Из истории «зачисток»

Первый год правления второго Главы Республики Коми в воспоминаниях современника

Автор:   
11:55. 29 октября, 2010  
  
13
Куда поведёт республику новый Глава? Кого уберёт? Кого назначит? Или его самого кто-то «ведёт»? Интересно? Некоторым – да! Аналитики пытаются провести аналогии между первыми шагами Вячеслава Гайзера и «загадочным» поведением Владимира Торлопова в первый год правления. В таком случае уместно взглянуть на события 2002 года в этом ракурсе, но «с высоты прожитых лет».

Накануне

Многие наблюдатели в 2002 году считали успех Владимира Торлопова случайным и рассматривали его в контексте личного поражения Юрия Спиридонова. С такой точкой зрения можно согласиться и сегодня, если расшифровать истинный смысл слова «случайно». Корень «луч» и приставка «с» указывают на схождение в одной точке разнонаправленных и, возможно, даже различных по своей природе потоков-лучей. Такое пересечение и порождает явление неожиданное, необъяснимое и, на первый взгляд, необязательное.

Без претензий на истину в последней инстанции можно предложить как минимум три вектора:

1. «Береги Россию» – трогательное и несколько даже сентиментальное напутствие уходящего Ельцина вовсе не случайно было многократно повторено по всем каналам. Реальным содержанием политики Путина начального периода было сохранение и окончательное утверждение России в существующих границах. «Вертикаль власти» и «управляемая демократия». Движение к этой новой политической реальности поставило региональных лидеров перед выбором – соответствуй или уходи.

Ну а у Юрия Спиридонова за десятилетие безраздельного господства, конечно же, сложились привычки, представления и отношения, которые практически невозможно было трансформировать применительно к строящейся политической системе.
Понимали ли это в Москве? Некоторые аналитики объясняют мотивы принятия решений московскими чиновниками исключительно с точки зрения клановых или корыстных интересов. Бог им судья. Возможно, всё это имеет место быть. Точно так же можно предположить, что этот миф попросту очень удобен для некоторых местных «авторитетов».

Но в кругах, близких к Жёлтому дому, живёт и другая легенда об одном очень крупном, по местным меркам, политике и предпринимателе. В 2006 году он пытался купить должность Главы РК то ли за 500 тысяч, то ли за миллион американских долларов. Оказалось, что ушлые москвичи грубо развели наивного провинциала. Миф о безусловной продажности Москвы оказался настолько устойчивым, что достаточно опытный человек платил даже тогда, когда Указ о назначении настоящего Главы был уже подписан.

Мы не будем заниматься мифотворчеством. Общая направленность политики Москвы 2001 года – историческая реальность, которая не могла не сказаться на итогах выборов и в Республике Коми.

2. «Мавр сделал своё дело» – так обозначил бы классик разброд и шатания в местной элите того периода.

И действительно, бывший секретарь Обкома КПСС сделал всё, чтобы оптимальным образом встроить «партийную буржуазию» в политическую реальность «лихих 90-х». Директора получили и акции, и льготы, и участливое внимание лидера. Собственно партийные и государственные деятели Коми АССР пересели в руководящие кресла Республики Коми (только те, кто соответствовал представлениям Юрия Спиридонова о «новом мышлении»).

Установившийся режим «просвещённой монархии» на определённом этапе не только не тяготил элиту, но вообще воспринимался как единственно возможный в условиях всеобщей анархии. Но устраивал он, конечно, не всех и не навсегда.
Через бандитские «разборки», залоговые аукционы, дефолты и прочие прелести периода первоначального накопления капитала рынок мучительно искал свой новый облик. Сколько ж можно оставаться «диким»? Для укрепившихся «красных директоров», а в особенности – для «новых коми», режим личной власти «папы» стал объективно неудобен.
 

Да и государственные мужи устали от вечных недоимок, авралов, грубых выволочек и
щедрых милостей. Слишком многое стало зависеть от настроения Юрия Алексеевича. А настроение его всё труднее стало объяснять объективными причинами. Прощать слабости можно до определённого предела.

Так что при всей внешней атрибутике сильного лидера Юрий Спиридонов имел на тот период единственный «связующий ресурс» – круговую поруку. Этот ресурс не позволил местным «олигархам» выдвинуть своего представителя (например, Анатолия Каракчиева), а «политикам» – своего харизматичного лидера (например, Игоря Шпектора).

3. «Народ безмолвствовал» – это ёмкое и гениальное определение настроений «электората» в связи с «назначением» Бориса Годунова можно смело перенести в Республику Коми 2001 года.

Не будем вспоминать о стремительном обнищании основной массы населения в условиях «дикого рынка» конца 20-го века. Ни Спиридонов, ни Торлопов тут ни при чём. Но был и объективный фактор, конкретно влиявший на отношение населения к действующей власти. Это, как ни покажется кому-то странным, относительно свободная в тот период пресса.

На протяжении десяти лет «интеллигентная» «Молодёжь Севера», «народная» «Трибуна» и даже солидное «Красное зна­мя» в красках писали о предпринимательской деятельности правительства РК и особенностях светской жизни Жёлтого дома. Так что на все житейские невзгоды наложился конкретный (и близкий к реальному) образ всемогущего «папы», живущего в каком-то своём, «параллельном» мире. «Безмолвие народа» тогда было подобно молчанию созревшей лавины в ожидании лёгкого «ап-п-чхи».

Вероятно, это далеко не все составляющие «случайной» победы Владимира Торлопова. Но для дальнейшего изложения важно отметить, что новый лидер республики на тот период в самой республике серьёзной политической и финансовой базы не имел. Таким образом, итогом выборов 2001 года стал захват хотя и существенного, но достаточно шаткого плацдарма – поста Главы Республики Коми.

Противник, хотя и был в значительной степени деморализован, но сохранил ресурсы и возможности для манёвра. Я, конечно, понимаю (надеюсь, что вместе с читателем) всю условность применения военной терминологии к сугубо мирному процессу перераспределения властных полномочий. И всё же к описанию первого года правления второго первого лица республики считаю уместным применить самое «боевое» определение.

 

 

Андрон Кончаловский (в центре) на банкете по случаю приезда в Коми для поддержки Торлопова. Фото Бориса Суранова

 

Дымовая завеса

Итак, 16 декабря 2001 года штаб Спиридонова подсчитал голоса и прослезился. В стане победителя недоверчиво улыбались друг другу немногочисленные соратники. К настоящему празднику они были явно не готовы.

А уже 20 декабря газета «Молодёжь Севера» сообщила о том, что накануне сыктывкарская прокуратура возбудила уголовное дело по статье 193 Уголовного кодекса Российской Федерации (Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте). Суть дела заключалась в невозврате 3,5 миллиона австрийских шиллингов, которые в 1993 году администрация Сыктывкара (её тогда возглавлял Анатолий Каракчиев) якобы перечислила австрийской фирме «Rogner GmbH» за разработку проектно-сметной документации для строительства в столице республики гостиницы с бизнес-центром. Однако документация в Сыктывкар не поступила, а гостиница так и не была построена. Крупная сумма бюджетных средств исчезла в неизвестном направлении.

Публикация вышла под пугающе обнадёживающим заголовком «И это только начало?» Многие ждали чего-то подобного, и желательно «в крупных масштабах». Добрый у нас народ. Вольные и невольные сподвижники избранного Главы ожидали новых назначений, противники, соответственно, сушили сухари или, в лучшем случае, лихорадочно обустраивали «запасные аэродромы».

Рассмешил журналистов и несколько разрядил ситуацию эпизод с одним из пламенных борцов с «системой страха». Будучи естественным союзником Торлопова в предвыборной борьбе, этот способный телерепортёр сразу после оглашения результатов поспешил самовольно занять руководящее кресло в государственной телерадиокомпании. В силу особенностей характера друзей у него там не было. Так что всерьёз напуганные наглым вторжением сотрудники рискнули прямо пожаловаться избранному Главе. Тот неожиданно быстро и достаточно грубо осадил выскочку, чем избавил респуб­лику от очередного бездарного администратора, ну а себе нажил непримиримого оппонента, по крайней мере, на первое время.

Никакой логики

Но зато все остальные назначения, отставки, перестановки, возбуждённые и закрытые «дела» ни в какую логическую схему не укладывались. Народ с недоумением следил за кадровой чехардой. Не станем углубляться в детали. Вершина исполнительной власти в течение 2002 выглядела так: первый заместитель Главы республики Алексей Гришин (самый «весёлый» руководитель администрации Спиридонова), «простые» заместители Главы республики Евгений Лескин (руководил нефтяной компанией «КомиАрктикОйл»), Юрий Колмаков (бывший министр экономики) и Вера Скоробогатова (первый секретарь Российского союза молодёжи).

Всех, кроме, может быть, Скоробогатовой, можно смело причислить к «команде» Спиридонова. Сохранили свои посты и ключевые министры: финансов, экономического развития, промышленности, энергетики и связи. Изумление, граничащее с паникой, вызвало назначение представителя от республики в Совет Федерации. Сенатором стал не по-хорошему таинственный бизнесмен Рахим Азимов.

Напряжение нарастало, даже идейные противники бывшего «папы» с трудом подбирали аргументы: «Ну… не орёл… Зато честный…» «Честный?! А Азимов?!» Сам Владимир Александрович, как и раньше, пешочком гулял из Жёлтого дома к своей скромной квартирке по улице Советской. На вопросы в основном загадочно улыбался. Да и не очень-то рисковали задавать неудобные вопросы «неизвестному» Главе.

Публичное недовольство выразилось уже в августе 2002, когда ушёл в отставку его советник по вопросам промышленности Владимир Шахтин. В своих интервью он прямо заявил о нежелании Торлопова встречаться с помощниками и обсуждать с ними реальные вопросы, отметив, что на самом деле большинство вопросов в Коми решают не те, кому это положено, а некий «серый кардинал».

Анатолий Каракчиев, окопавшийся в штабе регионального отделения «Единой России», со временем почувствовал себя в полной безопасности и предпринял массированную «психологическую» атаку. Доктор экономических наук, не стесняясь в выражениях, поносил «невнятную» политику оппонента в центральной прессе и через подконтрольные местные СМИ. Постепенно оправляется от душевных травм Юрий Спиридонов и доказывает, что слухи о «смерти льва сильно преувеличены».

 

 

Руководители предвыборного штаба в напряжённом ожидании. Фото Бориса Суранова

 

Серые кардиналы

Так в воспалённом сознании пишущей братии в дыму кадровых перестановок возникла демоническая фигура главного советника Главы РК Александра Зарубина. Где-то в его таинственной тени скромно притаился «простой» советник Алексей Чернов. Собственно, эти двое на первом этапе и представляли всю команду «пришельцев», которых, по мнению многочисленных врагов-аналитиков, должен был привести Владимир Торлопов. Привести, разумеется, для расплаты по счетам предвыборной кампании путём окончательного разграбления республики. Бюрократический Сыктывкар азартно обсуждал, недоумевал и строил планы по поводу очередных назначений. Радио «Европа плюс Коми» даже конкурс на эту тему проводила.

Вскоре главного советника Главы РК позвали в путь «олигархические» заботы, и уже 15 декабря 2002 года господин Зарубин покинул республику: он был назначен генеральным директором ЗАО «Ренова». Правда, его место тут же занял Чернов. В январе 2003 ушёл с поста заместителя Главы республики Евгений Лескин, который предпочёл должность генерального директора газпромовского «СОГАЗа». Затем было объявлено о том, что Торлопов в Совет Федерации вместо Азимова назначает Гришина и увольняет из заместителей Главы республики Юрия Колмакова. Таким образом, через год после прихода к власти команду Торлопова покинули все назначенные им заместители, кроме Веры Скоробогатовой.

Тут самое время вспомнить об основном предвыборном лозунге Владимира Торлопова. «Сломать систему страха» он намеревался путём «борьбы с бюрократизмом во всех проявлениях, подбором кадров не по принципу личной преданности, а по деловым и нравственным качествам». А в одном из своих первых интервью уже в качестве нового Главы он заявил:
«…Но давайте рассудим так. Система, которая была создана прежним руководством, была системой извлечения личной выгоды конкретными представителями власти. Причём это были несменяемые руководители…

…У меня очень хорошие взаимоотношения с руководителями силовых структур, которые могут дать мне любую информацию в так называемом «закрытом режиме» о любом из чиновников. Если, скажем, кто-то из членов нынешнего правительства хотя бы только попытается решать свои личные вопросы за счёт служебного положения, мне это станет известно. Я их всех предупредил, что последуют самые жёсткие санкции по отношению к тем, кто будет путать личное с государственным».

Обидно, понимаешь!

Если учесть особые взаимоотношения Владимира Александровича не только с местными «силовиками», то можно смело предположить, что на первом этапе второй Глава попросту оставил на своих местах всех «недостаточно» скомпрометировавших себя управленцев. Ну и привлёк по этому же принципу «свежую струю» в лице Веры Скоробогатовой. В эту схему укладываются почти все местные назначения, за исключением Гришина и Азимова. Ведь даже у журналистов «компромата» на этих людей более чем достаточно. Для примера приведём опубликованную тогда расшифровку любопытного телефонного разговора. В нём два человека, один из которых по голосу очень похож на Азимова (поэтому обозначим его «А»), а второй, опять же по голосу и по обращению к нему собеседника, безумно напоминает Гришина (и быть ему в нашей стенограмме «Г»), как бы между прочим решают кадровые вопросы:

«А. – Федорович, Турдыев (однофамилец начальника УБЭП МВД РК – ред.) же не хочет к нему ставить этого Лютоева… Я сейчас поеду 13-го в Москву, мы подскажем товарищу, чтобы Турдыева выгнать…

Г. – … В этом вопросе не надо даже сейчас, а через месяц-полтора будет приказ… Ну там вопрос будем решать. Потому что когда их за штаты будут выводить, вновь придёт назначение, и мы должны будем смотреть, кого, куда, чего…

А. – … следующее. Этому… Турдыеву, он такой великий, он решил Коробова (однофамилец руководителя администрации Главы РК. – ред.) слушаться… пускай к Коробову идёт и работает… Если человек п…с, он никогда не будет человеком, ты понимаешь, да? Время есть ещё месяц, прими решение для себя просто. Надо – значит, наградим, не надо – надо, чтобы его вы…ли.

Г. – Но с другой стороны, если этот он поставит, там тоже вопрос. Если этого Сердитова поставить, там тоже…

А. – Кто такой Сердитов?

Г. – Ну это бывший городской…

А. – Алкоголик конченый.

Г. – Романович хочет поставить…

А. – А что же он Турдыева не может снять…

Г. – Сейчас он никого, сейчас запрещено, ни снимать, ни назначать.

А. – Он всё равно хочет назначить друга Коробова замом… Поэтому надо его однозначно убирать. Мы сделали ошибку… назначение этого урода из Ухты. Можно поставить туда нормального человека… пока этот на месте сидит. А сюда можно нормального человека подобрать…».

 

 

Даже Чубайс “скостил” долги энергетикам Коми

 

Кто в доме хозяин?

Тут необходимо напомнить, что Гришин на тот момент занимал пост главного государственного инспектора по Республике Коми. Оба влиятельных собеседника, каждый по-своему, были немного обижены на действующего Главу РК Юрия Спиридонова.

Азимову «папа» не позволил разобраться «по понятиям» с директором фонда «Ресурсы Севера» Владимиром Сорвачёвым. Ну а излишне «кусачего» и пьющего главного администратора республики он же отправил, хоть и в почётную, но – отставку. Государственным инспектором Гришин стал позже уже благодаря своим собственным заслугам и связям.
Впрочем, возможно, что обида тут ни при чём. У этой парочки вполне могли быть совершенно иные резоны поддержать на выборах не кого-нибудь, а Владимира Торлопова. 

«Кто в доме хозяин? Я или кошка?» – первый год правления Владимир Торлопов посвятил поискам ответа на этот вопрос. Ну а когда сомнения развеялись, освободилось пространство и для новых кошек.
Параллельно с решением кадровых вопросов «временному правительству» 2002 года удалось решить и несколько небольших экономических проблем, которые, увы, «погоды в доме» не сделали. В целом бюджет 2002 года оказался только чуть менее провальным, чем предыдущий. А предпринятые попытки экономического оздоровления только продемонстрировали всю глубину долговой ямы, в которой оказалась республика под чутким руководством мудрого «папы».

Под прикрытием поставленной дымовой завесы в принципе можно было окопаться и перейти к правильной обороне. К чему бы это привело – неведомо. Всё-таки лучшая оборона – это, действительно, нападение. Год ушёл на уяснение основных проблем и перегруппировку сил. В экономическом блоке правительства – на направлении главного удара – образовалась благодатная пустота, которую следовало незамедлительно заполнить мобильными частями. Вопрос состоял в том, где их взять.

Поделиться в соцсетях

guest
13 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
777
777
29.10.2010 12:59

Маленькая неточность.Чернов появился на политическом небосклоне Коми после отъезда Зарубина.Чернов должен был работать в качестве клерка Агентсве по печати РК.Именно туда он хотел пойти работать и для этого приехал в Коми.Торлопова он ранее не знал. Про дружбу с Питера сказки. По слухам он приехал в Коми, так как, якобы, испортились… Читать далее »

888
888
29.10.2010 13:48

B чё???

999
999
29.10.2010 17:21

какую ерунду пишет 777.Бумага стерпит… Чернов приехал по приглашению и со своими связями.Ума ему не занимать.И расставлять “фигуры” он умеет. Все понимали,что В.А. растерялся,когда выиграл. С тех пор делал “потуги” удержаться:менял людей в своей команде,не доверяя никому из республики. Все и всем было призрачно ясно,кроме Главы…

Узнали!
Узнали!
29.10.2010 23:32

На втором снимке второй слева – Беляев, который сейчас на имуществе=)

Филолог
Филолог
30.10.2010 15:36

В начале статьи слово “случай” автор трактует как счастливое пересечение лучей (для Торлопова). Красиво! А как насчет “случки”? Это тоже красивое пересечение лучей?

Автор
Автор
30.10.2010 17:27

Нигде я не говорил про “счастливое”… “Случка” – тоже неплохо, если по любви… Потомство, то да се… Национальгая идея где то как то…

алекс-1
алекс-1
30.10.2010 20:37

коми р одна из самых коррупционных республик а жители полунищие

777
777
01.11.2010 15:27

Чернов приехал неуверенным пацаном, поработать в сфере СМИ. Про контроль над Торлоповым и не мечтал.Просто надсмотрщикам требовался любой, кто быф мог стучать о попытках Торлопова создать свою команду.Он так и ушел в одиночестве, преданный своим окружением.

Полковник
Полковник
01.11.2010 15:37

Одиночество – удел любого большого начальника. Но, кто же Торлопова предавал? Для предательства нужно до этого, как минимум, быть преданным. Да и вообще, предают на войне, а В.А. на бойца меньше всего похож.

бумага стерпит,а за слова отвечать придется
бумага стерпит,а за слова отвечать придется
01.11.2010 16:49

снова – ерунда 777.Чернов приехал с подачи Зарубина,четко зная зачем. Не мудрствуйте лукаво,не стройте из себя всезнайку. Чернов есть Чернов… О нем можно говорить и хорошо и плохо,но никак :серединка на половинку – это не для него. Работать он умеет,знает как надо. Он не обязан всем нравиться… О Торлопове… Большей… Читать далее »

вспомни
вспомни
02.11.2010 12:41

Лешенька, вспомни, о чем ты рашговаривал, когда приехал в Коми? И вспомни, с кем разгововаривал?

Автор
Автор
02.11.2010 17:03

Всем спасибо за комментарии… Не спорьте зря. До новой “идеологии” и роли личности в ней еще довольно далеко Дождитесь продолжения банкета:) Там будет больше пищи.

Читатель (не Чукча)
Читатель (не Чукча)
04.11.2010 22:40

С нетерпением ждем продолжения банкета:)