В Подъельске состоялось освящение куполов

Епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим освятил в четверг купола и крест храма во имя иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» в Подъельске (Корткеросский район).

15:52. 5 мая, 2014  
  
0

Фактически это означает конец многострадального строительства новой церкви в этом селе, ставшем известным из-за печальной памяти пожара 31 января 2009 года, унёсшего жизни 23 стариков местного дома-интерната. О том, как непросто шло это строительство, «Красное знамя» писало уже неоднократно.

День освящения выдался замечательным. Светило настоящее ласковое майское солнце. И когда мы въезжаем в Подъельск, первым же человеком, встречающим нас, оказывается сам Алексей Королёв – глава администрации села. Он стягивает с руки перчатку.

– У нас субботник, – поясняет Алексей Иванович. – Убираемся – и затем освящаем купола. У построенного, светящегося свежими бревенчатыми венцами храма стоят блистающие на солнце три купола и крест. Пока они на земле, ждут часа своего освящения. После этого их можно будет монтировать на крышу и ждать уже завершающего акта – освящения всего храма и его алтаря. С этого момента храм окончательно «оживёт».

Я подхожу к нему, не успеваю перекреститься, как дверь открывается, и меня встречает старая знакомая – Эльза Королёва, главный подъельский православный активист. Она числится всего лишь завхозом Подъельского прихода Русской Православной церкви, но энергия этой, далеко уже не молодой, женщины такова, что оказалась способна претворить в жизнь те планы, о которых регулярно вещали политики, но которые шли с исключительным скрипом.

– Храм встал в сумму где-то чуть больше миллиона, – говорит Эльза Семёновна. – Собственными силами мы собрали примерно 350 тысяч. Собирали по всей России. Но требуется ещё примерно 500 тысяч, чтобы завершить установку куполов и внутренние отделочные работы.

Пока мы ждём епископа, мне рассказывают удивительные подробности строительства. Для просителей на него естественно в первую очередь обращаться к крупным компаниям, работающим в республике. Увы – на просьбу помочь откликнулись только Сбербанк и Монди СЛПК, которые помогли с заливкой фундамента. Всего по стране было отправлено около 5000 (!) писем.

– И вот вдруг мы получаем 300 тысяч от какой-то компании-нефтетрейдера из Москвы, – рассказывают мне. – Кто, что, почему – Бог весть. Проходит некоторое время – 50 тысяч от компании «Уралхим» из Перми. А многие местные так и отмолчались…

Но построенная церковь во имя «Неопалимой Купины» – это только часть того, на что замахивается Подъельский приход. В двух шагах от неё – бывший Свято-Троицкий, и уже не деревянный, а кирпичный, храм, в котором нынче располагается котельная. Свято-Троицкому храму скоро исполнится 140 лет, и православные жители Подъельска давно приглядываются к нему.

– По плану, в течение нынешнего года котёл должен быть демонтирован, – говорит Алексей Королёв. – Но Коми тепловая компания, владеющая котельной, просит разработать проект переустановки его на новое место (которое, кстати, уже определено) нашу администрацию, что при нашем бюджете просто нереально. По данным местного фермера Михаила Кощеева, КТК, кроме того, в случае демонтажа котла из бывшей церкви желала бы его продать, оценивая товар в 281 тысячу рублей.

Приезжает вл.Питирим, приветствует всех пасхальным приветствием «Христос воскресе», освящает купола и крест и обращается к собравшимся сельчанам с проповедью, в котором звучат недвусмысленные отсылки к событиям нынешних дней:

– Сегодня наша церковь празднует память иконы Пресвятой Богородицы Максимовской, что во Владимире. В 1299 году митрополит Киевский и всея Руси Максим перенёс свою кафедру из Киева во Владимир, а в 1325 году она переехала в Москву. Время показало, что это было совершенно правильное решение…

– Ныне освящённые купола и крест освятят и эту местность, и душа этого богоспасаемого села будет отныне находиться в храме, – завершает свою проповедь вл.Питирим.

После освящения он посетил новопостроенный храм, после чего ответил на вопросы «Красного знамени».

– Преосвященный владыко, вы ведь не первый раз в Подъельске…

– Конечно. Я приехал сюда сразу в день пожара, и через четыре дня снова приезжал с Главой республики. А затем – на годовщину, в день поминания. Я здесь часто был, в том числе осматривал этот (показывает на бывший Свято-Троицкий – прим. ред.) храм, который сейчас в частной собственности, но его приватизация, естественно, незаконна. Ну, коль сейчас построили новый храм, вопрос так остро не стоит. Я благодарен правительству Республики Коми, что оно отозвалось на горе людей и помогло строительству этого храма «Неопалимой Купины», который своим названием призван молитвенно напоминать о том страшном событии, когда здесь сгорели люди. Посещал я и молитвенную комнату, которая была здесь до постройки храма. Так что я с этим селением давно имею связь, даже ещё с тех пор, когда был священником в Троице-Стефановском Ульяновском монастыре.

– В Подъельске встаёт вопрос о бывшем храме…

– Да, и я его всегда ставлю. Это историческая несправедливость, когда приватизируют то, что принадлежало церкви.

– Здесь налицо если не мерзость запустения, то по крайней мере явно нецелевое использование.

– Мало того. Я вообще считаю, что это памятник архитектуры, хотя он и не проведён в списке таковых. Мы ставим вопрос перед Росохранкультурой, что Подъельский храм должен быть объявлен федеральной или республиканской ценностью как памятник. Это же очевидно: другие храмы с точно такой же архитектурой памятниками являются, а этот не является. А потом, посмотрите: это частная собственность, но ведь видно, что хозяин не радеет. Кровля дырявая, и памятник архитектуры страдает. Правительство всегда должно требовать прилежного использования такого памятника, в какой бы собственности он ни находился. Я думаю, здесь мы имеем дело с прямым нарушением права использования исторического здания. Вы знаете, я ведь заходил в этот храм, в том числе в ту часть алтаря, где у кочегаров курилка. И видал, как на столе они играют там в карты. То есть это вообще бесовщина. Ходить больше туда не желаю, чтобы видеть такую срамоту и такое кощунство. Я думаю, что это вообще позор для людей, которые так делают. Совесть здесь никогда не может быть успокоена, и сердце моё болит, когда вижу продолжающееся беззаконие. Ему нужно положить конец.

– Нет ли у вас желания провести что-то типа мониторинга храмов, которые находятся в таком нецелевом использовании?

– А мы уже готовим документы для судебных санкций.

– Таких храмов много? – У нас сейчас 22 не переданных храма, мы их называем «в оккупации». В частной собственности два – это здесь и Вознесенский в Сыктывкаре, небольшой деревянный храмик недалеко от кафедрального собора. Остальные храмы – в оккупации государства. Государство потихоньку их отдаёт. Там располагаются в основном дома культуры и библиотеки. И как-то сохраняются. Вот, скажем, в Пажге храм находится под клубом, но он сохраняется. Он сухой, его хотя бы грибок не съедает. В Подъельске, конечно, более ужасное положение. Казалось бы, сейчас частная собственность процветает, но здесь мы видим, что хозяин – не лучшего хозяйственного уровня. Его и хозяином-то назвать даже неприятно.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000