Бонусы в неволе за хорошее поведение

Осуждённые не стремятся выезжать на свободу на социальном лифте

17:59. 19 марта, 2012  
  
0
В рамках реформирования уголовно-исполнительной системы в исправительных учреждениях Коми внедряют систему так называемых «социальных лифтов». Система призвана стимулировать осуждённых к законопослушному поведению. 
 
В состав комиссий по оценке поведения осуждённых и обсуждению предложений по совершенствованию института поощрения спецконтингента будут привлечены представители гражданского общества и общественных объединений. Первая дискуссия о сотрудничестве уже состоялась в минувшую пятницу в Общественной палате РК. 
 
Как сообщили в пресс-службе ГУФСИН Коми, на “круглом столе” присутствовали представители Общественного совета при ГУФСИН Коми, Общественной наблюдательной комиссии РК, Прокуратуры РК, СыктГУ, Коми региональной общественной организации «Совет матерей в защиту задержанных, подследственных и осуждённых», Комитета «В защиту прав заключённых».
 
-Осуждённому предоставляется возможность заслужить улучшение условий отбывания наказания, – заявил замначальника Главного управления ведомства Александр Матвеенко. – В исправительных учреждениях выделяются отдельные помещения с одноярусными кроватями и телевизором. Подобные условия созданы в ИК-1, 25, 48, 49, 51 и СИЗО-3. В улучшенные условия осуждённый может перейти уже через девять месяцев со дня прибытия в колонию. Если, конечно, соответствующее решение примет комиссия по оценке поведения осуждённых исправительного учреждения.
 
Кроме системы “соцлифта”, в учреждениях практикуются различные поощрения. Любой осуждённый, вне зависимости от степени тяжести совершённого им преступления, может претендовать на благодарность (в устной или письменной форме), награждение подарком, денежной премией или на досрочное снятие ранее наложенного взыскания, допускаются дополнительные краткосрочные или длительные свидания и т.д. Основанием для получения дополнительных “бонусов” служит выполнение хотя бы одного из трёх условий: добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в общественной жизни колонии.
 
 
Привлечение представителей общественности в состав комиссий обеспечит наибольшую прозрачность и непредвзятость к данной системе.
 
– А давайте пофантазируем: вдруг все 1500 осуждённых в колонии вели себя хорошо и заслужили возможность перевестись на облегчённые условия. У вас что, найдется полторы тысячи одноярусных коек? – задал первый вопрос член Общественной наблюдательной комиссии Сергей Гобанов. 
 
– Это действительно  из области фантастики, – парировал в ответ Александр Матвеенко. – У нас из 13 тысяч осуждённых только 1400 человек переведены на облегчённые условия. Это 13 процентов. И в будущем, думаю, меньше половины из всех осуждённых будут достойны переведения  в улучшенные условия. 
 
В свою очередь Сергей Гобанов обратил внимание собравшихся на механизм подъёма осуждённого в “социальном лифте”: 
 
– Почему решение об условно-досрочном освобождении не может приниматься на уровне руководителя территориального органа, почему для этого обязательно загружать наши суды? Почему бы не включить в компетенцию начальников колоний перевод осуждённого из колонии строгого режима в колонию-поселение? 
 
– Это, извините, уже даёт повод для коррупции. Одного переведу, а другого – нет, – резонно заметил председатель Общественной наблюдательной комиссии РК Николай Збаражский. 
 
Возвращаясь к этой теме, Александр Матвеенко привёл пример Норвегии. В скандинавской стране вопросы условно-досрочного освобождения решаются на уровне начальника тюрьмы. Однако он же запросто может продлить срок отбывания наказания. 
 
Николай Збаражский предложил увеличить представительство общественников и других независимых лиц в комиссиях по улучшению условий отбывания наказания и повысить их профессионализм: “Пока сотрудников ГУФСИНа большинство, а из независимых лиц – один-два человека. Лучше создать корпус из лиц подготовленных. А то у нас нередко бывает, что члены комиссий на заседании даже не могут понять, о чём идёт речь».
 
Во время «круглого стола» были продемонстрированы слайды о созданных в учреждениях улучшенных условиях и об отрядах со строгими условиями содержания. На основании  приведённых диаграмм присутствующие сделали вывод, что осуждённые не проявляют особого рвения к свободе. Увы, в большинстве случаев комиссии принимают решения в пользу сохранения прежних условий отбывания наказания, немало примеров перевода в учреждения более строгого режима, в отряды со строгими условиями содержания, и лишь незначительный процент осуждённых получает право на улучшение условий отбывания наказания.
Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments