«Хорошо учится, постоянно врёт…»

Свидетели по делу о «Пассаже» не дружат с законом, но всё ещё надеются на правосудие

Автор:   
14:37. 11 октября, 2012  
  
17
В Верховном суде Коми продолжается суд над предполагаемыми заказчиками поджога ухтинского торгового центра «Пассаж», жертвами пожара в котором стали 25 человек. Почти 9 месяцев государственное обвинение приводило доказательства вины подсудимых – братьев Махмудовых и Валентина Гаджиева – и исправно поставляло своих свидетелей. Мы скрупулезно докладывали читателям о ходе заседаний. Увы, кроме удивительных признаний пожизненно осуждённых за поджог «Пассажа» Алексея Пулялина и Антона Коростелёва, от которых они сразу отказались в самой категоричной форме, пока ничего существенного (на взгляд непрофессионального наблюдателя) присяжным заседателям предложено не было. Между тем в процессе над предполагаемыми заказчиками поджога противоречия множатся.
 

Мы надеялись на сенсации

Надеялись, потому что первый – оправдательный – приговор по делу «поджигателей» Алексея Пулялина и Антона Коростелёва (в июне 2008 года) был настоящей «бомбой». А заявление о фальсификациях в деле озвучил не кто-нибудь, а заместитель прокурора Ухты Григорий Чекалин! 
 
Через год новая сенсация – Пулялин и Коростелёв всё же виновны в умышленном убийстве двадцати пяти человек и заслуживают пожизненного заключения. И это при полном отсутствии  новых доказательств! После суда государственный обвинитель объяснил чудо тем, что в ходе судебного следствия на этот раз удалось правильно разобраться в ворохе косвенных улик. В это же время происходит замена главного прокурора Коми и существенная «чистка» руководящего состава силовых структур в Ухте. Разумеется, вне всякой связи с делом «Пассажа».
 
Затем последовал скандальный суд над бывшим прокурором Чекалиным. Тут уж пресса и Интернет всколыхнулись не на шутку. Не стану спорить, что немаловажную роль в шумихе сыграло влияние бизнесменов братьев Махмудовых. Было понятно, что удар нацелен именно по ним. Косвенно к делу оказались причастны депутаты вплоть до уровня Госдумы и силовики вплоть до заместителя Генерального прокурора РФ. Да и Чекалин – не какой-то там безвестный «отморозок», пешка, которой легко пожертвовать в большой игре.
 
За опального прокурора вступается экс-руководитель УФСБ по Коми Николай Пиюков.  Видеообращение  Григория Чекалина к Президенту попадает в ряд с целой серией аналогичных обращений офицеров силовых структур. В дело вступает такой серьёзный ресурс, как радиостанция «Эхо Москвы». Множатся версии, Интернет кипит… Хотя логичнее, конечно, было бы проявить максимум активности именно в деле самих «поджигателей».
 
Но, тем не менее, и в деле о даче заведомо ложных показаний экс-прокурором Чекалиным появилось столько «косяков», грязи, фальсификаций и подтасовок, что местные «правоохранители» обвинили прессу в продажности. Видимо, в противовес «продажным» СМИ «непродажные» выдали в эфир убойно-объективный фильм «Пассаж. Противостояние». Но в этом «независимом» кино авторы, кроме точки зрения обвинения, не предоставили публике абсолютно ничего.
 
Оставалась надежда на процесс, касающийся заказчиков поджога. Если кто-то полагает, что очень приятно лично убеждаться в беспомощности правосудия, то он должен признать маньяком не только автора этих строк. Нет, мы действительно надеялись услышать и увидеть реальные доказательства вины Пулялина, Коростелёва, Махмудовых, Гаджиева… Если не прямые улики, то хотя бы не абсурдные версии о мифическом интересе крупного строительного бизнеса Ухты к наспех переделанному бараку с громким названием «Пассаж» и не орудия преступления в виде фантастически несгораемых бутылок…
 

Позолоченная молодёжь

О подробном допросе сотрудников вневедомственной охраны Ухты, вызванных по ходатайству потерпевших, мы уже писали. На минувшей неделе настал черед родственников и друзей-приятелей Пулялина и Коростелёва.
 
В ходе их многочисленных допросов и показаний в судах накопилось много мелких и не очень нестыковок и противоречий. Собственно, их разъяснению и посвящены были текущие длительные разбирательства.
 
Подобные противоречия были и в показаниях полицейских. Их сомнения в собственной памяти вызывали в зале то смех, то недоумение. На этот раз ничего подобного не происходило. Основные нестыковки свидетели вполне логично объясняли многочисленностью и длительностью допросов на этапе предварительного следствия. В зале суда эти несоответствия находили вполне разумное толкование. Хотя была и одна более серьёзная причина. Но об этом позднее.
 
Из показаний отца и матери Алексея Пулялина, его подруги Анастасии Олениной, приятеля Сергея Булгакова, из подробностей ночи перед трагедией и самого дня пожара, из описания разнообразных конфликтов внутри и возле развлекательного центра «Домино» складывается довольно характерная картинка молодёжного быта. 
 
Компания подростков 17-18 лет где-то понемногу учится и работает, ночи проводит на дискотеках и в дешёвых клубах (желательно – на халяву), на одной из свободных на тот период квартир они собираются, пьют пиво, ночуют… Свидетельница Анастасия немного выделяется, поскольку не пьёт и не курит. Закадычные друзья Алексей и Антон выделяются в другую сторону – криминальную. В свои 18 лет они уже имеют по этой части определённый авторитет.
 
Стоит отметить неоднократно прозвучавшую характеристику Алексея Пулялина: «Умный, весёлый, хорошо учится, постоянно врёт и прикалывается». Фотография Алексея Пулялина как лучшего по успеваемости висела на Доске почёта училища, где он учился. На фотографии он – с фингалом под глазом. Любимец женщин и душа компании. В общем, дети как дети. Пиво в складчину, стычки, любовь-морковь… Если говорить о правовом нигилизме или, как нынче принято выражаться, «отмороженности», то следует признать: имеет место быть. Преступные наклонности Алексея Пулялина и Антона Коростелёва особых сомнений (как и осуждения со стороны товарищей) не вызывают. Так что дерзкие ночные налёты на магазины с модными сотовыми телефонами (осень 2005-го) никого особо не удивляют. А вот последовавшее затем обвинение в поджоге «Пассажа», сгоревшего летом того же года, повергает в шок. 
 
Всю компанию начинают таскать на длительные и многочисленные допросы. Дружки в камере придумывают всё новые версии произошедшего. «Доверчивые» следователи поначалу принимают на веру совершенно абсурдное «признание» Коростелёва о поджоге из «хулиганских побуждений». Подружки на воле проходят очередные круги допросов, якобы «подтверждающих» тюремные фантазии «поджигателей».
 
Наконец, версия «созрела». Дело ушло в суд и благополучно лопнуло. Только подростки отдышались после допросов на свидетельской трибуне – новый суд. Допросы. Суд вместе с подсудимыми перемещается в Сыктывкар. И появляется новый приговор: пожизненное заключение. Шок.
 
 

«Меня постоянно путали…»

Понятно, что в ходе этой шестилетней эпопеи в показаниях свидетелей противоречия просто обязаны были появиться. Напомню, что два состава профессиональных судей оценили их прямо противоположным образом. Теперь в этой каше разбираются присяжные заседатели.
 
Отец Алексея Пулялина просто подтвердил один из вариантов своих первоначальных показаний. «Сын вместе бывшим руководителем практики Алексея Юрием Зайцевым (давнишний приятель отца – ред.) вместе с другими рабочими наблюдал пожар в «Пассаже» с крыши цеха», – это со слов самого Зайцева. Кроме того, в суде отец Алексея заявил, что ничего не знает о вывозе сына в лес и избиении лицами «кавказской национальности». Упоминание этого инцидента  в одном из протоколов допроса он объяснил длительностью самих допросов и особенностью постановки вопросов следователем Власенко (Анатолий Власенко, руководитель следственно-оперативной группы по расследованию уголовного дела о поджоге «Пассажа» – ред.). В принципе, в силу очевидной заинтересованности свидетеля, его показания можно рассматривать только вкупе с показаниями других.
 
Вероятно, так же следует относиться и к показаниям подруги Алексея Пулялина. Судя по десяткам протоколов, из Анастасии Олениной следствие пыталось сделать чуть ли не основного свидетеля обвинения. От неё требовалось подтвердить факт присутствия Пулялина и Коростелёва в ночь перед пожаром на «той самой» квартире (важный пункт в версии обвинения). В тот период Анастасия проживала там постоянно из-за ссоры с родителями.
 
По противоречивым показаниям других свидетелей, в ту ночь там было довольно много народу. Анастасия довольно последовательно утверждала, что Алексея в тот период там не могло быть из-за серьёзного (правда, временного) конфликта между ними. Косвенно её показания подтверждаются расшифровкой телефонных переговоров. Девушка всю ночь болтала совсем с другим юношей. Вряд ли такое возможно в присутствии пусть даже опального, но живого поклонника. Путали картину озвученные показания самой хозяйки. Та утверждала, что молодые люди в эту ночь все же ночевали у неё. 
 
Хозяйка квартиры Лиана Бахарева в суде отказалась от показаний, данных на предварительном следствии, именно в этой части. Ознакомившись с распечаткой телефонных переговоров в ночь с 10 на 11 июля 2005 года, она в категоричной форме заявила, что этого не могло происходить в присутствии Антона и Алексея (квартира однокомнатная). Нестыковку она объяснила хитростями следователей и путаницей в датах. Ни о каких драках с кавказцами, избиениях и вывозах в лес Лиана ничего не знает, хотя находилась с друзьями в весьма доверительных отношениях (они, действительно, довольно часто ночевали в её квартире), а клуб «Домино» посещали, как правило, вместе.
 
Девушку Алексея Пулялина Анастасию Оленину следствие так же упорно пытало в связи с конфликтами возле ночного клуба «Домино». Дело в том, что именно вероятная драка Пулялина и Коростелёва с племянником братьев Махмудовых Давидом была положена в основу обвинения их в заказном поджоге как способе расплаты. Ранее свидетель Могилевич (милиционер и неформальный начальник охраны клуба по совместительству) живописал грандиозный межнациональный конфликт, остановленный им лично. Приглашённые в суд сотрудники вневедомственной охраны крайне вяло и уклончиво подтверждали «что-то такое».
 
Стоит отметить, что Настины описания имевших место стычек отличаются от картины Могилевича, как «Куликово поле» от «стенки на стенку». Да, небольшие драки – обычное дело. Милиция приезжала, только когда все и так расходились. Некие противоречия девушка объяснила просто: «Меня с этими показаниями постоянно путали в милиции, они говорили одно, я — другое»,  «Власенко постоянно давил…»
 

Откуда Давид?

Но всё это цветочки. Вот выдержка из протокола допроса Олениной от 16 сентября 2009 года уже по «делу Махмудовых»: «Точно знаю, что в начале марта 2005 года в ночном клубе «Домино» у Коростелёва была ссора с Махмудовым Давидом. Я лично видела, как на улице Коростелёв и Давид выясняли отношения на повышенных тонах, а потом стали драться…» 
 
Когда в эти дни девушка в зале суда услышала из уст прокурора сказанные ею же слова, она надолго замолчала.
 
– Могу я свои подписи посмотреть?
 
Представитель гособвинения показал:
 
– Ваши подписи?
 
– Подписи мои.
 
– Вы подтверждаете эти показания?
 
– Не помню совершенно, чтобы я называла какие-то имена спустя четыре года.
 
– Вы какие имена имеете в виду?
 
– Давид.
 
Последовал вопрос одного из адвокатов подсудимых: 
 
– Какие из обстоятельств, оглашённых прокурором, у вас вызвали сомнения?
 
– По поводу драки и имён. То, что я знала, с кем они дрались.  
 
– А вы не говорили имён?  
 
– Не помню такого, чтобы говорила.
 
– А что по поводу драки у вас вызвало сомнение?
 
– То, что там присутствовал Давид. Я не знаю, как он выглядит.  
 
– Следовательно, раз вы его не знаете, вы не могли о нём говорить?
 
– Нет, не могла. 
 
Девушку допрашивали полтора дня. По завершении я проводил её до автобуса и в частном порядке попытался кое-что уточнить:
 
– Настя, что вас так удивило в протоколе?
 
– Я вообще в шоке была… Следователь Овсянников приезжал ко мне в Санкт-Петербург… Мы говорили часа четыре. Не могла я такого сказать! Я этого Давида вообще в образ не знаю. А подписи вроде как и мои…
 
Из короткой беседы выяснилось, что Настя теперь замужем, счастлива и ждёт ребёнка. Что Алексей был умным и весёлым, но много врал. Что он сильно изменился. Что никто не верит в поджог… Смутно насторожила фраза о том, что ВСЕ были в шоке от приговора. Подумалось и о том, отчего же прокурор сам не вызвал такого важного свидетеля? Или зачитал бы эти показания раньше, но – САМ. Ведь они гораздо убеди ельнее лепета полицейских…
 

Не думай о минутах свысока

Допрос Сергея Булгакова тоже растянулся на два заседания с перерывом. Из материалов дела следует, что в день поджога магазина «Пассаж» Антон Коростелёв был у него в гостях и играл в компьютерную игру «Герой». По показаниям матери Сергея, самого Коростелёва и ещё одного свидетеля, Антон пришёл к Сергею в промежутке между 13.20 и 13.50. Магазин «Пассаж» находится в ста метрах от квартиры Булгаковых. Кроме того, буквально с 13.00 до прихода Коростелёва Сергей успел сбегать мимо этого дома туда и обратно (подтверждается справкой службы трудоустройства) и абсолютно ничего подозрительного не заметил. Если свидетель говорит правду, то это – алиби.  
 
Установленное время возгорания: 13.27. До этого, по версии обвинения, поджигатели сидели возле крыльца магазина и не могли не быть замечены свидетелем. Другое дело, что он может что-то «путать» вместе с матерью. Но в этом случае реально возникают подозрения о причастности самого Булгакова. Ведь в двух шагах от магазина он, по его же словам, проходил буквально за несколько минут до пожара.
 
В оглашённых в суде протоколах допросов минуты «плавают» туда-сюда. В этом процессе Сергей довольно уверенно всё пояснил. Не знаю, как присяжным, но мне, да и прокурору, по-моему, никаких противоречий обнаружить не удалось. Во всяком случае, вслух возражений не последовало.
 
Получилась «картина маслом».  Коростелёв и Пулялин с сумками, в которых находится горючее, около часа крутятся возле «Пассажа» в ожидании удобного момента. В любую секунду они могут быть узнаны кем-то из приятелей. В этом районе их полно. Тот же Булгаков, как оказалось, проскочил только что совсем рядом. Разливать горючее из узкого горлышка пятилитровой бутыли почти на глазах у вахтёрши, поджечь (13.27), бежать к каким-то гаражам, переодеться, сжечь «рабочую» форму. И, максимум, в 13.40 уже преспокойно играть в «Героя»: алиби обеспечивать. Ну… всякое бывает.
 
В конце заседания возник характерный диалог. Антон Коростелёв через решётку обратился к Сергею Булгакову с просьбой убедить остальных свидетелей приехать на суд. Сергей отвечал в том духе, что «у них тупо нет денег на билеты». Это к слову о Махмудовых, которые всё «купили» или всех запугали… Уже в коридоре спросил Булгакова о «минутах».
 
– Меня столько мурыжили с допросами: пугали, заставляли ждать часами, даже деньги предлагали, – признался тот. – Я всегда говорил одно и то же и сразу: скажу только то, что видел и помню. Не было у Антона никаких ожогов, ничем от него не пахло, и был он вполне спокоен, и играл, как обычно. Вполне могли как-то «смухлевать» с минутами. Я ведь особого значения им не придавал… Интересно, что на втором суде меня почти вообще не слушали. Здесь вот разбирались по минутам…
 

Верит – не верит, плюнет… 

Интересно, как именно  разбирался суд в ворохе косвенных улик, в том числе – в противоречивых показаниях свидетелей? То есть в первом случае он им неправильно поверил, глядя в глаза и задавая дополнительные вопросы. А во втором правильно не поверил,  почти вообще не слушая! Пришлось заново залезть в обвинительный приговор. Показаниям этих свидетелей в нём, действительно, уделено совсем немного места: «суд воспринимает критически». Зато, в сравнении с первым судом, появилась шеренга свидетелей в погонах. Все они, как один, выступили против бывшего коллеги – Григория Чекалина. Его показания признаны  заведомо ложными.
 
Из всех доказательств, признанных недопустимыми в первом суде, во втором признан таковым протокол допроса милиционера Хозяинова. И только потому, что факт подделки установлен экспертизой. Даже несмотря на это, в правдивости всех других его показаний, включая опознание Пулялина, у этого суда сомнений не возникло. 
 
Может быть, всё это и пустяки. Прокурор же уверен в виновности подсудимых. На чём-то же эта вера базируется! Но в этом процессе мы-то надеялись (надеемся?) на доказательства, а не на «оперативные данные» (одна бабушка сказала) и не на «сердце матери». Ведь даже озвученные неоднократно сведения о Махмудовых как о лидерах «дагестанской ОПГ» официально признаны недостоверными…
 
В комментариях к публикациям в Интернете, да и в частных разговорах с людьми, реально осведомлёнными, мелькает мысль о том, что «отморозки» Пулялин с Коростелёвым никому не интересны. Слишком крупные величины, так или иначе, втянуты в орбиту этого процесса. И даже если парни невиновны в поджоге, то всё равно виноваты в другом. И это – небольшая жертва в сравнении с ГОСУДАРСТВЕННЫМИ интересами. Типа: нельзя разрушать в людях веру в правосудие.
 
А на Махмудовых вообще клейма негде ставить. И посадить их – дело чести правоохранительных органов. Похоже на то. В этих рассуждениях есть резон, но нет «презумпции невиновности» или – «любое сомнение в пользу обвиняемых»… Но очень близко до: «Признание – царица доказательств». Я уже упоминал о молодёжном «правовом нигилизме».  А кто в этом виноват?..
 
 
Пока что максимально полно осветить процесс пытаются только профессиональные адвокаты, один специальный интернет-ресурс да парочка безбашенных «оппозиционных» изданий – им терять особо нечего. Хотя… в социальной сети уже создана группа в поддержку Пулялина и Коростелёва. Это та самая молодёжь, которая ни во что не верит, но всё же на что-то надеется.
Поделиться в соцсетях

guest
17 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Ихтиолог
Ихтиолог
15.09.2011 12:49

Что общего у Бори и мышью? Они ищут щели… Вот и КЗ тоже “ощелилась” Бориными молитвами

Фемида
Фемида
12.10.2012 13:03

Вопрос к автору. Как Вы думаете, экс-прокурор Чекалин сейчас даст показания в суде в качестве свидетеля?

Шаховист
Шаховист
12.10.2012 13:39

Я хоть и не автор, но уверен, что Чекалин пойдет до конца!
Это вам не двоечник Евсеев…

Шахов
Шахов
12.10.2012 14:20

То, что Чекалин готов дать показания, сомнений не вызывает… Есть чисто процедурные “загогулины”, по которым судья может, к примеру, определить режим заслушивания в отсутствие присяжных заседателей. Формальный мотив: показания экс-прокурора касаются не обстоятельств дела, а обстоятельств добывания доказательств. Тут чисто юридические тонкости и я не могу знать, как адвокаты смогут… Читать далее »

корр
корр
12.10.2012 14:39

Последняя ссылка в тексте не открывается

фемида
фемида
12.10.2012 16:53

Шахову. Я не имею ввиду дачу показаний о фальсификации доказательств в расследовании поджога, а об обстоятельствах, которые стали известны при расследовании и которые так пытаются скрыть.

фемида
фемида
12.10.2012 17:18

Пора наверно бросить бомбу в лихо закрученный сюжет.

Шахов
Шахов
12.10.2012 17:25

У этой бомбы такой радиус поражения, что… не мне ее кидать.

дуст
дуст
12.10.2012 18:55

с чего это Чекалин будет на те же грабли (преюдицию) наступать ?

Шахов
Шахов
12.10.2012 19:12

Грабли не так называются… Прокурора конкретно “кинула” (подставили, сдали… – подчеркните нужное) контора. Он вправе обижаться. Но,думаю, дело не только в этом

Анастасия Муравьева
Анастасия Муравьева
12.10.2012 20:07

http://vk.com/pulyalin_korostelev группа , создана мною

мнениё
мнениё
12.10.2012 20:57

Это дело уже не распутать НИКОГДА.
А парни пусть сидят до конца. Они того стоят.

Фемида
Фемида
12.10.2012 21:04

Конституционный Суд заключил, что преюдиция не может быть абсолютной Конституционный Суд РФ огласил сегодня, 21 декабря 2011 года, постановление о проверке конституционности положений УПК о преюдиции. Несмотря на то, что КС не усмотрел в статье 90 УПК РФ нарушения Основного закона, в своем решении он дал ей ограничительное истолкование: указал,… Читать далее »

Шахов
Шахов
12.10.2012 21:33

Мне дела нет до этих парней… Меня своя совесть беспокоит.

Шахов
Шахов
12.10.2012 21:56

Парадокс! Прокурор… семьянин… приличный человек… Он ВЕРИТ в несгораемые бутылки! Уму не постижимо

дуст
дуст
12.10.2012 22:52

По Конституции РФ не могут наказать дважды, если Чекалин даст еще раз те же показания, но – ?

123
123
16.10.2012 19:13

посмотрел группу в контакте в поддержку Пулялина и Коростелева. Сейчас в группе 55 человек
Среди других есть там Козлитин, Евсеев, сам Пулялин. боязно быть в такой группе.