Обвинение по “подъельскому делу” снова составлено неверно?

Суд над четырьмя чиновниками пройдёт в общем режиме

Автор:   
10:46. 7 февраля, 2012  
  
0

Вчера, 6 февраля, в Корткеросском районном суде в закрытом режиме прошли предварительные слушания по уголовному делу в отношении должностных лиц, причастных к гибели 23 пожилых людей на пожаре в в Подъельске.
 
Как сообщили «Красному знамени» в районном суде, в ходе заседания было решено, что основное разбирательство по делу начнётся 21 февраля в открытом режиме.

Также вчера суд отклонил ходатайство Татьяны Колдановой о прекращении в отношении неё уголовного преследования.

Напомним: уголовное дело было возбуждено в отношении  бывшего руководителя Агентства Коми по соцразвитию Константина Сажина, которому предъявлено обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть более двух лиц.

Также обвинения были предъявлены ещё троим бывшим чиновникам.

Так, бывший руководитель админстрации Корткеросского района Николай Ливсон обвиняется в нарушении правил пожарной безопасности, повлекшем по неосторожности смерть более двух лиц. Директорам Центра социального обслуживания населения Татьяне Колданой и Татьяне Шевелёвой предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями, а Колдановой  –  ещё и в превышении должностных полномочий.

По версии следствия, Колданова выносила незаконные решения о помещении пожилых граждан и инвалидов в Дом ветеранов, а Татьяна Шевелёва назначила на должность заведующего отделением социальной помощи на дому лицо, которое не исполняло свои должностные обязанности, вследствие чего была нарушена нормальная и эффективная работа центра, фактически отсутствовал заведующий отделением социальной помощи  Дома №1.

Данное уголовное дело находится в производстве судьи Валерия Мокрецова.

***

– Снова неправильно составлено обвинение, – выразил своё мнение в беседе с нашим корреспондентом правозащитник Владимир Пыстин. – Ведь не было никакого Дома ветеранов. Все социальные работники должны работать исключительно в рамках Закона и на основании Устава. У Центра социального обслуживания населения района тоже есть Устав. Его сотрудники обязаны и могут обеспечивать пожарную безопасность только того имущества, которое является собственностью республики. С 2006 года все муниципальные соцслужбы были переведены в казну республики. А поскольку сгоревший дом не являлся собственностью республиканской казны, то ни один соцработник, вплоть да Константина Сажина, не вправе был вмешиваться в его работу. Для того, чтобы республика взяла дом на баланс, местная администрация должна была ввести его в эксплуатацию как жилое помещение, для чего принять определённые меры. А по документам сгорело здание общественного назначения — школа. В здании был очень длинный коридор, согласно СНиПам, если бы его переводили в жилое, то должны были сделать перегородки, препятствующие распространению огня. А как получилось? С туалета шёл холодный воздух. Да ещё один из проживавших в доме разбил окно. Первые дошедшие до двери открыли её и как только успели выйти — пошла тяга, огонь распространился со скоростью 30 метров в секунду и «ударил» по людям как из огнемёта…  

По правилам, действующим в то время, руководитель Ливсон должен был заказать перепланировку, согласовать проект с пожарной службой. Он этого не сделал, а на свой страх и риск выделил два миллиона рублей на обычный ремонт и вселил людей, ничего не предприняв для обеспечения безопасности. Всё, что вменяли Королёву, — на его совести. Интересно, что на третий день после пожара на столе у  бывшего прокурора  республики Поневежского уже было письмо — немедленно уволить Ливсона с работа. Там же было прописано, какие статьи закона от нарушил. То есть Ливсон должен был сесть. Но у него дочь была заместителем прокурора района, а зять руководил Корткеросским следственным комитетом, который четверо суток после пожара день и ночь занимался запугиванием людей и подтасовыванием документов…  Я предупреждал Стахиева (во время описываемых событий — руководитель райпожнадзора — прим. автора): «Ведь сядешь сам!», советовал признаться в подлоге — не послушал…

Напомним: руководитель райпожнадзора Сергей Стахиев получил реальный срок – три с половиной года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кроме того, Стахиев не имеет права занимать должности в органах Госпожнадзора в течение двух лет.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000