«Нефтяной патруль». Записки очевидца. День третий

Дышать в респираторе сложно и время от времени его хочется снять, чтобы глотнуть свежего воздуха. Но свежим его, конечно, назвать нельзя. Нефть выделяет токсичные пары и сероводород, отравление которым может быть смертельным. Что ж, так пахнут деньги, думаю я. В чьих-то карманах.

Автор:   
18:15. 21 августа, 2014  
  
1

Утро в лагере 20 августа снова было солнечным. И настроение у всех тоже было отличное. Накануне удачно прошел “круглый стол” с участием представителей нефтяных компаний и контролирующих природонадзорных органов, поэтому, выступая на традиционной летучке за завтраком, Владимир Чупров  от души поблагодарил своих коллег за работу. Коллеги ответили ему дружными аплодисментами.

А потом все, как обычно, отправились на работу. До завершения акции «Нефтяной патруль» остаются всего несколько дней, поэтому хозяйственные службы начинают уже потихоньку готовиться к сворачиванию лагеря и решать вопросы с вывозом оборудования. Волонтеры же спешат сделать как можно больше по очистке “нефтяного озера”. Искренне переживая, что не успевают убрать его полностью, они работают, кажется, интенсивнее, чем обычно. (Хотя, на мой взгляд, куда уж больше?) Насос гудит не переставая, и две десятитонные емкости быстро заполняются черной жижей. Такие емкости из пластика, открытого и закрытого типа, предлагает компания Пластформ Москва. Несколько ребят песком чистят от нефти железную лодку. Ее арендовали у кого-то из местных и обещали вернуть «как было». «Ладно, хватит, не в аптеке», – говорит Радек, спустя час. Лодка почти сверкает на солнце.

Я тоже вношу свою лепту в клиниг. Вместе с другими девушками насыпаю лопатой нефтесодержащий грунт в мешки. Дышать в респираторе сложно и время от времени его хочется снять, чтобы глотнуть свежего воздуха. Но свежим его, конечно, назвать нельзя. Нефть выделяет токсичные пары и сероводород, отравление которым может быть смертельным. Что ж, так пахнут деньги, думаю я. В чьих-то карманах. (Как следует из доклада Гринпис, чистая прибыль нефтяных компаний в России за пять лет с 2007 по 2011 год составила 4,9 трлн. рублей.).

– It`s Okay? (Все в порядке?), – участливо спрашивает волонтер Лео.

– Окей, – отвечаю я и продолжаю копать. Удивительно, но мои напарницы при этом…  поют! Русские девушки – «Вот кто-то с горочки спустился», а Лора из Канады – какую-то свою, незнакомую нам песню. Парни между тем, как заводные, собирают наши мешки и относят в специальную зону, где складывают в огромные пластиковые баулы с ручками. Их потом вывезут из леса на машинах.

В 16.00 мы наконец заканчиваем работу и идем на дезинфекцию. Каждый по очереди встает в небольшую ванну, где специальный человек помогает ему мыльным раствором мыть сапоги и перчатки.

О, какое это счастье снять с себя рабочую робу! Впрочем, это ощущение уже через несколько секунд сменяется досадой. На голые руки, лицо, шею тут же липнет наглая мошка.

Напомню, что среди участников «Нефтяного патруля» есть эксперты по энергетике, по арктической и лесной программам, по GIS-технологиям и работе с токсичными веществами. Все они узнали о лагере через офисы «Гринпис» в своих странах. Как и волонтеры, они не получают за свою работу деньги, но каждый из них, вернувшись к себе на родину, конечно, будет рассказывать о том, что увидели здесь, в Усинске.

Слово волонтерам

Лиса (Финляндия, Турку)

– С «Гринпис» я связана недолго, всего год. Это одна из первых  иностранных акций, в которой я принимаю участие. До этого я была также в Мурманске, где участвовала в акции «Арктик-30», нас приглашали в «Голубое кафе», где мы говорили о том, что происходит в Мурманске. Мы раздавали людям буклеты на улице. Что касается Коми, то я видела раньше фотографии, как люди чистят нефтяные разливы, но только сейчас поняла, как это действительно сложно. Это очень тяжелая работа. Когда я ездила в патруль, то поняла, что эта природа, которую мы видели, могла бы быть еще красивее, если бы не нефтяные разливы. Их очень много, и мне стало очень грустно. А о Коми помимо этого, конечно, у меня останутся приятные впечатления. Здесь очень дружелюбные люди. Я пять лет учила русский язык в Финляндии, и эта поездка помогла мне многое вспомнить. Русский язык очень красивый.

Лео (Швеция)

– Я два года работаю волонтером «Гринпис», принимал участие в восстановлении биоразнообразия Балтийского моря, и в акции против Эксон в Осло. В России первый раз. Меня пригласили для участия в «Нефтяном патруле» в Усинск волонтерским координатором «Гринпис» в Швеции, потому что на эту акцию нужны были люди из скандинавских стран. Я был очень удивлен тем, что увидел здесь так много пролитой нефти. О Коми в памяти у меня останутся: люди, мошка, баня.

Асти (Швейцария)

– Я работаю с «Гринпис» 12 лет. Первые пять лет, как волонтер, а сегодня, как эксперт по лесным проблемам. В Россию впервые приехала 20 лет назад, мне здесь очень нравится. И богатство природы, и особенно люди. Я была в Питере, Москве, Томске, Иркутске. Но это не по линии «Гринпис», а по своей основной работе. А с «Гринпис» была в Южной Корее, Гонконге, Индонезии, Канаде.

Должна сказать, то, что я увидела в Коми – шок. Не думала, что нефтяных разливов здесь так много. Я видела их своими глазами! Мне это непонятно, потому что я знаю, сколько денег за это получают нефтяные компании. (Российская нефть продается, в том числе в Швейцарии). Нефть – это очень прибыльный бизнес, так почему же деньги не вкладываются в ремонт труб и инфраструктуры? Это неправильно.

Я работала в «патруле». Сначала мы смотрели космоснимки, а потом ехали на место и фиксировали разливы в реальности. Записывали, какой площади, сколько деревьев пропали, видели мертвых животных… Когда я вернусь домой, то буду об этом рассказывать. И ведь здесь живут люди, это нарушение прав человека, потому что у них есть серьезные проблемы со здоровьем из-за этого: рак, болезни кожи, астма. Свежая нефть токсична. У людей могут быть отравления. Я сама чувствовала этот вредный запах. В поселке Усть-Уса я разговаривала с людьми, видела, как коровы на берегу реки, в которую попадают пластовые воды, пьют эту воду. Какое молоко они дадут? В реке купаются дети…

Ирина Батурина (Россия, Москва)

– С «Гринпис» я уже два года. Раньше я принимала участие в разных мероприятиях, таких как посадка леса, противопожарных курсах, помогала составлять карту Москвы, где есть пункты приема вторсырья. Ходила туда, узнавала, что конкретно они принимают и передавала эту информацию координаторам.

Реальность того, что я увидела в Усинске, превзошла мои ожидания. Я думала, что мы будем жить в лесу, на лесной поляне, будем меньше ездить в город и другие поселки, расположенные рядом с ним. Но тут оказалось все более цивилизованно. Мы живем в достаточно крупном поселке, где есть магазины и можно купить все необходимое. Довольно профессионально все сделано и на разливе, где мы работаем. У нас хорошее оснащение: маски, респираторы, защита для глаз, то есть полная безопасность.

Наша акция для того, чтобы обратить внимание местных жителей и, главным образом, нефтяных компаний на ситуацию, которая происходит с трубопроводами. Когда Василий Павлов, наш руководитель по патрулю, проводил презентацию для представителей нефтяников, администрации города и Росприроднадзора, они, как мне кажется, были несколько удивлены тому, сколько разливов мы обнаружили. Они объяснили в частности, что у них не хватает времени, чтобы проследить за ситуацией.      

На мой взгляд, нефтяные компании довольно позитивно отнеслись к нашей информации. То есть они готовы работать над решением этой проблемы. Думаю, наша задача мотивировать их на это, и мы все вместе сможем исправить ситуацию.

День первый

День второй
 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Чел Recent comment authors
новые старые популярные
Чел
Гость
Чел

Нет хозяина на Коми Земле. Все отдано на откуп варягам, которые делают на ней, все что хотят. Такой безалаберности к территории своего края, наверное , нет нигде. А тем более никого не волнуют проблемы местного населения, которое там родилось и выросло и бежать им некуда, д а и зачем. Доллар… Читать далее »