В Сыктывкаре лежачие дети-инвалиды оказались «лишними»?

Родители таких малышей вынуждены бросать работу или отправлять больного малыша в другой город

Автор:   
18:10. 19 августа, 2011  
  
2

В столице Коми нет учреждений для реабилитации лежачих детей-инвалидов старше четырёх лет. Родители таких малышей вынуждены отказываться от работы или отправлять больных крох в другой город — Печору или Ухту.

Член ОП РК, директор регионального некоммерческого детского благотворительного фонда «Сила добра» Татьяна Козлова выступает с инициативой открыть отделение для лежачих детишек на базе Кочпонского дома-интерната.

Она рассказал корреспонденту «Красного знамени» печальную историю одной сыктывкарской семьи.

У молодой одинокой мамы, Янины Кирилловой, родился очень «сложный» ребёнок, ему уже четыре года, но он даже не держит голову. До недавнего времени малыш проходил реабилитацию в сыктывкарском Доме малютки, и его мама имела возможность работать, а в свободное время навещать ребёнка. Но по действующим правилам в Доме малютки воспитанники могут находиться только до четырёх лет, достигшие этого возраста по решению комиссии направляются в Кочпонский или Печорский детский дом-интернат, где воспитанниками являются дети, которые, по мнению медиков, неперспективные.

И этому малышу рекомендовали перевод в Печору. По словам Янины Кирилловой, руководство Дома малютки настаивало на том, чтобы она написала заявление на перевод, потому что без этого документа они не могли этого сделать. Но если ребёнка отправят в другой город,  у мамы не будет возможности навещать его даже два раза в год. Если не отправлять малыша в дом-интернат, то Янине придётся бросить работу и жить на пособие по уходу за ребёнком-инвалидом, которое на сегодняшний день составляет 1700 рублей.

– На праймеризе в Сыктывкаре я озвучивала проблему местонахождения лежачих детей и приводила данный пример, но пока не увидела никакой реакции, – говорит Татьяна Козлова.- Накануне этих событий мы с представителями соцагентства посещали Кочпонский детский дом-интернат, и я пыталась убедить его принять ребёнка Кирилловой в виде исключения. Я слышала, что в Кочпоне есть группа милосердия, где находятся тяжёлые детки. С ними работают узкие специалисты, медперсонал, у них специальные кроватки: всё, что необходимо для того, чтобы детей социализировать, как-то приспособить к жизни. Но в доме-интернате нет лежачих детей — на это нужна специальная лицензия, другой профиль учреждения. Решить проблему Янины в частном порядке мы не смогли.

По словам Татьяны Козловой, Агентство по соцразвитию РК, изыскивая возможные варианты решения «больного» вопроса, предлагало Кирилловой нанять социальную няню, но такая услуга ей, как и многим другим малообеспеченным семьям, не по карману, так как на сегодняшний день она стоит больше 50 рублей в час.

Между тем содержание одного ребёнка в Кочпонском детском доме-интернате стоит 26 тысяч рублей в месяц. Социальная пенсия ребёнка на его содержание не тратится, а собирается до его 18-летия.

– Мы же готовы частично оплачивать пребывание детей в такой группе, – уверяет Наиля Напалкова, мама четырёхлетнего Лёши, больного тяжёлой формой ДЦП. – Если мы будем работать, у нас будут на это средства. Работая, мы приносили бы определённую пользу обществу, потому что занимались бы тем, что умеем, чему учились. Каждый должен заниматься своим делом, в том числе узкие специалисты. Дома я не смогу дать своему ребёнку то, что могут дать специалисты узкого профиля, например, квалифицированный массаж, занятия логопеда, ежедневный медицинский осмотр. Родителям очень тяжело покупать необходимые детям приспособления, например, ходунки, которые стоят десятки тысяч рублей, а в специализированных группах они будут предназначены для всех нуждающихся в них. Воспитание в детских учреждениях осуществляется в системе, а следовать ей дома проблематично. А бросать детей… В нашей семье такой вопрос даже не стоит, хоть нас изначально предупредили о том, что диагноз очень серьёзный и чтобы мы не строили планов.

– Мы живём в Седкыркеще, – вступила в беседу мама другого лежачего малыша, Наталия Коданёва. – У моего ребёнка гидроцефалия, он шунтирован, у него случаются судороги, часто приходится вызывать «скорую», а у нас сами знаете, какая переправа. В поселковой амбулатории нет нужных нам специалистов.

По мнению женщин, существует два выхода из сложившейся ситуации: достойная оплата пособия матери-сиделки или открытие соответствующей группы в Сыктывкаре.

Как нам стало известно, к решению проблемы местонахождения лежачих детей-инвалидов подключилась Уполномоченный по правам ребёнка в РК Нелли Струтинская. От каких-либо комментариев она отказалась, посчитав их преждевременными, лишь дала понять, что намерена обратиться к опыту других регионов.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
иринавлада Recent comment authors
новые старые популярные
влада
Гость
влада

Больных детей было бы в разы меньше, если бы дети с родителями жили в нормальных условиях, вели нормальный образ жизни, не испытывали стрессов, имели возможность своевременного элементарного материального обеспечения. Пособие по уходу за ребёнком – не зарплата, оно не может вдруг стать большим. Но неплохо было бы безотказно обеспечивать такие… Читать далее »

ирина
Гость
ирина

Детишек,в нашей стране,бросают как кошек,только кошка без помощи из вне может приспособиться к жизни,а ребенок-нет. Так почему наша страна не хочет помогать ребятишкам,раз уж так сложилась их жизнь?Жаль,очень жаль!!!