Здравый смысл отменили?

О фальстарте одной намечающейся предвыборной кампании

14:57. 26 января, 2015  
  
3

Нефть – это наше российское всё. Она настолько всё, что способна питать собой не только сами добывающие и перерабатывающие компании. Не только государственные и местные бюджеты. Не только благотворительные фонды, социальные и инфраструктурные проекты. Она способна подставлять плечо также политикам или просто политиканам.

Даже если они рядятся в тогу общественников вообще и защитников природы в частности.

В четверг рупор общественного движения «Изьватас» – издание «Миян Ижма» – разразился гневной публикацией «Слушания отменили», посвященной, действительно, отмене слушаний по проекту «Строительство эксплуатационной скважины № 21 пол. куста № 41 Южно-Седмесского месторождения». Месторождение располагается в Ижемском районе, записано на ООО «ЛУКОЙЛ-Коми», запасы его подтверждены, предприятие может приступать к работе, а работа эта начинается именно со строительства скважины.

Седмижды семь раз отмерь…

Кто пробовал бурить хотя бы колодец у себя на даче, тот понимает, что даже такой невинный труд требует немалых приготовлений и далеко не только собственно бура. Современная скважина для эксплуатации нефтяного месторождения – это очень большой комплекс бурильного оборудования как такового, энергетических блоков, транспортной инфраструктуры, наконец – бытовых объектов, но самое главное (для нынешних времен) – тщательно выверенных систем охраны окружающей среды (ООС). Поэтому как только нефтяная компания объявляет о своем интересе к разработке того или иного участка, она должна быть готова к тому, что с этого момента в нее вопьются сотни глаз что государственных контролирующих органов, что муниципальных, что тех, кто гордо провозглашает себя «общественными организациями» и «движениями».

Поэтому сейчас нефтяники, прежде чем отрезать, отмеряют, в полном соответствии с евангельской заповедью, не семь, а седмижды семь раз. Это касается и отчётов в многочисленные – надзоры, службы и министерства, это же касается и отчётов перед общественностью, которые осуществляются посредством общественных слушаний.

В первом случае картина может представать примерно такой. Компанию обязали представить, ну предположим, в Росприроднадзор очередной отчёт о подготовке к эксплуатации месторождения. В ходе этой подготовки компания выясняет, что для уточнения некоторых параметров отчёта требуется произвести еще ряд обследований по проекту. Что следует из этого? Генеральный директор, а может, и его зам, а может, и вовсе начальник отдела ООС, звонит в Росприроднадзор: «Нам там на послезавтра назначили отчёт, не так ли? Вы знаете, нам тут требуется ещё неделя на дополнительную сейсмику. Есть ли возможность перезаписаться на через неделю?»

Если в ведомстве сидит не упёртый самодур (а в Коми управлении по крайней мере именно Росприроднадзора вроде бы действительно сидит не самодур), то он, понимая, что дополнительные обследования как раз дадут больший эффект при представлении отчета, конечно, без проблем согласует новый срок.

Как сравнить себя со скотиной

Иное дело общественные слушания. Субъект слушаний – это не чёткая структура профессионалов, а собрание случайных людей, которым «просто захотелось послушать, чего там собираются мутить эти нефтяники», к каковому интересу практически всегда неизменно, гласно или негласно, добавляется сакраментальное: «которые лопатой гребут деньги у нас из-под ног, а с нами шиш делятся». В этом случае, даже если у компании и возникла реальная потребность уточнить показатели проекта, с которым она должна выйти к означенной публике, возможности договориться с кем-либо объективно резко сужаются.

В конце декабря администрация Ижемского района объявила через газету «Новый Север» о проведении в 20-х числах января слушаний по разработке Южно-Седмесского и Щельяюрского месторождений. Это обычная, стандартная процедура, которая проведена уже сотни раз и в Коми, и в других регионах. Из которых несколько раз случалось так, что к назначенному времени по различного рода причинам представляемый проект требовал доработки (а живущий в реальности человек к тому же сразу поймет, что из себя представляет время, о котором идет речь: последняя декада декабря – первая половина января; no comments, собственно). Компания извещала о том местную администрацию, местная администрация извещала – используя те каналы, которые считает нужным, – о переносе слушаний. Слушания переносились, проходили в конце концов, люди получали свою порцию информации, все проходило спокойно.

Однако 21 января в Ижме внезапно случилась истерика. В ответ на отмену (то есть, естественно, перенос) слушаний «Миян Ижма» в материале, кокетливо-полуанонимно подписанном «Эмилия», вдруг делает далеко идущие выводы, не слишком стесняя себя в выражениях: «Это что, работники «Лукойла» месяц праздновали Новый год, Рождество и Крещение господне, а протрезвевши, увидели свои предновогодние ляпы во всех трех проектах?.. А если чрезвычайной ситуации не было, значит с ижемцами можно поступать как со скотиной? Захочет пастух – загонит в стойло, захочет – погонит на луга, захочет – обратно на ферму. Причем два пастуха действуют совместно: администрация района и «Лукойл-Коми»… лукойловцы то ли готовились к очередному божественному празднику, то ли отмаливали в Ухте предновогодние свои грехи по проектам».

Ключ к истерике

Оставим на совести автора подобные перлы, свидетельствующие более об уровне его аналитики. Можно просто недоумевать такой взвинченностью, но можно внимательно читать текст далее и очень быстро обнаружить источник экзальтированности. Собравшиеся, несмотря на отмену слушаний, в зале заседаний Ижемской райадминистрации люди решили просто поговорить.
Приведённые в тексте выдержки свидетельствуют об отсутствии новизны в озвучиваемых обвинениях, в которых все так же уныло костерят «ЛУКОЙЛ» и его подрядчиков («Сейсмики ведут себя по-хамски, засыпая переправы брёвнами и ветками, лес рубят, а затем топчут его гусеницами, местному населению же не разрешено даже брать с профилей на дрова. Полная вакханалия…» и проч.).

Но вот, кажется, появляются новые нотки:

«Н.Т. Братенков: «Лукойл» и администрация спелись. Хотят – объявляют слушания за месяц в газете, хотят – отменяют слушания в день проведения. А руководитель администрации района и вчера на встречах, и на последних слушаниях в Щельяюре вёл себя как посторонний человек, попавший совершенно случайно на не касающееся его собрание. Молча слушал и не выражал своего отношения к делу. То ли думает о будущих выборах, то ли ещё о чём-то другом».

Стоп! Есть смысл засечь последнее предложение, так как в нём прозвучало то самое ключевое слово.

Буквально следующее же приводимое в тексте выступление подтверждает это со всей очевидностью:

«В.А. Костин: «Нынешние слушания, конечно, важны. Но важнее сентябрьские выборы. Ведь не секрет, что нынешние депутаты райсовета смотрят в рот руководителю администрации и с вашим решением не согласятся. Поэтому сегодня важнее всего найти кандидатов в депутаты райсовета, имеющих своё мнение и отстаивающих интересы людей, а не свои интересы и интересы начальства района. А ведь администрация района уже сегодня подбирает «своих кандидатов». Не опоздайте, регистрируйте  принципиальных кандидатов через компартию».

Идеальный полигон

«Вот это уже теплее», – как говаривал небезызвестный горбун Карп в «Месте встречи изменить нельзя». Это уже гораздо четче объясняет истерику «Миян Ижмы». Общественные слушания по проектам «ЛУКОЙЛа» – это ж идеальные площадки для предвыборной агитации. От кандидатов не требуется почти никаких затрат – ни финансовых, ни временных, ни организационных. Обо всем позаботятся местные администрации: и объявят, и зал подберут, и технически его оборудуют.

Затрата требуется разве что одна – яйца. Которые пьют перед ответственным концертом, требующим силы и чистоты голоса. Вот голос-то на слушаниях понадобится точно. Хотя многие дежурные ораторы (в число которых неизменно входит видный ижемский общественный деятель Николай Братенков) и без того его хорошо поставили.

Чем ближе к выборам, тем эти голоса зазвучат всё чаще и чаще, все громче и громче, все безапелляционнее («скотина… пастух… стойло…») и безапелляционнее. И кто же, как не нефть-матушка, станет снабжать обладателей этих чудо-голосов материалами для их ораторских экзерсисов? И кто же, как не вечный «ЛУКОЙЛ», станет излюбленным и традиционным объектом атаки? И что же, как не общественные слушания, использовать в качестве полигонов для этой атаки?

Фарисей уже попил яиц

Поэтому когда вдруг такие слушания отменяются, а десяток яиц уже выпит, глотка нестерпимо зудит, собралась верная клака и, наверное, кто-то вполне искренний – ощущение страшного облома очень понятно. «Как же так?! – вопиет нутро готовящегося к выборам активиста. – Я тут, понимаете ли, народ собрал, все готово к моей блестящей антилукойловской речи… и на тебе! Для моей речи исчез предмет».

– Вернуть! – орёт активист.

То, что через некоторое время публике будет представлен улучшенный проект, его не волнует и не только не может волновать, но как бы не наоборот.

«Что хорошего может быть из Назаре… пардон, «ЛУКОЙЛа»?» – с пафосом внушает он пастве.

Ибо фарисеям не нужны никакие улучшения. Фарисеям нужны они сами. Желательно – с депутатским мандатом.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
3 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
АнонимхмАлексей Recent comment authors
новые старые популярные
Алексей
Гость
Алексей

чую вонь спичка

хм
Гость
хм

жесть. давно видимо у терапевта не была, главреда наказать надо за такой разгул истерии))

Аноним
Гость
Аноним

Что, “Краска”, деньги не пахнут? Ну, хозяин – барин, как говориться.
Вот только за подписью “Виктор Кузьменков” уж очень просматривается один выдающийся философ-политик из Ухты.