Мигрантов вытеснят осуждённые? (ФОТО)

Общественники заступились за права женщин в неволе

20:00. 29 июня, 2012  
  
0
Состав Общественного совета при ГУФСИН Коми пополнился новыми лицами. В полку общественников, наблюдающих за работой пенитенциарной системы в Коми, – президент региональной общественной организации «Коми правозащитная общественная лига «Коми ПОЛ» Николай Збаражский, член Общественной палаты РК Сергей Гобанов и председатель правления Коми правозащитной комиссии «Мемориал» Игорь Сажин. 
 

Отчитались

О пополнении в Совете объявил глава ГУФСИН Коми генерал Александр Протопопов на заседании по итогам работы Совета за минувшее полугодие. Генерал признался, что к своему стыду доселе не знал о том, что Игорь Сажин возглавлял Общественный совет с 2004 по 2007 год. 
 
 
 
Нынешний председатель Совета Алексей Моисеенко (в качестве такового он был избран в январе этого года) рассказал, что в первом полугодии общественники 15 раз посетили исправительные учреждения. В том числе микуньскую ИК-31 – колонию общего режима для содержания осуждённых женщин, куда общественники выезжали трижды. Всего ими было проведено 9 приёмов по личным вопросам и 37 индивидуальных консультаций по вопросам трудоустройства после освобождения. Однако Алексей Моисеенко акцентировал, что общественниками не сделано никакой работы по социальной адаптации осуждённых, состоящих на учёте в уголовно-исполнительных инспекциях. 
 
 
Генерал Протопопов работу общественников похвалил. По его словам, в период грандиозных реформ в системе их помощь неоценима. Проверка ФСИН России, проходившая в ГУФСИН Коми с конца мая по начало июня, показала, что в колониях республики наметились тенденции положительного развития. 
 
В колониях на удорской ветке вскоре установят высокотехнологичное оборудование, позволяющее вести переработку производственных отходов от заготовок древесины. Из опилок будут делать брикеты для отопления. Благо, за многие годы из опилок в районе образовались целые терриконы. Спрос на них велик. Уже сейчас поступают предложения-заявки, в том числе из центральной Европы и Скандинавии.
 
 
Второй важный момент – с 1 января 2013 года в республике откроют два исправительных центра (таких центров в России всего восемь). В них будут отбывать наказание осуждённые к принудительным работам. Условия содержания в них гораздо лояльнее, а предоставляемые рабочие места позволят погасить судебные иски. Уже сейчас ведутся переговоры с работодателями, а с 1 января суды уже будут назначать в качестве наказания за преступления принудительные работы в этих центрах. В свою очередь, исправительные центры помогут решить проблему наплыва гастарбайтеров. В исправительные центры будут перепрофилированы и некоторые колонии-поселения. Сыктывкарский исправительный центр будет рассчитан на 150 человек, Ухтинский – на 80. 
 

А нужен ли лифчик?

Новоиспечённый член совета Сергей Гобанов рассказал генералу о ряде моментов, которые глубоко возмутили его во время посещения колонии для осуждённых женщин. По его словам, женщинам выдают нижнее бельё, оставшееся на складах с незапамятных времён, и выглядит оно так, что ни одна женщина в здравом уме его не наденет. В то же время родственникам запрещено присылать нижнее бельё в количестве, превышающем два комплекта. Гобанову показался абсурдным вопрос инспектора колонии осуждённой: «Ну зачем тебе три лифчика?!», и он задал ему не менее банальный встречный: «А у вас тоже только две пары трусов?»
 
Генерал Протопопов тут же аргументировал проблему с лифчиками – в местах лишения свободы хорошее нижнее бельё расценивают как своеобразную валюту. Если у кого-то его будет много, тут же начнутся размен и купля-продажа со всеми вытекающими последствиями. Но в разумных количествах хорошее нижнее бельё родственникам присылать в колонию разрешили.
 
Впрочем, проблемы есть и с верхней одеждой. Комплект спецодежды зелёного цвета выглядит неплохо, но он один на все случаи. Женщины задействованы во всех ремонтных работах колонии, строят курятник, таскают шпалы, а постирать единственную робу после работы нельзя – она попросту не высохнет до утра. 
 
 
По словам Александра Протопопова, как только работа «швейки» в колонии будет полностью налажена, в производство запустят и пошив более приличного женского белья и дополнительных комплектов спецодежды. Цех, рассчитанный на две смены, будет запущен в июле этого года. Кроме того, в колонии заработает швейный комплекс, курятник. Три тысячи квадратных метров отведено под закрытый грунт – осуждённые будут выращивать в теплицах цветы, зелень, огурцы и помидоры. Александр Протопопов надеется, что дешёвая местная продукция вытеснит поставщиков из других регионов.
 

Больные невольницы

Из 217 женщин, содержащихся нынче в ИК-31, около 60 – ВИЧ-инфицированных. В Микуньскую колонию на лечение поступают ВИЧ-инфицированные женщины-осуждённые со всего северо-западного региона. Женщины пожаловались общественникам, что в колонии не соблюдается тепловой режим, в общежитии холодно. Сергей Гобанов рассказал о медицинском факте, который его всерьёз насторожил – в организме ВИЧ-инфицированного человека от холода возникают необратимые процессы, вплоть до летального исхода. 
 
 
Действительно, в момент этапирования в колонию первой партии сиделиц в феврале в общежитии было прохладно. Но не из-за экономии тепла, а потому как нежилое здание долгое время не отапливалось. Спустя несколько дней температура в общежитии была около 20 градусов. По словам генерала, зимой в общежитии будет тепло. Кроме этого, в колонии готовят другое общежитие, где полностью заменят системы тепло- и водоснабжения, установят стеклопакеты. 
 
 
 
Что касается больных женщин,  то полный ремонт стационара на 60 коек уже начат. Средства в количестве 60 миллионов рублей поступают поэтапно. Правда, по словам общественников, медперсонал посетовал на нехватку высококвалифицированных вирусологов. Для того чтобы заманить их работать в подобном учреждении, нужны веские стимулы.
 
 
Кстати, местные жители не в восторге от соседства с ВИЧ-инфицированными невольницами. Их беспокоит тот факт, что после освобождения они осядут в Микуни.
 

Кадры с душком

Подняли общественники и проблему чистоты кадров. В последнее время сотрудники колоний всё чаще нарушают устав, проносят в исправительные учреждения запрещённые предметы и наркотики. Генерал согласился с тем, что подобрать нынче добросовестный персонал крайне сложно:
 
 
 – Мы сейчас принимаем на работу так называемую «золотую молодёжь», которая воспитывалась в лихие 90-е, как говорится, «без родины и флага». Именно они позволяют себе нарушать закон, мотивируя это нехваткой денег и жаждой наживы. Такие кадры изгоняются из системы навсегда, а отбор стал особо тщательным. Алексей Моисеенко предложил ввести в систему отбора кадров мониторинг семьи, в которой воспитывался будущий сотрудник: «Достойная семья – достойный сотрудник, более совершенной системы не существует!» – констатировал общественник. Генерал отчасти с ним согласился.
 

Собрали образ Стефана 

В завершение заседания Совета общественники приняли участие в выборе эскиза памятника святителю Стефану Великопермскому на территории Свято-Стефановского кафедрального Собора. Дело в том, что чести создать эскиз памятника были удостоены осуждённые ГУФСИН Коми. Эскизов прислали много, их экспозицию представили Владыке Питириму, который также является членом Совета.
 
 
Епископу эскизы не понравились. Вернее, в каждом эскизе он заметил отдельные «вольности» – то лицо не настолько величественно, то платье не соответствует православным церковным канонам. «Сразу видно, что эскизы делали люди не без тени греха», – подытожил Питирим. В ходе бурного и довольно забавного обсуждения автором лица стал осуждённый из верхнечовской ИК-1, облачения – из ЛПУ Б №18, постамента – из ЛИУ-3 (п.Ракпас). Таким образом, сделанный по «сборному» эскизу трёхметровый монумент будет выполнен из гипса на средства, собранные сотрудниками ГУФСИН Коми. 
Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
wpDiscuz