По плацу в противогазах

О некоторых особенностях управленческой стилистики Сергея Гапликова

21:38. 10 октября, 2019  
  
0

Предуведомление: этот материал уже был опубликован в “Красном знамени” ровно четыре года назад. Однако, как показал недавний технический аудит нашего сайта, по неизвестным причинам он с него исчез. Восстанавливаем несправедливость и даже не боимся объяснимой устарелости текста. Ибо четыре года показали, что содержание его не настолько и устарело.

 

Вы – начальник ответственного отдела на крупном, разветвлённом по большой территории предприятия. Вроде справляетесь. В какой-то момент вы слышите, что в отдалённом филиале вашей компании служба безопасности вычистила всё его руководство: проворовались. Бывает, помечаете вы в дальнем уголке вашего сознания и продолжаете руководить своим отделом, который к тому филиалу не имеет вообще никакого отношения.

Как вдруг через несколько дней вас вызывает генеральный директор и говорит:

– Знаешь, Николай Александрович, мы тут посовещались и решили тебя направить в тот самый филиал.

Вы старый солдат и не знаете слов отказа, но внутри себя, естественно, изрядно чертыхаетесь.

– Ты, конечно, слышал о возникших там проблемах, – продолжает генеральный. – Да, вот так вот вышло. А места там, между прочим, очень перспективные…

В этот момент он делает жест, заместители, референт, директор по корпоративным коммуникациям покидают кабинет, и он продолжает:

– Ну, сам понимаешь, главных мы, конечно, вычистили, но гнездо там они свили основательное. Поэтому с оставшимися можешь особо не церемониться, я тебя всегда прикрою.

Вы выходите из кабинета генерального, сутки собираетесь, прощаетесь с женой и детьми, едете. Вас встречают милые, приветливые люди, более того – изрядно перепуганные люди. Но вы-то понимаете, что здесь всё пропитано полумафиозными, а то и прямо мафиозными отношениями. С чего-то нужно начинать, но с чего?

Вы видите, что устав филиала несколько сковывает вашу волю в принятии решений, в том числе – в самой инициативе менять его.

– Надо бы изменить устав, – обращаетесь вы к заместителю директора филиала по административно-хозяйственной части, поскольку он остался единственным из прежнего руководства на свободе.

Тот согласно кивает, и изменения вносятся. Ваши руки становятся более развязанными, и вы начинаете планировать, как действовать дальше…

(Теперь повернём ракурс нашей невидимой камеры на другую сторону – работников этого воображаемого филиала)

… «И как именно теперь он будет действовать?» – в панике обсуждают начальники филиальских отделов своё будущее.

– Всем собраться на плац перед офисом! – вдруг раздаётся по внутреннему радио.

Все собираются. Новоназначенный начальник выходит на плац.

– Газы! – грозно рыкает он, и перепуганные менеджеры судорожно ищут сумки с противогазами, кто-то не сразу находит, а кто-то не находит вовсе, а те, кто находит, буквально рвут сумки, выдирая из них «слоников».

– Шесть кругов по плацу! – звучит команда.

И вот задыхающиеся и ослепшие от пота на линзах сотрудники снимают противогазы.

– Н-да, – скептически поджимает губы новый директор, – результаты совсем не утешительные. Этак мы с вами каши не сварим.

– Вот вы… да-да, я вас имею в виду, – обращается он к начальнику физкультурного отдела, – почему вы оказались в такой критический момент без противогаза?

Начальник физкультурного отдела стоит, понурив голову.

– ОК, придётся нам с вами попрощаться, – оглашается приговор.

– А вы? – спрашивает он у начальников планового и ресурсного отделов. – Сколько минут ушло у вас на вытаскивание противогазов из сумок? Две минуты? Вы понимаете, что это катастрофа?!.. Выговор!

– Ну а остальные пускай тоже не расслабляются: видел я, с какой вы скоростью бежали. Всем замечания, – бросает напоследок новый директор, покидая плац.

Публика, собравшаяся вокруг плаца поглазеть на необычное зрелище, разражается бурными, продолжительными аплодисментами: «Вот это да! Каков новый директор-то, а? Как он их всех!.. Так этим бездельникам и надо!»

А персонал филиала возвращается в свои кабинеты и тихо недоумевает: да, вполне вероятно, мы бездельники – но причём тут бег в противогазах?..

 

***

Именно такое впечатление складывается после истории, которая произошла в минувшую пятницу на заседании правительства Коми. Публичный нагоняй сразу 16 руководителям органов исполнительной власти, включая объявление об увольнении Степана Чуракова, ещё вполне мог бы быть ожидаем. Во-первых, нечто подобное случалось и при Вячеславе Гайзере: в январе 2011 года он внезапно объявил об отставке всего правительства. Во-вторых, от Сергея Гапликова ждали именно кадровых решений, внутренне (среди чиновников) и внешне (см. комментарии в новостных лентах) готовились к ним.

Однако никто не был готов к такому странному поводу – результатам учений по мобилизационной подготовке. Те, кто проходил через них, отлично знают, что это за процесс, насколько «живо» и «интересно» в нём участвовать. Из этого, конечно же, не следует, что можно расслабиться и ничего такого не проводить вовсе. И всё-таки до Сирии, а равно и, допустим даже, до Украины, из Коми три года скачи не доскачешь, что уж тут, право, сверх меры мобилизовать?

Но всё это, в общем, объяснимо. Ситуация в нашей республике такова, что тот сон, в который года три как она погружена, прервался, конечно, 19 сентября, но сменился совсем не резким взлётом общественной активности. Публика по-прежнему жуёт попкорн – только уже глядя на происходящее после с большим интересом, нежели до. А депутаты и особенно чиновники погружены теперь в банальный страх.

Вот взять, к примеру, те же изменения в Конституцию республики, развязывающие руки врио Главы. Ну, отмена должности его заместителя, предположим, назрела и перезрела, хотя для кого эта должность вводится, «Красное знамя» писало ещё в декабре 2013 года. Именно поэтому тогдашний Госсовет и не пискнул, вводя эту странную конструкцию: Глава – его заместитель – председатель правительства.

Но ни одного писка в депутатском корпусе не раздалось и сейчас, когда врио Главы вручили меч для рубки голов. Для чего-то ведь ограничения в кадровых вопросах вводились в Конституцию? И понятно, для чего: подразумевалось, что такие важные вопросы может решать только человек, прошедший через всенародные выборы и летимизировавший тем самым право на отставки старой и подбор новой команды.

Но в какой, скажите, ещё легитимизации нуждается Сергей Гапликов, который направлен в Республику Коми самим Владимиром Путиным? Собственно, он – это проекция Президента. Чей депутатский язык не присохнет к глотке от одной мысли об этом? И прошлые-то наши народные избранники не отличались в глазах народа слишком уж большой легитимностью. Что же говорить про нынешних, у которых перед глазами: а) первые два номера в списке «Единой России»; б) один гроб и две тюремные камеры для коллег по Госсовету, и ещё неизвестно, где кому кажется лучше?

Республика погрузилась в атмосферу сталинизма периода именно 1937 года, только не тоталитарно-идеологического, а авторитарно-технологического. Арестовываются либо увольняются руководители самого высокого звена. Обвиняются они не в заговоре и/или шпионаже, а в коррупции. Народ всячески приветствует эти репрессии (а это репрессии, давайте называть вещи своими именами), причём не искусственно сзываемыми митингами в цехах, а по-настоящему – см. опять же интернет-комментарии.

Это было вообще-то вполне ожидаемо, на место врио именно силовика и ждали. Этакого просвещённого полковника, благо есть аналогия на национальном уровне, и аналогия с высочайшим рейтингом. И морально к репрессиям все вполне были готовы.

Но первое же реальное силовое действие Сергея Гапликова почему-то заставляет думать не о полковнике. А, скорее, о старшине, который зачем-то заставляет бегать солдат в противогазах.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000