Дело наживное

Методическое пособие от Якова Юдовича для молодёжи о том, как дожить до седин и не впасть в маразм

Автор:   
13:29. 18 марта, 2012  
  
0
Есть у этих заметок вообще-то более прозаическое название. Это не что иное как доклад на расширенном заседании Учёного совета Института геологии Коми научного центра, сделанный на своё 75-летие самим юбиляром – выдающимся учёным-геологом, доктором наук Яковом Эльевичем Юдовичем. Но доклад докладу рознь. Тема, которой он был посвящён, взята не из перспективных научных планов, а из ядерного жерла самой жизни. Присутствующим не обязательно было обладать учёной степенью (а такие только, в основном, и сидели в зале), чтобы понять, что автор влез, строго говоря, в несвойственную геологической науке среду, о чём можно судить уже по первым фразам доклада…
 

Старикашка – так только успешный

В большинстве человеческих обществ (кроме самых примитивных) к старикам относятся с уважением. Это уважение возникло потому, что старики полезны обществам как носители информации. Они знают по своему жизненному опыту повадки и образ жизни дичи и поэтому могут дать полезный совет – как её лучше выслеживать и добывать. В силу своей длинной жизни они обладают ценным метеорологическим опытом: знают, когда может быть дождь или ураган, знают приметы наступающей засухи, сильных морозов или оттепели. Они знают, когда лучше сеять или начинать косить и так далее. В лесу они знают грибные и ягодные места, а на реке – где лучше ловить, а где ловить бесполезно. В политике они умеют находить компромиссы, что помогает выживанию популяции.
 
Всё это общеизвестно, и поэтому, повторяю, к старцам обычно относятся с уважением. Ну, а мы-то с вами, здесь собрчавшимися, занимаемся профессионально наукой, и поэтому вполне правомерен вопрос: а есть ли хоть какая-то польза от старичков в науке? Тем более у нас в геологии: старичок уже хил и слаб; его одолевают болезни; на учёных советах в основном спит; в поле он уже не ходок – так какой от него толк? Очевидно – никакого толка нет!
 
Поэтому поставим вопрос в иной плоскости: вот этот конкретно взятый старикашка (всем понятно, что это именно он сам, докладчик – В.Т.) – он успешный человек или нет? И я думаю, что ответ не вызывает особых сомнений: естественно, да! Если придерживаться определения: успешный – это такой человек, который добился в своей жизни поставленных перед собой целей. (Вещдоки успешности – гора написанных книг. Они все, даже уложенные в виде черепицы, не поместились на широченной столешнице для игры в настольный теннис – В.Т.).
 

Можно ли препарировать успех?

Проанализируем – из чего, из каких компонентов складывается жизненный успех человека. Во-первых, из генов – из того, что человеку дали папа с мамой. Во-вторых, из сознательных волевых усилий, которые человек в состоянии развить для достижения цели. В-третьих, из условий окружающей среды, в которой человек проводит свою жизнь. В-четвёртых, из его лично-семейных обстоятельств: были они благоприятными или нет.
 
Я начну с конца и буду весьма краток. После первого неудачного опыта женитьбы (вследствие чего я, однако, заимел дочку, которой, кстати, очень доволен) я попробовал ещё раз – и весьма удачно! С Мариной Петровной* мы живём уже с 1963 года, т. е. в будущем году будет полвека. Я могу вполне ответственно заявить, что без этого важнейшего в моей жизни обстоятельства я бы сейчас тут не стоял…
 
Окружающая среда – другой определяющий фактор. Десятки миллионов людей в нашей стране НЕ СМОГЛИ СЕБЯ РЕАЛИЗОВАТЬ из-за того, что их жизнь была оборвана или навсегда искалечена войной и тюрьмой, а у миллионов из этих десятков – и тем, и другим… При этом были погублены самые лучшие люди – элита общества. Недавно я ещё раз перечитал одну из своих любимых книг – «В круге первом» Александра Солженицына – и ещё раз вспомнил об этих несчастных людях, в числе которых был и мой отец.
 
Очевидно, что мне необыкновенно повезло. Я ухитрился прожить целых 75 лет – и ни разу не сидел в тюрьме, не был ранен, искалечен и вообще – даже не был никогда бит!
 
(Тут юбиляр грешит против истины. Был он бит нещадно и не раз! Правда, в шахматах, которые он называет нежно – калабашки. Но если учесть, что всех, кто в шахматы не играет, он причисляет к людям неполноценным, то и к нему самому следует отнестись с той же категоричностью. Например, заклеймить позором за последнее место на одном из давних чемпионатов республики, что припомнил юбиляр лишь после доклада, на фуршете. Справедливости ради нужно сказать, что к своим 75-ти докладчик достиг в шахматах силы кандидата в мастера спорта, а среди блицистов подвизается аж в первых рядах). 
 
Итак, два важных компонента успеха у меня были – крепкий тыл в лице Марины Петровны и то нетипичное для России – мирное время, без массовых убийств и без войны, в котором прошли мои зрелые годы. ДОБАВЬТЕ К ЭТОМУ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОПРИЯТНУЮ МИКРОСРЕДУ – наш замечательный Институт! Недаром же академик Соколов** назвал его Голотипом академического геологического учреждения, а великий литолог и одновременно выдающийся литературовед, исследователь творчества Твардовского и Заболоцкого, узник Воркуты и мой старший друг Адриан Владимирович Македонов как-то назвал Сыктывкар – «раем на Земле»!
 
Следующий компонент – волевые качества. Здесь, боюсь, мне особо похвастаться нечем. Да, я старался их в себе воспитывать, но до по-настоящему волевых людей мне очень и очень далеко. 
 
Переходим к первому компоненту – генетическому. Имея много времени для наблюдения над самим собой, – тем, что Николай Бердяев, один из моих любимых философов, так удачно назвал Самопознанием, – я пришел к выводам, показанным на этом частотном графике…
 
(В этом месте докладчик демонстрирует несколько графических рисунков (какой же учёный, излагая даже собственную биографию, не преминет воспользоваться строгими абсциссами и ординатами!), из которых следует, что у него явный недостаток природных дарований. Но всё же процентов пять, по его словам, находятся и этого вполне достаточно для того, чтобы заниматься научной работой плодотворно. Юбиляр, однако, ничего не сказал о чисто родственных генах. А ведь у его отца с матерью, кроме Якова, были ещё два сына, старше него. И все трое – доктора наук! Возможно, этот факт докладчик просто не смог втиснуть в свой частотный график?). 
 
Итак, итог Самопознания: сочетание хорошей семьи, благоприятной внешней среды и наличие двух способностей выше среднего создали предпосылки успешности в моей научной карьере. Но есть и ещё кое-какие чисто технические, методические подробности моей научной работы, о которых мне бы хотелось рассказать молодёжи. 
 

Галерная работа

Если у человека есть КАЖДО-ДНЕВНОЕ занятие, которое нельзя прекратить, от которого некуда деться, то это я уподобляю гребле на галере, к которой ты прикован. Не грести нельзя (надсмотрщик будет бить), и поэтому галера всё время движется. Галерная работа при всей своей тупости, иногда доводящая человека до полного физического и нервного истощения, необыкновенно ПРОИЗВОДИТЕЛЬНА просто в силу того, что она – длительная! Результат достигается не усилием ума, не вдохновением, не озарением, а просто КОЛИЧЕСТВОМ ЗАТРАЧЕННЫХ ЧЕЛОВЕКО-ЧАСОВ!
 
В XIX веке жил такой химик – Фридрих Конрад Бейльштейн, который взялся за совершенно немыслимое дело – составление каталога всех органических соединений. Как такое возможно, ведь это же гигантский труд, а никаких компьютеров тогда не было? А вот оказалось, что человек это может! Просто он занимался этим каждый день всю жизнь. А так как дней набирается (если рано не умереть) много, то и работа делается…
 
У меня такой галерной работы в жизни было полно. И только этим фактом можно объяснить необъяснимое, на первый взгляд, количество нашей с Мариной Петровной научной продукции. Секрет простой и совершенно понятный – МЫ МНОГО РАБОТАЛИ.
 
Последняя наша галера была связана с сочинением «Финальных Индюков» – геохимических индикаторов литогенеза (литологической геохимии) (за что авторы недавно получили престижную премию имени академика Виноградова – В.Т.). Для этого в течение нескольких лет ЕЖЕДНЕВНО я должен был прорабатывать и реферировать несколько статей (по большей части англоязычных), и галера всегда была завалена литературой, так что сидела ниже ватерлинии. Пик галерной работы приходился на выходные дни, когда можно было не ходить на службу. Всякую пятницу я с тоской оглядывал горку статей и книг, которые громоздились на столе, и которые к понедельнику я обязан был проработать (иначе галера просто пойдет ко дну). 
 
И когда случались редкие эпизоды передышки – галера на несколько дней оказывалась пустой, и можно было нежиться на солнышке – НЕ ГРЕСТИ – я бывал счастлив, как пушкинский «усталый раб».
 
Но странное дело – вытравить из себя галерного раба уже не удаётся. За долгие годы так привыкаешь к ежедневной нагрузке, что когда её нет – чувствуешь себя совершенно не в своей тарелке…
 
Вот почему я могу из своего Жизненного Опыта рекомендовать – искать и находить себе Большие Цели, которые можно достичь только Большим Объёмом Работы.
 
* Марина Петровна Кетрис – жена и муза Якова Юдовича, неизменный сподвижник в науке. 
** Академик Соколов Борис Сергеевич, крупнейший российский палеонтолог, старейшина отечественной науки.
Поделиться в соцсетях

avatar
1000