Киски с зоновской пропиской

В колонии № 25 под Сыктывкаром вновь приоткрыли двери

11:46. 14 декабря, 2010  
  
0
 «День открытых дверей» – название мероприятия для мест лишения свободы звучит более чем саркастично. Тем не менее в прошлую субботу двери Верхнечовской колонии № 25 действительно открыли, но только для родственников осуждённых. Этот день для них – не только лишнее свидание. Им показали зону изнутри и, можно сказать, дали возможность примерить на себя арестантскую робу на несколько часов. 
 

Оторваны от дома

Дни открытых дверей в колониях Коми в последнее время стали проводить всё чаще. Желающих лишний раз свидеться с отбывающими наказание родственниками набирается много. Хотя тех, кто ждёт встречи за забором, – явный перевес.

Эта новинка – хорошо забытое старое. По словам сотрудников, лет двадцать назад такие дни проводились в зонах республики постоянно. Упразднили их «из-за лишней мороки». Для этого необходимо в выходные дни «отрывать от дома» сотрудников. Но с приходом в ГУФСИН РК генерала Александра Протопопова они и так каждый день «оторваны от дома». Рабочий день, с их слов, с шести утра до девяти вечера без выходных.

Зайти в колонию не так-то просто. На контрольном пункте всех досматривают и проверяют металлоискателем. Ключи от квартиры пришлось вытащить из сумочки и показать дотошному инспектору. Эта мера необходима – несмотря на запрет, родственники, проходя в колонию, часто «забывают» выложить из карманов наркотики, сим-карты к мобильникам и многие другие атрибуты свободной жизни.  

 

«Запрещёнки»

О них-то как раз и рассказал начальник колонии Михаил Жердев, заведя родственников в помещение с внушительным стендом изъятых «запрещёнок». Здесь был целый арсенал кустарных приспособлений для изготовления самогона, заточки, ножи, самодельные кипятильники и даже большой бур – им осуждённые пытались пробурить дыру в стене.

Начальник привёл также статистические данные, согласно которым только за последние полтора месяца в колонии изъяли около трёхсот литров браги. У родственников «пьяная» статистика вызвала почему-то весёлую реакцию. В толпе раздались смешки: «Да им тут можно целый ликёро-водочный завод открывать!» Активистка Комитета матерей невинно осуждённых сделала вывод: «Они так к встрече с нами готовились…»

На территории колонии всем женщинам настоятельно рекомендовали не разбредаться. В колонии строгого режима, где содержится тысяча двести осуждённых мужчин, женщина запросто может «потеряться». Момент нашего посещения пришёлся как раз на прогулку. За ограждением чернела огромная толпа в чёрных робах. Все арестанты устремили взгляд на нас, а мы – на них. Впрочем, калитка в отряд была открыта настежь, и ничто не мешало им к нам приблизиться. Рядом прохаживался инспектор с болтающейся на боку дубинкой. Как он пояснил, дубинка была в чехле, чтобы не демонстрировать её перед журналистами: «Убрал её в чехол от глаз журналистов, а они, – кивнул он на чернеющую толпу, – прекрасно знают, что она у меня есть…» 

 

В столовой для гостей накрыли стол. Фото автора 

 

Больные, но опасные

Фотографировать осуждённых без их разрешения нельзя. Особенно опасно снимать толпу. Всё равно найдётся тот, кто затеет с фотографом судебную тяжбу. Прецеденты уже есть. Осуждённый выдвинул претензии к одному из республиканских телеканалов и потребовал возместить «моральный вред» в кругленькую сумму.

Этот день для невольников был знаменателен ещё и тем, что в зоне был организован концерт. Религиозные песни в исполнении волонтёров одной из конфессий отнюдь не мешали свиданиям между заключёнными и их родственникам. Они сидели в обнимку, громко шептались и невпопад хохотали в тот момент, когда исполняли песню о распятии Христа.

Затем была экскурсия в медчасть и стационар. В принципе, палаты для больных осуждённых мало чем отличаются от тех, которые есть на свободе. Наоборот, здесь гораздо чище, хороший ремонт, на стене висят часы, на окошках – цветочки, а под столом – пушистая кошка. Муська – киска с зоновской пропиской. Родилась здесь же три года назад. Осуждённые её любят и балуют «Китикетом».

О том, что здесь лечатся люди хоть и больные, но опасные, говорит решётка в комнате для процедур. Позабавило так называемое отверстие, куда осуждённый подставляет зад, когда ему делают укол.

Рентгеновский аппарат очень старый, но трубка новая. Как пояснил доктор, работоспособность прибора зависит именно от неё. А аппарат здесь необходим – осуждённые зачастую заглатывают разные предметы, чтобы попасть в больницу.

 

 
Арсенал изъятых запрещённых предметов внушителен. Фото автора

 

Кошек здесь любят

Затем нас провели в жилое помещение, где оказалось множество кошек. В этом отряде их было пять. И все были очень ухожены. В основном чёрной окраски. Видимо, кошки подбирались под цвет робы. Кстати, животные лежат только на кровати хозяина. Приходу гостей они не очень-то обрадовались, начали испуганно принюхиваться к нашему «аромату свободы». «Запах неволи» и вправду здесь доминировал. Описать его невозможно – это какой-то удручающий     запах мужской тоски и одиночества.

Те, к кому в этот день никто не приехал, стояли рядом с кроватями и наблюдали за гостями. В небольшой столовой был уже накрыт стол с претензией на ресторанную сервировку – видно, что старались. Содержимое большого холодильника на кухне говорило о том, что хозяева тут задержатся всерьёз и надолго. И это правда. Согласно тюремной реформе в эту колонии перевезли всех осуждённых, впервые отбывающих наказание за серьёзные нарушения – разбои и убийства.
 

Животные лежат только на кровати хозяина. Фото автора

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments