Женщины не котлеты

Котлеты молчат. Они безответны, и все, что они умеют делать нам назло, это портиться. Женщины же разговаривают. Они требуют, обижаются, громко кричат, демонстративно молчат, поворачиваются спиной и всячески сживают нас со света. Они, безусловно, не котлеты. Они гораздо опаснее котлет

Автор:   
16:07. 13 февраля, 2015  
  
4

– Скажи, — спросил меня как-то один оболтус. – Ты мог бы поклясться в верности борщу?

– В смысле? — насторожился я и незаметно потянулся за телефоном, чтобы звонить санитарам.

– Я  к тому, что принципы брака — это какая-то невероятная глупость, — пояснил оболтус. – Ну, как можно добровольно и сознательно принять на себя обязательства вечно хранить верность одному-единственному человеку?

Логика его рассуждений была такова. По земле бродит несметное количество женщин. Тоненьких, толстеньких, веселых, грустных, задумчивых – разных. Кто-то из них умеет хорошо рассказывать, кто-то упоительно слушает, а некоторые даже играют на баяне. Каждая при определенных обстоятельствах может составлять часть твоего рациона. Свободный человек имеет право встречаться с любой из них. Останавливая же свой выбор на ком-нибудь конкретном, мужчина принимает на себя обязательства ограничивать свой мир лишь одной-единственной женщиной.
– Ну, и что в этом плохого? – спросил я. – Одной, но зато по-настоящему. В смысле, искренне и от души.

– Не факт, — пожал плечами мой собеседник. – Или ты считаешь, что, питаясь одним борщом каждый день, ты лучше оценишь его вкусовые качества?

Люди ведь любят разную еду. Сегодня человеку хочется рыбу, завтра — мясо, на завтрак — кашу, а на обед — картошку с луком и селедкой. Сыр, творог, варенье, кофе, котлета по-киевски, цыпленок-гриль, чебурек или пицца. Как можно однажды взять и присягнуть на верность тупо котлете? «Клянусь в радости и в горе питаться только тобой, пока смерть не разлучит нас». Даже если это очень вкусная котлета. Даже если в какой-то момент кажется, что никакой другой еды не надо. Вот ел бы ее и ел. Утром, днем, вечером, завтра, послезавтра, через год… Но ведь очевидно, что уже через неделю эта котлета начнет вызывать обратный рефлекс. Даже если вы будете разнообразить ваши отношения ролевыми играми, наряжать котлету в фартук из кетчупа и посыпать ее морошкой. Не поможет. Вам хочется чаю с сушками, но нельзя – вы поклялись в верности котлете. Хочется солянки – фиг! У вас есть котлета. Вам не хочется есть вовсе, но и это, по большому счету, нельзя, ибо вы обязаны исполнять с котлетой супружеский долг. Как?! Как люди могут добровольно идти на такое?

– Женщины не котлеты, — не очень уверенно возразил я.

– Согласен, — кивнул философ-гастроном, — согласен. Котлеты молчат. Они безответны, и все, что они умеют делать нам назло, это портиться. Женщины же разговаривают. Они требуют, обижаются, громко кричат, демонстративно молчат, поворачиваются спиной и всячески сживают нас со света. Они, безусловно, не котлеты. Они гораздо опаснее котлет.

Иногда бывают ситуации, когда ты внутренне не согласен с собеседником, но тупо не знаешь, что возразить. А что тут возразишь? Что женщина — это человек и нельзя относиться к ней столь потребительски? Ну, да. Так ведь этот демагог о том и говорит. Дал кому-то слово, пообещал, связал себя узами проклятого Гименея, изволь тащить эти узы. Но зачем обещать и связывать? Это, кстати, касается и женщин. Что за маниакальное стремление поменять свободу на несвободу? Вот перед девчонками табунами ходят румяные эскалопы, аппетитные тирамису и сочные хинкали. Так ведь нет. Выбирают себе яичницу, рожают он нее детей и живут с этой яичницей до старости, проклиная судьбу и периодически изменяя ей с бифштексом или с сардельками. Да даже если они с самого начала выбрали красавца-лобстера, рано или поздно этот лобстер все равно полезет из ушей взад-обратно.
Можно, конечно, возразить что-то по поводу детей. Мол, если все будут со всеми, то кто же станет воспитывать этих прекрасных маленьких карапузов?

– Это вообще другой вопрос, — буркнул спорщик. – Кто хочет, тот пусть рожает. Я просто говорю, что не вижу в совместном проживании и тем более,в институте брака ничего прекрасного. Повинность, ограничения, трудности – это вижу, а радости ноль.

Ничего я ему на это не сказал. Хочет жить один, пусть живет. Развернулся и пошел домой есть творог со сметаной и брусникой. Или бутерброд с сыром и колбасой. Хотя мне же сегодня подарили очень симпатичную треску. Пожарю ее на ужин.

Поделиться в соцсетях

4
Оставьте комментарий

avatar
1000
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Ю123ДЕД ВАСИЛЬИЧмм Recent comment authors
новые старые популярные
мм
Гость
мм

если это официантка, то работа в чулках – есть провокация) хотя прикольная, не вопрос))

ДЕД ВАСИЛЬИЧ
Гость
ДЕД ВАСИЛЬИЧ

ГУРМАНА пробующего яства с ненасытным аппетитом в конце
концов зароют в траншее за казенный счет

123
Гость
123

какое убогое мировоззрение

Ю
Гость
Ю

человек- не животное, но многие человеки – просто, животные.