Забыты и брошены, но не сдаются

Труженицы тыла считают, что нынешняя жизнь хуже военных лет, и давно не надеются на поддержку государства

Автор:   
11:54. 6 мая, 2011  
  
0

Накануне шестьдесят шестой годовщины Великой Победы президент Дмитрий Медведев, а вслед за ним, соответственно, и все чиновники страны как-то вдруг разом вспоминают о ветеранах и инвалидах той страшной войны. Звучат ставшие уже традиционными обещания решить их квартирный вопрос и разобраться с проблемами государственной поддержки. По каким-то неизвестным причинам государство каждый год накануне 9 мая вспоминает только тех, что сражался на фронте. Известная фраза о том, что победу ковала вся страна, практически забыта.

Забытые труженики тыла

Чиновники и обычные граждане страны стали забывать, что победа ковалась не только на полях сражений, но и в тылу – на колхозных полях и в заводских цехах. Победу приближали не только рядовые с винтовками в руках, но и вооружённые лопатами и косами женщины и дети советских сёл и деревень. «Гражданские» жители Коми края — не исключение. Они тоже внесли свой вклад в общую победу. Однако упоминания о многочисленной группе тружеников тыла в последние годы практически исчезли из контента российских СМИ.

Для тружеников Севера фронтовые годы были особенно тяжелы: страшнее голода – только лютые морозы. Но и они не были поводом для отдыха. Тогда на полях, которые в нынешний век инноваций и модернизации, не могут обеспечить наш регион даже картофелем, выращивали всё – от капусты до ржи. Всё продовольствие отправляли на фронт. На селе не осталось техники, забрали всех лошадей и весь скот. Селяне питались лебедой, овсом, льном, обдирали ивовую кору. Не видели деревенские жители фронтовых лет даже хлеба, не говоря уже о мясе и молочных продуктах. Полуголодные, в холщовых рубахах и лаптях, они трудились днём и ночью. Но бога и тогда не забывали: куриные яйца женщины бережно откладывали на Пасху. Летом труженицы стирали в кровь руки до локтей, связывая ржаные снопы, зимой на лесных делянках отмораживали пальцы ног и рук. Деревенские бабы вместо лошадей впрягались в плуг и пахали землю. Зимой волоком выносили вековые ели из леса, тяжёлыми топорами обтёсывали стволы и рубили увесистые ветви. Послевоенные годы тоже были холодными и голодными. Из деревни вплоть до эпохи Хрущёва выжимали все соки: разрушенной стране нужны были мясо и хлеб.

Всё это мне известно не из книг по истории, а из рассказов моей бабушки Логиновой Елены Кирилловны, труженицы тыла и ветерана труда СССР. Детство бабы Лены, как её называют односельчане, закончилось рано. В 1941 году ей исполнилось 11 лет. Вместе с остальными подростками и женщинами она трудилась на колхозных полях и на лесозаготовках. Отца и братьев, как и остальных деревенских мужиков, забрали на фронт; больше она их не видела. «Всё для фронта, всё для победы» – для тех женщин это был не просто лозунг, а смысл жизни. Дальней родственнице бабушки и единственной оставшейся в живых подруге, бабе Зине, в 1941 исполнилось 18 лет. Её детство закончилось задолго до войны, когда при родах умерла мать, оставив трёхлетнюю Зину со старшим братом и новорождённой сестрёнкой на попечение немощной бабушки. Баба Зина помнит и страшные 1930-е годы, и голодные обмороки на полях за трудодни. Помнит голод и страх остаться без ног, которые даже в лютые морозы были защищены только лаптями и тряпками. Свои первые сапоги и туфли она надела только в начале 1960-х годов. Суровые северные зимы на лесных делянках не прошли даром: бабе Зине бог не дал детей.

Ветеран труда в битве за дом

Накануне праздника я навестила свою бабушку Лену. Она живёт в посёлке Якуньёль Прилузского района. Туда, как и баба Зина, она в своё время переехала из близлежащего села Слудка. Местный колхоз стал загибаться ещё при Хрущёве, а молодой лесной посёлок сулил хорошие перспективы. Сейчас в некогда многолюдном посёлке живут чуть больше трёхсот человек: пенсионеры и те, кому некуда ехать. Моей бабушке ехать некуда и незачем: она хочет прожить отпущенные годы на земле, где трудились и умирали её предки.

Труженица тыла вместе со своим мужем Леонидом Константиновичем, инвалидом 1 группы, живёт в деревянном бараке. У деда Леонида немало званий: ветеран труда, ударник двух пятилеток, почётный мастер заготовок леса и лесосплава. Только проку от медалей и знаков мало. Старики не заслужили даже права на достойное жильё.

Судя по всему, местная власть думает лишь о том, чтобы старики поскорее отправились на погост и не мозолили глаза. К такому выводу приходишь, когда в очередной раз слушаешь рассказ о том, как баба Лена добивалась правды у чиновников. Потолок её ветхого дома может обвалиться в любой момент, в подполе даже летом стоит вода, стены ходят ходуном. С октября по май старики спасаются обогревателем: тепло от натопленной печи моментально выдувается через полусгнившие окна. Положение усугубилось в связи с отъездом соседей: стена с нежилой стороны стала промерзать.

Больше шести лет понадобилось бабе Лене, чтобы добиться от чиновников Прилузского района ремонта ветхого дома. То ли угроза обратиться в прокуратуру напугала чиновников, то ли накануне восьмидесятилетнего юбилея бабы Лены у чиновников проснулась совесть, но лёд худо-бедно тронулся. Летом прошлого года, когда в прихожей провалился пол, а старики оказались перед угрозой замёрзнуть предстоящей зимой, прибыла бригада рабочих. Но радость пожилых хозяев барака была недолгой. Вместо капитального ремонта, которого требует дом, чиновники выделили деньги только на замену полов в прихожей и утепление стены. Той самой, которая промерзала.

Антинародное государство

Даже в военные годы баба Лена не жаловалась на усталость и голод. По её словам, тогда и в мыслях не было горевать или отчаиваться. А в мирные годы на дальнейшую войну с чиновниками у бабы Лены сил не осталось, на душе горько и обидно. Она живет дальше и трудится, держит скот, сажает огород. Пенсией она довольна. «Мне много не надо. Хлеб да чай есть, я и жива», – говорит она. Чувство горечи вызывает равнодушие чиновников и ложь. «По радио говорят: лекарства бесплатные для ветеранов. А я каждый раз иду и тысячу на лекарства отдаю. Хорошей жизни я же не видела: у меня сейчас кругом болит. В больницу всё время езжу, то глаза не видят, то голова кружится, то спина болит, то ноги отказывают. Только уколами и лекарствами спасаюсь. И всё за большие деньги нужно покупать», – рассказывает она. Баба Лена вспоминает советские годы и нередко повторяет: «Сейчас хуже войны. А на государство никакой надежды».

Оно даже пенсии пожалело. Несмотря на два почётных звания, сейчас баба Лена получает около восьми тысяч рублей. Дело не в сумме, а в отношении. Государство считает, что большего она не заработала – не хватает стажа. Все годы работы в колхозе, включая период по достижении восемнадцатилетия, потеряны. Нет бумажки, подтверждающей, что она действительно пахала на полях и гробила здоровье в лесу, а не лежала на печи.

– Старой работы они не считают. Зато сейчас «трудятся» так, что поля плачут, всё быльём поросло..

По данным на 2010 год, в стране проживало 4,3 миллиона ветеранов войны, в том числе 2,3 миллиона тружеников тыла. Как вспоминает страна своих героев, тружеников тыла? Тех, кому не поставлено ни одного памятника, чьи имена не выбиты на граните, о ком не вспоминают во время торжественных заседаний в Кремле? Вот наглядный пример.

Издевательская подачка для «глухой старухи»

Случилось невероятное! Баба Зина в прошлом году получила путёвку в санаторий. Труженице тыла, которая за более чем полувековой труд не удостоилась даже звания «Ветеран труда», предложили тур на курорт Краснодарского края на поезде. «Если хотя бы на десять лет раньше, то я бы поехала. А сейчас куда? Я же вся больная уже», – сквозь слёзы сокрушается она. Через два месяца бабе Зине исполнится 88 лет. Предстоящее лето станет первым за всю жизнь, когда она не сможет выйти на сенокос – практически потеряно зрение и отказывают ноги. Для козы она привыкла заготавливать сено сама. На внуков, которым она отдаёт всю свою скромную пенсию, надежды нет. Они за глаза называют её «глухой старухой». А баба Зина боится одного: в случае полной слепоты стать обузой для внуков.

Тысяча от президентских щедрот

Вспоминают о тружениках тыла накануне 9 мая. Баба Лена и баба Зина каждый год получают именную открытку за подписью Президента России. К громким словам благодарности и заверениям о том, что их помнят и чтят, в этом году приложили тысячу рублей. Видимо, в такую сумму страна оценивает вклад своих безвестных героинь в победу в войне и в восстановление страны из руин. В прошлом году подачка была значительнее – юбилейная дата всё-таки…


guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments