12 лет сыктывкарец доказывает в суде, что он действительно служил на Новой Земле

10 судов не признали вредность воздействия ядерного оружия на испытателя

Автор:   
10:30. 16 сентября, 2011  
  
0

Сегодня Евгению Плеханову 73 года. А будучи 18-летним призывником, он попал на Северный флот и служил на архипелаге Новая Земля. Было это в 1958 году. Аккурат в то время, когда там активно испытывалось отечественное ядерное оружие.

Причём, как рассказывает сам Евгений Иванович, испытывалось оно в самой примитивной форме. Бомбы большой мощности просто сбрасывали с самолёта. Никакой специальной защиты у тех, кто находился внизу, не было (да и не знали тогда ещё, как защищаться от радиации), поэтому дозу этой невидимой заразы все участники событий отгребли по полной. Матрос Плеханов не исключение. Тем более что он находился в непосредственной близости от места взрыва. В обязанности матроса Плеханова входило… фотографирование ядерных взрывов. За время его службы – два года и почти три месяца – их было ровно 12 («Красное знамя» подробно рассказывало об этом в №27 и №29 в марте 2011 г.).

«Мы служили на этих полигонах «за трояк и баланду по два-три года, а взамен получили 40 лет ожидания, – говорит Евгений Иванович. – Ожидания того, что о нас вспомнят, наш подвиг оценят и воздадут должное». Вместо этого, как только матрос вернулся на большую землю, он тут же потерял статус «бойца подразделения особого риска». Государство попросту «забыло» о таких, как он, пока не грянул взрыв на Чернобыльской АЭС. Лишь в 1991 году был принят федеральный закон №2123-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации». Закон писался специально для чернобыльцев, но под это дело вспомнили, наконец, и о новоземельцах.

– Я же не сам туда приехал, шёл мимо и заглянул на Новую землю, – справедливо возмущается Евгений Плеханов. – Государство меня туда послало. Мы создавали ядерный щит России. Так почему сегодня я вынужден ходить по инстанциям и доказывать, что мои заболевания (у него инвалидность II группы) связаны с облучением во время службы.

Несколько лет понадобилось Евгению Ивановичу для того, чтобы доказать, что он действительно принимал участие в ядерных испытаниях (в военном билете перепутали название части). Эту «высоту» он взял. А вот последние десять лет он судится, чтобы доказать: его заболевания идентичны заболеваниям, которые получили ликвидаторы чернобыльской трагедии. И здесь пока он терпит поражение за поражением. 10 судов, два инсульта на нервной почве, переписка со всеми министрами, депутатами и даже Президентом… Пока с переменным успехом.

– Для того чтобы установить причинно-следственную связь, эксперты рассматривают промежуток времени от возникновения заболевания до нынешнего состояния пациента, – рассказывает главный эксперт по медико-социальной экспертизе по Коми Тамара Абрамова. – Поскольку у Евгения Ивановича необходимые документы за определённый промежуток времени утрачены, сделать это довольно сложно».

Во всяком случае Федеральный межведомственный экспертный совет такую причинно-следственную связь не увидел. Или не захотел увидеть. “Наверное, просто ждут, когда мы вымрем, – в сердцах бросает Евгений Иванович. – Нас ведь по всей стране уже чуть больше тысячи наберётся. А в Коми всего человек десять. Из них новоземелец – я один”.

Несмотря на возраст и целый букет заболеваний, Евгений Плеханов полон решимости отстоять своё право на льготы и повышенную пенсию. Недавно сюжет о нём показал федеральный «Пятый канал», и это вселило в ветерана новую надежду на то, что о проблемах «бойцов особого подразделения» вспомнят. «Сегодня мы получаем доплату на питание 200-300 рублей в месяц в зависимости от группы инвалидности. Это несоизмеримо с выплатой чернобыльцам, – рассказывает пенсионер. – Чернобыльцы ещё многие и не родились, когда мы, испытывая ядерное оружие, получали свою долю радиации!» При положительном решении суда Плеханов надеется получить компенсацию в виде возмещения вреда, причинённого должностными лицами. 

В октябре исполнится 62 года первым испытаниям советской атомной бомбы. Бывший новоземелец Евгений Плеханов мечтает, что к тому времени суд вынесет решение в его пользу.

Кстати, всего на архипелаге было взорвано 132 атомных устройства: 87 – в атмосфере, 3 – под водой и 42 – под землёй. Дата последнего взрыва – 24 октября 1990 года.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments