Суд присяжных: последняя ставка на жизнь

По следам оправдательного вердикта, вынесенного в отношении «поджигателей» «Пассажа»

Автор:   
14:10. 31 октября, 2013  
  
19

После оглашения оправдательного вердикта присяжных по делу в отношении обвиняемых в организации поджога ухтинского торгового центра «Пассаж» братьев Махмудовых и Гаджиева, которым, в случае признания их вины, грозило пожизненное лишение свободы, корреспондент «Красного знамени» задал адвокату Сергею Егорову, защищавшему в процессе Валентина Гаджиева, дежурный вопрос: «Значит, ставка на суд присяжных оправдала себя?» «Это не то что ставка, это – единственная возможность в России получить справедливый приговор», – ответил адвокат.

В кулуарах этого резонансного процесса представители стороны защиты не раз заявляли,  что, если бы дело рассматривалось в обычном порядке, т. е. коллегией профессиональных судей, то со стопроцентной уверенностью можно было бы спрогнозировать обвинительный приговор подсудимым.

При этом опытные защитники ссылались на существующую в российских судах, в том числе в судах Коми, негласную установку, запрещающую судьям — за исключением экстраординарных случаев — выносить оправдательные приговоры.  По сведениям одного уважаемого юриста, в честности которого у коррес-пондента «Красного знамени» до сих пор не было причин усомниться, у судов в Коми есть квота на оправдание: у городских — не более двух человек в год, у районных — не более одного человека.

Если же верить известному российскому правозащитнику Владимиру Филичкину, то наших судей за вынесение регулярных оправдательных приговоров ждут следующие последствия:  «За оправдание второго (подсудимого — прим. ред.) можно лишиться месячной премии, за третьего – всех премиальных за год, а за четвёртого – получить решение о несоответствии занимаемой должности. Порядочные судьи выносят приговоры обвинительные, но крайне лёгкие – условные, что у нас в России считается эквивалентом оправдания».

Эти суждения подтверждаются официальной статистикой.

В прошлом году в России были осуждены по уголовным статьям чуть более 764 тысяч человек, а оправданы – 5 тысяч 164 человека. Доля оправдательных приговоров составила 0,7%. Для сравнения: в странах европейского союза в среднем выносится около 20% оправдательных приговоров. Если же углубляться в российскую историю, то до октябрьского переворота 1917 года в стране доля оправдательных приговоров, выносимых судом, составляла те же 20%. Да что царский суд –  в ставшем нарицательным 1937 году народными судами СССР было вынесено 10,3% оправдательных приговоров, а в 1938 — и вовсе 13,4%.

Обратимся к Республике Коми. За девять месяцев этого года городскими и районными судами были осуждены 3 тысячи 570 человек, оправданы — 8 (восемь) человек. Доля оправдательных приговоров составила чуть более 0,002%! За соответствующий период 2012 года были осуждены — 3 тысячи 576 человек, оправданы — 7 (семь), или чуть менее 0,002%.

Впрочем, для полноты картины следует добавить, что за те же девять месяцев 2013 года гор- и райсуды  Коми прекратили уголовные дела в отношении 783 человек. Прекратили по самым разным основаниям, о которых статистика умалчивает.   

Теперь вопрос: на что могли рассчитывать Валентин Гаджиев и братья Фахрудин и Асрет Махмудовы, если бы они согласились на рассмотрение своего уголовного дела коллегией профессиональных судей? При том, что процесс — из разряда громких, имеющих несомненную политическую составляющую, а период нахождения подсудимых под стражей измерялся годами (до вынесения оправдательного вердикта братья Махмудовы отсидели в сыктывкарском СИЗО 4 года и 3 месяца, а Гаджиев — чуть более 3 лет)?

Понятно, что – только на обвинительный приговор, который, скорее всего, означал бы для них пожизненное лишение свободы (ранее именно к такому наказанию были приговорены признанные Верховным судом Коми исполнителями поджога молодые ухтинцы Алексей Пулялин и Антон Коростелёв).

При таком раскладе нет ничего удивительного в том, что все трое подсудимых попросили, чтобы их дело рассматривалось судом присяжных заседателей, который по той же статистике выносит оправдательные вердикты в 15% случаев.

Дальше посредством слепой компьютерной выборки (по крайней мере, так предписывает закон)  из числа проживающих в Сыктывкаре было избрано около сотни горожан не младше 25 лет, дееспособных, не имеющих судимости и не состоящих на наркологическом либо психоневрологическом учёте. Затем  представители сторон мотивированно (или  немотивировано, закон позволяет и такое) отвели конкретных кандидатов в присяжные. Процесс отбора занял два дня, а в остатке остались 12 членов основной коллегии присяжных заседателей и столько же — запасных.

Председательствующий в процессе судья Верховного суда Коми Александр Мищенко ориентировал присяжных на то, что судебное рассмотрение дела продлится около полугода. На самом деле процесс растянулся на год и девять месяцев.

Понятно, что не все присяжные оказались готовы пожертвовать почти двумя годами своей жизни  ради одного, пусть и громкого, процесса. Кто-то сошёл с дистанции по болезни. Можно предположить, что были и такие, кто просто не выдержал груза ответственности. На финише осталось лишь двое запасных присяжных, готовых в случае необходимости пересесть на скамью для основного состава коллегии.

Для тех, кто прошёл всю дистанцию, каждый день судебного разбирательства начинался со слов председательствующего, который интересовался, оказывалось ли на кого-нибудь из присяжных какое-либо воздействие со стороны, связанное с рассматриваемым делом (таких случаев зафиксировано не было), и заканчивался наставлением того же председательствующего не заниматься саморасследованием, не знакомиться с материалами СМИ, освещающими процесс, и не делиться ни с кем своими мыслями об увиденном и услышанном в зале суда.

Кроме того, судья бесчисленное количество раз в ходе судебного заседания прерывал свидетелей, потерпевших, подсудимых и их защитников, и, куда реже — обвинителей, и, обращаясь к присяжным, призывал их не учитывать при последующем обсуждении вердикта в совещательной комнате только что сказанное, если это сказанное, по его мнению, не относилось к фактическим обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела. При обсуждении в процессе процессуальных вопросов присяжные по указанию председательствующего удалялись в совещательную комнату.

Так, «судьи факта», как ещё называют присяжных заседателей, не услышали подробный и, добавим, леденящий душу своими подробностями рассказ Алексея Пулялина о том, какими методами в колонии для приговорённых к пожизненному заключению «Чёрный беркут» у него и Антона Коростелёва выбивали признательные показания, которые затем легли в основу обвинения по рассматриваемому делу.

Не услышали присяжные и много чего другого из того, что, по мнению судьи, либо не относилось к фактическим обстоятельствам дела, либо относилось к разряду так называемых недопустимых доказательств. Причем, по мнению подсудимых и Пулялина с Коростелёвым, имевших статус потерпевших по делу, председательствующий куда чаще ограничивал в представлении доказательств сторону защиты, нежели гособвинителей. В этой связи адвокаты не раз подавали свои возражения на действия Александра Мищенко, а Алексей Пулялин заявлял ему отвод, обвинив в несоблюдении основополагающего принципа судопроизводства – равноправия сторон.

Справедливости ради следует отметить, правда, что в кулуарах судебного заседания один из адвокатов, имеющий большую практику участия в рассмотрении дел судом присяжных в разных регионах страны, высказывался в том духе, что Мищенко – чуть ли не «луч света в тёмном царстве» российских судей, многие из которых и не пытаются скрывать при ведении процессов присущий им обвинительный уклон.

Как бы там ни было, признав версию обвинения ложной и преодолев присущую большинству обычных людей психологическую установку на то,  что содержащиеся под стражей люди априори не могут быть невиновными, присяжные заседатели большинством голосов оправдали подсудимых, чем заслужили «низкий поклон» от известного московского адвоката Константина Рыбалова, защищавшего в процессе Фахрудина Махмудова. Кстати, вынесенный председательствующим на основании оправдательного вердикта присяжных оправдательный же приговор стал уже четвёртым по счёту в профессиональной карьере Рыбалова, что может считаться выдающимся достижением: у многих адвокатов в условиях господствующей в наших судах «презумпции виновности» подсудимых в послужном списке нет ни одного подобного достижения.  

Адвокат Сергей Егоров дал «тысячу процентов» на то, что оглашённый в минувший понедельник  приговор будет обжалован прокуратурой в вышестоящей судебной инстанции. Оспорить вердикт присяжных нельзя, а вынесенный на его основании приговор — можно, но только по процессуальным вопросам.

И нет никаких гарантий, что приговор устоит в Верховном суде РФ. Об этом свидетельствует убийственная статистика: оправдательные приговоры в нашей стране отменяются в 800 раз чаще, чем обвинительные. 

Поделиться в соцсетях

guest
19 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
123
123
31.10.2013 18:34

То, что поджигали не те и заказывали не те, на кого указало государство в лице силовиков, давно очевидно многим, кто хоть каким-то образом касался расследования или суда по этим делам (сотни свидетелей, знакомых и родных П и К, Гаджиева, Махмудовых, сотрудников правоохранительных органов, адвокатов). Но высказаться об этом открыто все… Читать далее »

вася
вася
31.10.2013 18:54

Опять улизнули от правосудия, hjjvfr..!

Андрей
Андрей
01.11.2013 00:00

Дай-то бог, чтобы оправдательный приговор удержался!

123
123
01.11.2013 01:17

Спасибо присяжным.

Влад
Влад
01.11.2013 22:50

Самая дешевая попытка повлиять на общественное мнение) еще и комментарии оставили…для полноты) стыд и позор Сергею Сорокину. Если угрожали, то слабак….если купили, то проститутка…

Владимир
Владимир
01.11.2013 22:54

Скажите, Влад, а Вы на чем основываете свое заблуждение?

Влад
Влад
01.11.2013 23:02

Это не заблуждение, а истина. Я жил и работал в Ухте…знаю кто такие Махмудовы.

вот именно
вот именно
01.11.2013 23:17

все знают, что они не ангелы, но не думаете ли вы, что как раз этим мифом и воспользовались те, кто захотел спихнуть на них поджог?

Влад
Влад
01.11.2013 23:50

Каким мифом? То что они беспредельщики?) Каждое действие имеет цель. Цель поджога…запугать. Много кто знает кого и почему. Пусть назовут тех кто спихнул и аргументируют, им уже не страшно.

Андрей
Андрей
02.11.2013 09:20

Махмудовы уже давно назвали тех, кто спихнул на них это преступление.

Влад
Влад
02.11.2013 11:31

Путин? Обама? Гитлер?

Сергей Сорокин
Сергей Сорокин
02.11.2013 13:17

Владу.
Если порядочный человек выдвигает обвинения, подобные вашим, он называет свои имя и фамилию. Или вы – слабак?
Присяжных тоже запугали или купили?

Автору
Автору
03.11.2013 01:05

По поводу судей, их не лишают премий, и вобще у них два вида наказания: предупреждение и прекращение полномочий. По поводу процента оправдательных; за рубежом и в царской россии была иная система правосудия, там нет предварительного следствия, материалы направляются в суд и суд решает. А сейчас много отсеивается на досудебной стадии… Читать далее »

Андрей
Андрей
03.11.2013 09:53
спасибо
спасибо
03.11.2013 20:48

спасибо Андрею за ссылку.

тому, кто подписался "Автору"
тому, кто подписался "Автору"
05.11.2013 17:00

Вопрос в том, как преподнести информацию. Как мне кажется:1) По поводу судей: премии-не премии, но Вы всё же не можете отрицать присутствие “телефонного права”? 2) По поводу прекращения дел на стадии следствия и отказных материалов: приведите ещё статистику, какие дела прекращаются или и вовсе не заводятся? Велик процент отказов как… Читать далее »

нестатист
нестатист
05.11.2013 21:39

тоже не согласен с 0,7% оправдательных приговоров. 50% дел рассматриваются в особом порядке- подсудимые сразу признают себя виновными. Конечно, какая-то их часть берет на себя вину, хотя на самом деле не виновны, поскольку уверены в обвинительном приговоре с любым алиби. Но думаю, что среди всех особопорядочников таких, кто берет на… Читать далее »

123
123
05.11.2013 21:46

Мое мнение. приговор П.и К. был натянут. Очень сильно. Мало доказухи. А когда на таком приговоре “на соплях” пытались доказать виновность Махмудовых, сопли стали во много раз жиже. Я удивляюсь как вообще 4 присяжных поверили в рассказ о драке возле домино с битами, 40 человек, с 2 или тремя машинами… Читать далее »

Руслан Исаев
Руслан Исаев
08.11.2013 20:44

Спасибо,интересная статья.