Жизнь, залитая нефтью

В живописной деревне Колва с аккуратными домиками на высоких песчаных берегах рыба и сено пахнут нефтью. Мужчины, когда ловят рыбу сетями, вытаскивают комки нефти.

20:10. 17 августа, 2014  
  
0

Представьте себе, что вы варите суп. А кастрюля — ржавая и худая. Вы варите, а суп сочится на плиту, прилипает, высыхает, подгорает. Снимаете кастрюлю — все капает на пол. Но вы не убираете — неохота. И кастрюлю новую не покупаете — ой, дорого! Вряд ли можно такое представить у себя дома. Но вот со многим в нашей стране именно так и происходит. Например, с нефтью.

Нефть — наше богатство. Кто бы с этим поспорил. Но добываем мы ее ровно так же, как вот с супом. Трубы текут, но их никто не меняет, дорого. Нефть сочится, а то и бьет фонтаном. Но мы ее не убираем — зачем? Зачем экономить, когда можно попросить у правительства триллион-другой? Беда в том, что среди застывших супных пятен вы жить не станете. А среди нефтяных — приходится целым деревням. Например, в Коми, где крупнейшие компании производят более десяти миллионов тонн нефти в год.

В этом году мы решили отправить туда экспедицию, назвали ее «Нефтяной патруль». Мы хотим рассказать о том, какова истинная цена нашего богатства и что нас ждет, если нефтяники не прекратят выливать в реки и леса миллионы тонн нефти. И вот я получил из экспедиции первое письмо. Это пишет Маша Фаворская, пресс-секретарь Гринпис.

«Уже в поезде Москва—Воркута мы поняли, что по-настоящему рассказать об этой беде смогут только местные жители, обитатели вымирающих деревень на берегах Печоры. Для них нефтяная катастрофа давно превратилась в привычную рутину.

Весной по рекам Уса и Колва плывет черный лед: почти каждую зиму где-то происходят аварии, нефть вытекает на снег, а потом разносится при ледоходе. С разливом рек попадает на берега и на поля. Если авария «небольшая» – виновники просто не обращают на нее внимания. Если утечка серьезная и привлекла внимание высоких властей – сгоняют сотни людей махать лопатами. Убирают часто не специалисты, а те же местные жители, на своих собственных лодках, за обещанные несколько тысяч рублей.

«В прошлом году был огромный разлив, прямо напротив моего дома десятки людей счищали нефть с побережья все лето. Приезжала государственная комиссия, проводили расследование. Но о его результатах не слышно ничего. И нефть до сих пор есть в кустах, под камнями, и на дне реки ее полно. И этой весной опять все повторилось, мы жаловались в администрацию, а нам говорят: нет никакой нефти», — возмущается Ольга Рочева из деревни Колва.

В этой живописной деревне с аккуратными домиками на высоких песчаных берегах рыба и сено пахнут нефтью. Мужчины, когда ловят рыбу сетями, вытаскивают комки нефти.

Нефтяной бизнес пришел сюда не так давно: в Усинский район в 70-е, в Ижемский – лет пятнадцать назад. Но чувствует себя полноправным хозяином всего в округе.

«Наша земля нам больше не принадлежит», — эти слова повторяют самые разные люди.

В феврале 2014 года жители Краснобора обнаружили буквально на границе села только что отсыпанные буровые площадки. О планах добывать здесь нефть их никто не предупреждал.

Фекла Дуркина из деревни Пустыня причитает: «Когда нефтяники пришли сюда, не было никаких обсуждений с местными, никто с нами не советовался. Делают, что хотят. Этой зимой я увидела, что на болоте прямо у меня за окном ходят люди в рабочей одежде, что-то ищут – без всякого спросу».

Причем «хозяева» эти жадны, неряшливы и совершенно безответственны. Единственная польза, которую можно извлечь из присутствия нефтяных компаний – хорошо образованную молодежь возьмут на работу. А ущерб весь и не перечислить: погублено сельское хозяйство и рыбные запасы, отравлены леса и реки, из которых исчезла дичь, а грибы и ягоды есть просто опасно.

«А ведь можно жить в гармонии с природой, – уверена Надежда Канева, учительница из села Щельяюр. – С тех пор, как пять сотен лет назад сюда пришли люди, они кормились от земли. В позапрошлом веке люди из царской администрации приезжали сюда в Красноборскую волость и восхищались тем, какой здесь делали сыром, масло, молоко».

Сейчас народ Коми, который всегда сам был способен себя обеспечить, оказался на грани выживания. Анисим Вокуев из деревни Пустыня машет рукой: «Администрации на нас тоже наплевать. Глава района как-то приехал, говорит: выгоднее привозить мясо и молоко из Бразилии, чем здесь выращивать!»

«Иногда нефтяники нас даже спрашивают: если вам тут так плохо, вы все время жалуетесь, зачем вы вообще здесь живете и рожаете детей? Но почему мы, коренные, должны уходить со своей земли?» – это Екатерина Дьячкова из деревни Новикбож.

«Нет смысла даже говорить, как хочется, чтобы были у нас внуки, и чтобы не уехали, не бросили родных. Надо действовать», – заключает Надежда.

И похоже, что долготерпенью людей приходит конец. Этой весной жители Усинского и Ижемского района устроили неслыханный бунт: потребовали от властей и бизнеса, чтобы с их мнением считались. Сотни вышли на акции протеста, десятки добиваются права принимать решения о своей земле. И мы очень надеемся, что на этот раз к ним прислушаются. Нельзя в 21-м веке оставаться в собственной стране колонизатором, который зарабатывает свои миллионы, уничтожая все, что нельзя продать по сотне долларов за баррель».
 

Источник: www.snob.ru

Поделиться в соцсетях