Гайзеру повезло меньше

В отличие от экс-главы Коми, важнейшие для его дела фигуры освобождены из-под стражи

Автор:   
12:09. 9 августа, 2017  
  
0

Это событие мелькнуло несколько бледно в общем потоке новостей: бывшие управляющий директор ЗАО «Ренова» Евгений Ольховик и генеральный директор ПАО «Т Плюс» Борис Вайнзихер освобождены из-под стражи. Уголовное дело против них, конечно, не прекращено, но смена меры пресечения – это всегда признак какого-то важного изменения в течении следствия. Тем более – если состав вменяемого преступления тесно связан с ещё одним, не менее, если не более громким уголовным делом. В данном случае – с «делом Гайзера».

«Красное знамя» уже интересовалось у третьего Главы Коми, почувствовал ли он какие-либо изменения в ходе следствия, когда арестовали Ольховика и Вайнзихера. Он ответил: «Никаких перемен не ощутил. А в связи с чем они должны быть?»

Предлагаемый ниже материал даёт пищу для размышлений над ответом на его вопрос. Тем более что сам Вячеслав Гайзер, несмотря на практически аналогичные доводы, которые он регулярно приводит в суде по ходатайствам об изменении меры пресечения, продолжает сидеть.

 

«А я сказал – будет сидеть!»

Известные бизнесмены Борис Вайнзихер и Евгений Ольховик уже год содержатся под стражей по делу бывшего Главы Коми Вячеслава Гайзера

 

Однако до сих пор следователи не смогли предъявить им внятных обвинений и тянут время, на что уже указала даже Генпрокуратура.

В минувший понедельник вечером в Басманном суде Москвы был аншлаг. В опустевшем под конец рабочего дня коридоре – с три десятка человек, заняты почти все скамейки. Поцелуи, слезы. Кто-то показывает фото на телефоне («Ой, какой прекрасный кадр!»), кто-то достает из пакета детскую распашонку – хвалится…

Эти люди – две посторонние семьи, но за последний год стали единым целым. И летним вечером пошли не в парк, не в театр, а в суд, чтобы встретиться с самыми дорогими и близкими – сыном, мужем, братом… Да вот они – поднимаются по лестнице. Двое маленьких, худеньких, бледных. На запястьях – наручники. По бокам – вооруженный конвой. Те, кто не в теме, вжимается в стену: бандиты – не иначе!

Если бы. Это – Борис Вайнзихер и Евгений Ольховик, крупные бизнесмены, известные всей стране. Возглавляли «КЭС-Холдинг» – одну из крупнейших в России энергетических компаний. Люди, которым жали руки первые лица государства, Евгений Николаевич лично от премьера Дмитрия Медведева в июне прошлого года получил орден Дружбы. А уже через три месяца – в сентябре – появились те самые наручники.

… Эта история в жизни двух уважаемых московских семей началась, на самом деле, еще два года назад, когда осенью 2015-го прошли громкие задержания и аресты среди руководства Коми. Среди тех, кто оказался в СИЗО, – бывший уже теперь Глава республики Вячеслав Гайзер. Его и других высокопоставленных руководителей региона следователи обвиняют в организации целого ОПС, отмывании денег, получении взяток, называя общий ущерб для республики в 3,5 млрд.рублей. И вот следом силовики пришли за Борисом Вайнзихером и Евгением Ольховиком, заявив: они, мол, и есть те, кто давал чиновникам Коми взятки. Целых семь лет – с 2007-го по 2014-й.

С сентября прошлого года суд уже несколько раз продлевал бизнесменам срок содержания в СИЗО. Однако за это время следователи – во-первых – так и не назвали, кому конкретно те давали взятки, где, через кого, при каких обстоятельствах. То есть, как справедливо замечают адвокаты, фактически следствие не сделало главного: не дало деталей СОБЫТИЯ преступления. Называя только невнятную, общую сумму в «не менее 800 миллионов рублей» – якобы за установление для компаний Вайнзихера и Ольховика льготных тарифов на тепло и электроэнергию, создание комфортных условий для бизнеса в регионе.

31 июля Басманный суд Москвы в очередной раз должен был решать вопрос о мере пресечения для Вайнзихера и Ольховика. Следователь по особо важным делам Никитин и прокурор Генпрокуратуры Иванникова разложили перед судьей Евгенией Николаевой свои уже поблекшие потрепавшиеся козыри:

– Обвиняемые могут скрыться от следствия, а борьба с коррупцией – вопрос национального масштаба!

Мощно. Но где – факты? Следователь говорил о каких-то таинственных «активах» у бизнесменов, с помощью которых те могут затормозить и снести с рельсов все дело.

– Назовите эти активы, – уже в который раз попросили адвокаты.

В ответ – тишина. Глаза – в стол.

– А у Вайнзихера сестра живет за границей! И его родственники оформляют документы для выезда! У него в России никаких социальных связей, которые его тут держат, – сообщил, наконец, следователь.

Тут уже слово взял сам Борис Феликсович.

– Вы позволите? – вежливо спросил он судью.

– Конечно. У вас записано?

– Нет, я так. Спонтанно… Да, моя сестра действительно живет в Голландии. Живет там со всей семьей – мужем, который получил работу в крупной корпорации, ребенком. Она – взрослый человек, имеет на это право. Но все они – граждане России. В Москве у меня родители, жена, трое детей, один из которых несовершеннолетний. Если следствие не считает это “социальными связями”, то я ничего не понимаю…

Понятного, действительно, мало. Адвокаты рассказали в суде, что обращались к Генеральную прокуратуру, указывая на грубейшие нарушения со стороны следователей и волокиту. Получили ответ: Генпрокуратура поручила следствию устранить эти нарушения.

– Однако этого до сих пор не сделано, – заявили защитники. – И слова правоохранителей, якобы требования Генпрокуратуры выполнены, не соответствуют действительности. Если так, почему они не представят подтверждения, документы? Вместо этого – за последние три месяца дело не продвинулось, зато в очередной раз продлевается срок следствия – теперь до 2 января 2018-го.

– Да, последний раз меня допрашивали больше полугода назад – 19 января, – подтвердил из клетки Вайнзихер.

Вообще, у адвокатов в тот день было куда больше козырных фактов. Евгению Николаевичу Ольховику, например, некуда и не к кому бежать. Ему 62 года, хроническое заболевание позвоночника (десять те назад был перелом, аукается до сих пор), супруга – простая пенсионерка.

– У меня с самого начала была возможность скрыться. Если бы я хотел, то сделал бы этого, – тихо сказал о судье. – А теперь у и нет ни сил, ни желания.

А еще защита разложила веер поручительств со стороны известных бизнес- и медийных персон: от руководства госкорпорации «Роснано», департамента культуры Москвы, Совета художников и других компаний, ведомств и организаций. Мало кто знает, кто Борис Феликсович Вайнзихер – актер, начинал еще в ленинградском студенческом театре «Глагол», а затем блестяще играл в театре «Школы современной пьесы» по произведениям Евгения Гришковца. Много теплых, добрых слов о нем передали через адвокатов такие «глыбы» как Александр Калягин, Ирина Алферова, Александр Галибин, Людмила Санаева, Татьяна Васильева, Лев Додин и множество других заслуженных, народных и всеми любимых артистов.

И адвокаты поэтому не могли не поговорить о кино.

– Помните известную фразу Жеглова из фильма «Место встречи изменить нельзя»? – спросил всех, кто был на заседании один из защитников. – Это он говорил о Груздеве, который должен был сидеть, чтобы помочь изобличить Фокса. Нынешняя ситуация, мне кажется, примерно такая же.

А ведь и правда – это уже какое-то кино, театр абсурда. Вместе с Ольховиком и Вайнзихером задержали еще Михаила Слободина – экс-главу «Вымпелкома» (так в оригинале – прим.ред.). До работы в сфере сотовой связи – до 2010-го – он занимал пост президента «КЭС-Холдинга». Но Слободин от следствия как раз скрылся и сейчас находится в розыске. Так может, бизнесмены – всего лишь наживка?

Адвокатам в итоге пришлось объяснять очевидности:

– Проблема в том, что Вайнзихер, например, пришел в компанию 4 сентября 2012-го, до этого отношения к ней не имел, со Слободиным никак не пересекался.

… Тот час, пока судья Евгения Николаева размышляла над решением, матери и жены Бориса Феликсовича и Евгения Николаевича читали молитвы и плакали. И вот – вердикт, именем Российской Федерации…

– … изменить Вайнзихеру и Ольховику меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест!

Правда, к семьям их отпустили только до 6 и 5 августа соответственно – именно до тех пор их изначально отправляли в СИЗО. Что дальше? Опять кино? Или правоохранители все же перестанут играть в провальной для себя постановке и возьмутся, наконец, за дело. Жеглов бы настоящих взяточников давно уже нашел.

P.S. 3 августа Басманный суд Москвы в очередной раз продлил Вайнзихеру и Ольховику домашний арест – ещё на месяц. Удивительным образом совпало, что именно в этот день президент Владимир Путин провёл в Амурской области несколько совещаний, посвящённых развитию бизнеса. И сделал ряд важных заявлений. В частности, глава государства предложил запретить следователям изымать на предприятиях серверы и жесткие диски для проведения следственных действий, поскольку это может затормозить работу вплоть до невозможности платить налоги. «Достаточно снять копии, заверить их и пользоваться», – заметил Владимир Путин. Кроме того, он подчеркнул, что надо освобождать из-под стражи предпринимателей, если в отношении них не ведётся активных следственных действий. И поручил Верховному суду и Генпрокуратуре оперативно это проработать. Наконец, по мнению Президента, бизнес-объединения должны получить право защищать интересы своих членов в суде. «Это, надеюсь, внесет определенный позитив в рассмотрение дел, связанных с предпринимательской деятельностью, либо связанных с нарушением закона», – сказал Путин.

Как видим, Басманный суд столицы последовал практически всем заветам Президента страны. Вернув веру в справедливость и гуманность нашего правосудия.

 

Оригинал здесь

На эту же тему – здесь

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
wpDiscuz