Дело в этикетке

Как вы водку назовёте, так она и пойдёт...

21:19. 13 октября, 2010  
  
0
Один из самых креативных губернаторов России – руководитель Ульяновской области Сергей Морозов. Уже не первый год он руководит областью и радует своих земляков замечательными инициативами.

Так, несколько лет назад он выступил с инициативой «Роди патриота в День России» и за девять месяцев до праздника отправил своих чиновников в однодневный отпуск, чтобы они делали детей. О том, сколько детей родилось в День России в Ульяновской области, однако, не сообщается.

На днях Сергей Морозов вновь отметился замечательной инициативой. В целях борьбы с пьянством и алкоголизмом он предложил называть спиртные напитки так, чтобы у покупателей даже не возникало желания их купить.

«Независимая газета», которая пишет об этой инициативе губернатора, предлагает такие варианты: водки «Язва», «Панкреатит», «Белогорячечная», а также «Смертная» и «Смертная с особой жестокостью». Портвейн «Рвотный», пиво «Быдло» и «Тупое быдло». Ликёр «Пьяная-помятая», херес «Нестояк»… Ну и так далее.

Действительно, прочитает покупатель на этикетке что-нибудь подобное и задумается, а затем, глядишь, и бросит пить.

А вообще, хорошо было бы распространить эту инициативу на другие вредные привычки наших несознательных граждан: курение, переедание, хождение на несанкционированные митинги, голосование за непарламентские партии и т.д.

Думаю, наш смекалистый народ быстро бы придумал новые названия и бросил пить, курить и критиковать начальство.

 

Как борются с пьянством во Франции

В начале XIX века французы потребляли больше 20 литров чистого спирта на человека в год. Примерно в семь раз больше, чем в дореволюционной России. В 1960 году потребление спирта достигло уже почти 25 литров на человека, пять лет спустя власти инициировали антиалкогольные акты. Президентские инициативы принесли свои плоды: потребление алкоголя во Франции сократилось на 38% – с 24,6 литра в год в 1960 году до 15,1 литра в год в 2001 году.

Чтобы добиться такого результата, государственные власти использовали разнообразные методы воздействия. Прежде всего – ценовую политику: до 1992 года включительно цены на алкоголь повышались одновременно с ценами на табак. В 1984 году началась первая кампания по борьбе с алкоголизмом. Важную роль в профилактике пьянства сыграло и принятие в 1991 году закона «Об ограничении рекламы алкоголя». Этот закон запрещает любую ТВ-рекламу алкоголя, а также спонсорство алкогольными брендами телепроектов.

 


 
Спиртное с каким названием вы бы не стали пить?

  

 
Владимир Сумароков,
журналист:
 

– Со студенческих лет опасаюсь напитков с «лирическими» названиями. Типа «Вечерний звон» или «Аромат полей». Был ещё и «Аромат садов» – тоже редкая плодово-ягодная хрень. Эта бормотуха в нашей общаге котировалась чуть выше одеколона «Русское поле», не говоря уже про лосьон «Розовая вода». Но самые тяжкие последствия у меня были связаны с бутылкой «Ромео и Джульетта», которая позиционировалась в магазине как «итальянский ликёр». Помню, теряя сознание, успел подумать: «Вот именно этим ликёром и отравился бедняга Ромео!»

  


Василий Кузнецов,
глава администрации Прилузского района:

 

– Для меня абсолютно не принципиально название спиртного. Тем более что ничего, кроме красного сухого вина в разумных количествах, я не пью. Пьянство в России такими методами не предотвратить. Отчего пьёт народ? От безработицы, от тоски и нищеты. Это проблема социальная. Надо лечить не народ от пьянства, а общество от равнодушия к этой проблеме. 

 

Алексей Клоков,
производитель напитков из берёзового сока:

 

– «Смерть клопам и тараканам»! Ну а если серьёзно, вся проблема заключается в том, что в России, исключая южные регионы, отсутствует культура пития. Ведь не зря говорится в старинной русской пословице, что «не винит вино, винит пьянство». 

 

Владимир Ревако,
председатель совета ветеранов судей республики:

 

– Инициативу смены названий спиртных напитков я бы прокомментировал стихами Ивана Андреевича Крылова: «Пупков фамилию сменил,/ Алмазовым назвался,/ Но в основном ослом он был,/ Ослом он и остался». То есть наивно считать, что отталкивающее название спиртного может повлиять на желание человека употребить его. 

 


Иван Проничев,
профессор Сыктывкарского госуниверситета: 

– Если продолжить предложенную ульяновским губернатором игру, то не стал бы пить водку под названием «Морозо-ульяновская фригида», коньяк «Слабительный», вино «Импотентное». А вообще, лучше бы губернатор занимался чем-либо иным, например сельским хозяйством.

 


Галина Лапшина,
президент Торговой ассоциации РК: 

– Если бы проблему пьянства можно было решить с помощью надписей, то я бы сама их исправила. И даже нарисовала бы на этикетках что-нибудь устрашающее. Но ассортимент спиртных напитков так велик, что слов в русском языке не хватит. Другой вопрос, что с помощью таких мер проблему не решить. А вообще, ваш вопрос меня удивил. Я покупаю спиртное крайне редко и знаю, что беру.


 

Владимир Булдаков,
пенсионер из Зеленца:

– Сам я не пью и другим этим делом увлекаться не советую. А по поводу спиртного с пугающими названиями – затея пустая и никаких перспектив, я думаю, не имеющая. Алкоголику совершенно безразлично, что он будет пить. Этим словоблудием беду не искоренить. Надо изменить общество и зрить в корень, а не заниматься очковтирательством.

 

Александр Сегаль,
референт Главы Республики Коми:

– «Горбачёвку». Не знаю, может, уже и выпускали водку с таким названием, но я всё равно отказался бы её пить. А вообще, когда слышишь, что с такими предложениями выступают губернаторы, поневоле задумаешься: кто же нами правит?..
 

 


Аркадий Славский,
менеджер:

– Я бы не стал пить водку с названием «Импотенция». Да и «Печорскую» не стал бы – мне кажется, что она из костей убитых медведей. А вообще, я не любитель водки, поэтому выбираю (когда всё-таки требуется) не столько по названию, сколько по дизайну бутылки и прочему.

 

 

Савва Терентьев,
музыкант:

– Название «Боль в висках» или та же «Язва», пожалуй, оттолкнули бы меня от прилавка. Название должно вызывать ощущение именно физической боли. Отчего-то мне кажется, что подобные предложения рождаются, когда пьяному нечего делать; кажется, это сродни чтению этикеток на бутылках. На ум приходят «Слёзы комсомолок» и подобные изобретения пьяниц. Так что делаю предположение, что губернатор Ульяновской области «болеет» напитками погорячее и придумывает методы для своего же оздоровления.

Подготовили Михаил КАЗАНЦЕВ, Наталья КУЗНЕЦОВА,
Дмитрий САХАРОВ, Валерий ТУРКИН, Валерий ЧЕРНИЦЫН

 

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments