Слово не для протокола

Завершается судебный процесс по делу Григория Чекалина

Автор:   
18:00. 2 декабря, 2010  
  
5
На прошлой неделе в процессе по обвинению Григория Чекалина в даче заведомо ложных показаний о фальсификациях, допущенных при расследовании уголовного дела о поджоге торгового центра «Пассаж», подсудимый выступил с последним словом. Откровения бывшего прокурора о тайных пружинах и личных интересах, реально двигавших расследование были явно не «для протокола», но «от души».

Сначала в суде выступил защитник Чекалина Григорий Бураков. Он поблагодарил своего подзащитного «за то, что он лично мне, общественности и другим следователям дал определённый глоток свободы слова в уголовном процессе». Отдельно адвокат выразил признательность прокуратуре за невнятное и куцее обвинение. Благодарности удостоился и государственный обвинитель Овчинников, в своей речи развернувший доводы следственного комитета до высокого пафоса о чести и достоинстве работника прокуратуры вообще.

«Я надеюсь, что в дальнейшем следователи… не будут умалчивать об известных им фактах фальсификаций, основываясь на деле Чекалина и на примере Чекалина. Но это произойдёт, по моему мнению, лишь в том случае, если они увидят, что по делу Чекалина было справедливое судебное разбирательство и провозглашён правосудный приговор», – заявил адвокат.

Затем выступил подсудимый и заявил, что он не верит в справедливый приговор, поскольку заключение Верховного суда РК о виновности в поджоге «Пассажа» Алексея Пулялина и Антона Коростелёва не оставляет выбора судье Печинину: «На повестке дня остались лишь два вопроса – квалификации моих действий и назначения наказания».

В процессе судья дважды отказывал стороне защиты в оказании содействия для обеспечения явки бывших и действующих сотрудников УФСБ по РК: «Мотивом отказа в удовлетворении ходатайств служило, по мнению суда, то, что указанные лица не смогут сообщить сведения, имеющие отношение к предъявленному мне обвинению. Но в вашем присутствии был допрошен генерал Пиюков, полковник Тырин, которых суд не хотел видеть за трибуной для допроса. Неужели у кого-то из присутствующих здесь остались сомнения в том, что эти свидетели сообщили суду сведения, полностью подтверждающие мои показания о фальсификации доказательств и имеющие прямое отношение к предъявленному мне обвинению?»

Григорий Чекалин вспомнил и о других несостоявшихся свидетелях – экс-Главе РК Владимире Торлопове и руководителе Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК Николае Басманове,  в обеспечении явки которых суд отказал стороне защиты:

– Вы только представьте себе, как много интересного нам мог поведать г-н Басманов, которого Шуклин (бывший прокурор РК Александр Шуклин – ред.) пытался долгое время уволить. Именно из-за этого в 2007 году Басманов больше полугода сидел на больничном. А потом, после своего назначения на должность руководителя Следственного комитета, стал мстить Шуклину. Ведь никто не опроверг мои слова о том, что именно Басманов был больше всех заинтересован в моем допросе в суде  только для того, чтобы потом иметь возможность подвести Шуклина под увольнение. А о личном контроле за расследованием и судебным рассмотрением дела о «Пассаже» Торлопова мы вообще все хорошо осведомлены. Но, увы, ни следствие, ни суд почему-то не позволили стороне защиты допросить их.

Из речи Чекалина можно сделать выводы и о других «пружинах» громкого скандала:

– Ещё до моего допроса в суде заместитель Генерального прокурора России Гуцан знал о том, что работник прокуратуры города Ухты Чекалин пойдёт в суд давать показания о фальсификациях доказательств, задокументированных и подтверждённых сотрудниками УФСБ по Республике Коми. Так задайтесь вопросом: почему меня никто не остановил? Значит, это было нужно Генеральной прокуратуре! А зачем это было нужно Генеральной прокуратуре? Затем, чтобы снять неудобного для всех прокурора республики Шуклина! А зачем снимать Шуклина? Потому что он полез туда, куда лезть не стоит – в Жёлтый дом и Госсовет. Неужели в Жёлтом доме и Госсовете работают нечестные люди? Этот вопрос  я оставлю без ответа. У каждого даже мало-мальски адекватного жителя республики уже давно не осталось на этот вопрос второго ответа…

Подсудимый Григорий Чекалин попытался внести некоторую ясность и в довольно странную позицию следователя Чекалина в процессе расследования уголовного дела о поджоге:

– Поймите одно: вопросы фальсификации доказательств, как само собой разумеющееся, обсуждались на совещаниях при прокуроре города Ухты Санаеве. Я настаиваю на этом, и только благодаря попустительству Санаева, а не моему молчанию, фальсификации были совершены.  Представьте себе такую ситуацию: при мне и прокуроре города ставится вопрос о необходимости подделки протокола допроса свидетеля Хозяинова. Прокурор города реагирует на это, как на обычный вопрос повестки дня. Я знаю о том, что прокуратура РК требует скорейшего направления дела в суд. И тут я заявляю, что слышал на совещании, но не уверен в том, что подделка совершена. Где гарантии того, что подделанный протокол допроса свидетеля Хозяинова не «потерялся» бы так же, как… файл этого допроса из рабочего компьютера Надуева. В итоге меня бы обвинили в том, что я разваливаю дело в чьих-то интересах, Хозяинов бы всё равно опознал Пулялина, и ничего бы не поменялось. Фальсификации бы продолжились, но уже никто бы не посмел заявить о том, что они имеют место. Именно поэтому, когда дело было на столе у судей Верховного суда РК и «добропорядочные» следователи и прокуроры уже не имели доступа к его материалам, чтобы исправить свои подделки и фальсификации, я и сообщил суду об известных мне фактах. Как итог – фальсификации подтвердились, суд пришёл к выводу, что в деле нет ни одного доказательства, подтверждающего причастность Коростелёва и Пулялина к поджогу. Частное определение выглядело как обвинительное заключения для Власенко и нескольких работников милиции. Но, увы, в нашей республике место юстиции по-прежнему занимает политика. И как доказательство этому, оправдательный приговор и частное определение были отменены…

Из выступления подсудимого яснее стала краткая биография способного, но бывшего прокурора: родился в многодетной семье, родители — простые люди,  16 лет уехал в Санкт-Петербург, самостоятельно получать высшее образование (работал и учился), в  20 лет начал работать следователем в прокуратуре Ухты, в 23 года стал следователем по особо важным делам, в 24 — заместитель прокурора города.

Почему же явно талантливый и неглупый человек поставил крест на блестящей карьере?

– Давайте на секундочку представим себе, что я никогда не был допрошен в суде по делу Пулялина и Коростелёва. Что изменилось бы? Я отвечу Вам – ничего!!! Суд под председательством Кунтаровского всё равно бы вынес оправдательный приговор, а суд под председательством Никитина – обвинительный.  Я бы продолжал работать в прокуратуре и наверняка в должности прокурора города или района. Никто бы и не знал, что свидетель Хозяинов никогда не мог опознать Пулялина, что протокол его допроса подделан и имеются сомнения в подлинности ещё целого ряда доказательств. Пулялин и Коростелёв точно так же бы отбывали наказание, и никому в республике не было бы дела до этих молодых парней. Ни у кого бы не возникло сомнения в их причастности к поджогу….

Я дал всем вам шанс объективно оценить работу следствия в деле о поджоге «Пассажа». Я дал всем вам шанс самим убедиться в неоднозначности позиции следствия, прокуратуры и суда о виновности Пулялина и Коростелёва. Я вместе с Евсеевым открыл глаза общероссийской общественности на беспредел правоохранительных органов РК. Но я не считаю себя жертвой! Я сделал сознательный выбор и буду следовать ему, чего бы мне это не стоило… Ваша честь! Заканчивая свою речь, я хочу сообщить, что вы обязаны избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в вашей объективности, справедливости и беспристрастности. Реалии современной российской юстиции таковы, что для вынесения правосудного приговора, помимо перечисленных качеств, судья должен обладать настоящим мужеством. Мужеством, которое позволит ему не пойти на поводу у коррумпированных чиновников и постановить по делу единственно возможное справедливое решение. Ваша честь, я желаю Вам мужества и прошу помнить, что от Вашего решения зависит не только моя свобода, но и жизни двух невинно осуждённых молодых людей.
 

Поделиться в соцсетях

guest
5 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Вера
Вера
02.12.2010 18:52

Прокуроры в Сыктывкаре из той же “серии”, что и Лахтин, Каримов, Ибрагимова. Но те хоть чужака (М.Б. Ходорковского) засуживают – стараются, а эти своего коллегу. Который ничего преступного не совершил, кроме того, как сказал правду. И так уверены, что им не воздастся по делам их?

Леха
Леха
02.12.2010 21:16

Григорий,все у вас получится. Давно слежу за этим делом,и с каждым днем все больше и больше убеждаюсь в вашей правоте. Надеюсь,что суд того жде мнения. Народ за вас. Удачи!

конфуций
конфуций
02.12.2010 21:42

какой же ему сегодня профессиональный подарок преподнесут?

мюнхаузен
мюнхаузен
02.12.2010 21:45

сказал бы я тебе, Леха (возможно мы и знакомы)…. что в этом деле и кем руководит… особенно за спиной… человека

Полковник
Полковник
03.12.2010 09:23

Полтора года… как и следовало ожидать. Ни два: ни полтора. Жить то хочется, хоть и ножки тоненькие.