Какая любовь в тюрьме?

Репортаж из мест не столь отдалённых

17:50. 5 декабря, 2010  
  
0
Поездка в колонии, расположенные в посёлках чиньяворык и синдор княжпогостского района, обернулась для журналистов столицы испытанием. представители прессы добирались до места назначения на перекладных – сначала на неисправной машине, потом в ледяном автобусе ракпасской тубколонии. Учитывая, что за окном было минус тридцать, сотрудники сми впали в ледяной транс.

Другие гости – депутат Госдумы Евгений Самойлов, глава Княжпогостского района Виктор Попов и начальник ГУФСИН генерал Александр Протопопов – лихо подъехали к колонии на машине и в отличие от журналистов были полны энтузиазма.

Им предстяло открытие в Чиньяворыке очередного социального ведомственного магазина «Краюшка». Это уже седьмая по счёту торговая точка ведомства. Действуют по два магазина в Воркуте и Сыктывкаре, ещё по одному в Мозындоре и Ёдве. Гости отметили, что цены в них действительно «социальные» – хлеб стоит на 4 рубля дешевле, чем в обычных торговых точках.

Сотрудники колонии порадовали собравшихся традиционной песней про Чиньяворык, из которой следовало, что посетить этот край стоит только из-за того, что он «богат славными уфсиновскими бойцами и колониями».

Вторым пунктом миссии высоких гостей было вручение колонии компьютеров – предвыборный подарок от одной из политических партий. Как выяснилось, компьютеры предназначались для сотрудников зоны в «целях улучшения эффективности их работы».

А о качествах, необходимых для сотрудников, напоминал плакат под стеклом при входе в управление со словами Дзержинского: «Чекист должен иметь холодную голову, чистые руки и горячее сердце». Впрочем, как обмолвился журналист из местной газеты, долгие годы при входе в это здание красовался плакат со Сталинской цитатой: «Не хочешь решать проблему – сам становишься проблемой…».

С несколькими из таких «проблем» удалось пообщаться на территории зоны. В маслобойне, оборудованной по последнему слову техники, мы повстречали «аварийщика» Станислава Сафронова. Из далёкого Екатеринбурга на два года в северный посёлок его привело случайное ДТП. Экономист с высшим образованием нынче сбивает масло и надеется на скорое условно досрочное освобождение (УДО). По его словам, сбивать масло – процесс творческий и далеко не простой. Поэтому в учебном пункте колонии ему пришлось пройти трёхмесячные курсы. Признался, что после освобождения с маслом больше связываться не будет.

В цехе по розливу соков работает москвич Владимир Ряскин. Дома у него жена и ребёнок, но им бы он такие соки не купил. На свободе в Москве он занимался поставками продуктов питания для спортсменов. Осуждён по статье «Мошенничество». Срок небольшой, но всё равно лелеет надежду на УДО.

В хлебопекарне колонии Светлана Паршина из Усинска чувствует себя уже практически на свободе. Дома она работала как раз в пищевой промышленности, поэтому, когда здесь решили выпекать не только хлеб, но и различную выпечку, её кандидатура была тут же одобрена. Кстати, булочки очень вкусные и, по словам местных жителей, в ведомственном магазине раскупаются влёт, поэтому работой Светланы довольны. Она в свою очередь считает удачей, что перевелась сюда из женского участка колонии-поселения в Дежнёво при ухтинском «строгаче».

– Условия здесь лучше, и соседки по нарам тоже – делимся всем, что у кого есть. Там, в Дежнёве, сокамерницы были такие, что, как говорится, «бычка» докурить не дадут, – рассказывает Светлана. – Здесь и условия получше. Есть шикарные душ-кабинки, выдают гигиенические средства для женщин. И погулять можно, сходить в магазин без сопровождения инспектора и купить что душе угодно. В Дежнёве мы не могли отходить от барака дальше, чем на десять метров. Многие отговаривали меня ехать сюда. Мол, шансов уйти по УДО здесь мало. В Дежнёво, действительно, работы нет, а барак переполнен, поэтому их стараются «разгрузить».

– Приезжали ли ко мне сюда родные? – взгляд осуждённой становится грустным. – Тяжело это всё. Стыдно за свой поступок (Светлана попала сюда за воровство. – прим авт.). Скучаю по детям, но надеюсь на скорую встречу. Да, те женщины, что работают на производстве, не обделены мужским вниманием. Осуждённые мужчины и женщины вместе работают на мукомолке. Но я на них внимания не обращаю. Ну какая может быть любовь в тюрьме…

В момент нашего приезда в школе чиньяворыкской колонии шли плановые занятия. Совсем молоденькие осуждённые девочки и мальчики постигали азы химии. Визит генерала Протопопова почему-то не вызвал у них никакой реакции, ученики даже не привстали его поприветствовать.

– Ага, химия за десятый класс, – с интересом взглянул на учебник начальник ГУФСИН. – Да, химия вам действительно пригодилась. Брожение – это ведь тоже химический процесс. Сколько мы у них на прошлой неделе бражки-то изъяли? – поинтересовался он у стоящего рядом начальника ОИК-З7 Николая Халака. – Вот-вот, около шести литров. А потом поселенец напился браги и вообще убежал. Нахимичили, – с досадой пожурил их генерал.

А в другой колонии колонии – ОИК-41 в Синдоре – возле здания управления мы увидели местную достопримечательность – великолепный спортивный комплекс. Бывший министр физкультуры и спорта РК Валентин Иванов, отбывавший здесь наказание, был в этом спорткомплексе завсегдатаем и организатором разных спортивных мероприятий.

Как рассказали местные жители, здание, как правило, пустует и даже дорожки к нему никто не чистит. Внутри здания всё блестит, но царит гулкий ледяной холод. Гостям объяснили, что комплекс всегда в работе и разные организации частенько арендуют его для соревнований.

Возле входа в управление ОИК-41 висело объявление о приёме заявок на мясо кроликов. Буквально в этом году сельхозпроизводство перевели в Синдор из другой колонии в Глубинке. Оттуда перевезли свиней и коров, завели кур и кроликов. К следующему году, по словам руководства, поголовье свиней вырастет до тысячи голов. Благо ухаживать за ними будет кому. Согласно тюремной реформе в Синдоре будет два подразделения – тюрьма строгого режима, осуждённые которой будут заниматься переработкой сельхозсырья, и колония-поселение, где будут заниматься производством продукции. Кстати, в ликвидированной Глубинке ранее содержались осуждённые, больные ВИЧ-инфекцией.

В планах ГУФСИН решить и вопрос с женщинами-осуждёнными, которых пока направляют в участки колоний-поселений при мужских колониях, в частности в Чиньяворыке и Дежнёво. Для них планируют создать женскую колонию в Микуне и наладить там швейное производство. Кстати, каждый год в Коми осуждают порядка тысячи женщин, многих из них увозят далеко за пределы республики.
 

Познания в химии пошли осужденным не впрок. Фото автора

Москвич Владимир качество сока не одобряет. Фото автора

Сбивание масла – процесс творческий. Фото автора

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments