отделы женской и мужской одежды, производимой советской легкой промышленностью. Говорят, что одноэтажное здание специально проектировалось под эти цели, было отделено от дороги сквером (от него теперь – запущенный газон). Ныне в полупустом помещении продают мясо и какой-то ширпотреб. Старая советская вывеска – будто насмешка над богатым прошлым магазина.

img_4332-1

Любовь ухтинцев  к торговым традициям прошлого, российская непритязательность и простота (которая, как мы помним, хуже воровства)  порождают самобытные гибридные формы. Есть на проспекте Ленина магазин «Печора». Говорят, в советские времена почитался он жителями за масштаб, ассортимент и вежливость продавцов. Теперь, расплачиваясь на кассе за корзину с продуктами, покупатели лицезреют витрины с нижним бельем: часть помещения сдается в аренду мелким торговцам. Редкие покупательницы испытывают явную неловкость, интересуясь наличием размеров, потому как практически за их спиной находятся невольные слушатели и наблюдатели. В другой части магазина – типичные для Ухты стеклянные «курятники» с одеждой, косметикой и все тем же нижним бельем.

img_4623-1

Подобных мест хаотичной торговли с витринами за стеклом, без примерочных, с продавщицами, не знакомыми с маркетингом или мерчендайзингом, в Ухте на удивление много. И все они, как правило, пустые, даже в выходные дни. То ли таким образом городская мэрия поддерживает занятость населения, то ли само население в лице арендаторов и продавцов стойко держит оборону. Покупателей нет, продажи падают, прибыль на нуле, но ни пяди территории не сдают.

«Печора» – показательный магазин для Ухты, будто в концентрированной форме он отражает состояние значительной части торгового сектора города. Например, первое, что видит входящий в «Печору» посетитель, – алкогольный отдел. Купить алкоголь в Ухте – проще некуда. Проницательные местные жители подозревают, что многочисленность и живучесть уличных киосков объясняется вовсе не спросом на чипсы и жевательную резинку. «По ночам там по любому алкоголем торгуют или чем похуже. А то откуда у них прибыль, как аренду отбивают? Не на семечках же», – поделился один из местных.

Местные продуктовые магазины страдают еще одним недугом: ступая на территорию, казалось бы, одного магазина, покупатель попадает в зону конфликта нескольких владельцев. Речь идет о практике, которую не доводилось встречать больше ни в одном городе. При оплате банковской картой сумма покупки делится на две или три части, в итоге уходит уйма времени на операцию по оплате, плюс лишние риски «засветить» карту. В супермаркете «Горка», куда ходят в основном состоятельные граждане, кассиры предупреждают, что будет два или три чека. В «Печоре» и «Арин-Берде» цены пониже и персонал попроще, поэтому нередко работает только одна касса и можно оперативно провести содержимое корзины одним чеком. Если все три кассира на месте – готовься к долгому общению с терминалом.

img_4343-1

Но в конечном итоге весь этот, казалось бы, дикий рыночный мир Ухты противостоит унификации городского пространства торговли. Агрессивная экспансия федеральных сетей в регионах делает этот процесс необратимым. Тем приятнее осознавать, что один из городов республики сохраняет свой неповторимый колорит.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000