Четверть века назад в Сыктывкаре состоялся первый рок-фестиваль (ФОТО)

Октябрьские металлисты били челом

14:54. 23 января, 2013  
  
6

В наступившем году нас ждёт множество четвертьвековых юбилеев, которым мы, жители не только Республики Коми и России, но и всего так называемого «постсоветского пространства», обязаны перестройке. «Красное знамя» предлагает вспомнить об одной из таких дат, о которой вряд ли вспомнят другие СМИ республики…

Предвижу скепсис некоторых читателей, но, поверьте, не только для автора этих строк событие, о котором ниже пойдёт речь, стало вехой. Ровно 25 лет назад, 23-24 января 1988 года, в Сыктывкаре состоялся самый первый в его истории рок-фестиваль.

 

 

Первый блин

Нужно признать, что первый блин отнюдь не стал комом. Да что там, положа руку на сердце, к уровню того фестиваля ни один из последующих даже не приблизился. К сожалению.

Фестиваль тот назывался «городским», несмотря на то, что собрал музыкантов не только из Сыктывкара, но и Эжвы, Усинска, Воркуты и даже Ленинграда. Скорее всего, дело было в том, что первую скрипку в организации феста сыграл городской комитет ВЛКСМ. В те годы административно-территориальная субординация ещё требовала к себе уважения, пусть и в столь символической форме.

Сейчас, по прошествии лет, «рука комсомола» в таком деле, как рок-фестиваль, кажется забавным фактом. Но давайте помнить, что это были за времена. Именно эти ребята из горкома ВЛКСМ могли договориться со «старшими товарищами», чтобы те не чинили препятствий, обеспечить концертную площадку и так далее. Одним словом, напрячь «административный ресурс». По иронии судьбы, спустя четверть века история повторилась. И, как положено по неотменяемому закону диалектики, на более высоком уровне административного участия. Речь, конечно, о прошлогоднем августовском фестивале, на котором конферансье сумел затмить всех музыкантов, вместе взятых.

Организационный успех самого первого в городе рок-фестиваля выразился и в том, что за оба дня в ДК «Металлист» я не припомню появления ни одного милиционера. Хотя, скорее всего, главным залогом отсутствия каких-либо эксцессов стала вовсе не зоркость комсомольцев, а подлинное единение публики и музыкантов, ощущение общего праздника.

Вот как по горячим следам описывал те дни в ДК один из зрителей: «В происходящее на сцене и вне её никто не вмешивался. Фестиваль стал местом встречи музыкантов и тех, кто интересуется роком. В перерывах между выступлениями возникали дискуссии о музыке, записывались интервью, а фоторепортёры старались запечатлеть наиболее интересные моменты. Обстановка на фестивале была великолепной».

А те – далече…


“День Гнева” дебютировал на фестивале. Фото Александра Антипина

Кто же играл на первом в Сыктывкаре рок-фестивале? От многих групп остались лишь названия на пожелтевшей газетной странице: местная «Пирамида», «Течение» из Усинска, эжвинское «Движение по инерции»…

На том фестивале впервые прогремели «День Гнева», в последующие четыре года – главная рок-группа в республике.

Один из её основателей, гитарист Вячеслав Целинский  вспоминает: «Это было самое первое выступление «Дня Гнева» на публике. Помню ещё, что мне понравились воркутинцы «Альтер-эго» и сыктывкарская группа «Стандарт», особенно её гитарист Евгений «Папа» Антощук. Он, как когда-то Хендрикс, наглядно продемонстрировал, что можно сделать с электрогитарой — эти соло в 60 тактов!..»

Уже на излёте карьеры «ДГ» (которая, увы, так и не вырвалась из цикла следовавших один за другим туров по Коми) их попытался подхватить тогда никому не известный молодой бизнесмен Александр Зарубин, спустя десять лет – главный советник главы РК при Владимире Торлопове. По слухам, в искренность помыслов Зарубина никто в «ДГ», кроме Целинского, тогда не поверил, и группа вскоре распалась. Начинались новые времена, жёстко завязанные на чистоган, а много ли заработаешь, колеся по деревням Коми?

Выступила на фестивале и одна молодая певица, следы которой автору этих строк не удалось найти ныне даже в соцсетях. А тогда Елена Тюрина (она училась в СПТУ-35) заявила о себе ни больше ни меньше как наш ответ Жанне Агузаровой. На фестивале она, повторюсь, пела, а вообще играла на гитаре, баяне и фортепиано.

В числе других наиболее запомнившихся местных групп был «Кризис». Вот цитата из статьи о фестивале Александра Антипина, в те годы – фотокорреспондента и ведущего рубрики «Камертон» в газете «Молодёжь Севера»: «Кризис» пытается играть панк-рок. Стоит отметить неплохие тексты Виктора (Витуса) Компанеева («Надену скатерть и пойду гулять. Возьму с собой ветровку. Что всё молчать! Нет, искренне кричать! Кричать! И не со зла, и не под плётку»)».

 

Виктор Компанеев. Бывших панков не бывает. Фото vk.com

 

И вот что сейчас вспоминает солист Владимирского театра оперы, тенор Виктор Компанеев: «Песня (про скатерть и ветровку – авт.) была написана сразу после просмотра «Музыкального ринга с «Аквариумом». Я тогда не подозревал, что играл чистый панк-рок… Ещё помню, что электрогитару мне Макс Рожков дал, потому что у меня была гитара «Урал», да к тому же она сломалась…»

Максим Рожков не нуждается в особых представлениях для тех, кто помнит Сыктывкар на рубеже 1980-х и 90-х. Студент математического факультета СыктГУ собрал одну из первых регулярно концертирующих сыктывкарских рок-групп и на фестивале воспринимался уже как ветеран местной сцены.

После службы в армии Максим работал в Сыктывкаре на одной из радиостанций, а уже в начале нулевых заявил о себе как востребованный московский клипмейкер. Так, Рожков режиссировал видео для популярных в то время групп «Танцы минус» и «Ночные снайперы». А вот что сообщал «Московский комсомолец» в ноябре 2005 года по поводу съёмок видеоклипа Натальи Подольской: «В одном из московских кафе работа шла почти без перерывов в течение всей ночи и последующего дня. Когда молодая певица не могла уже справляться с закрывающимися глазами и зевотой, режиссёр Максим Рожков решил взбодрить её командой «Раздевайся!». Наташа приняла эту директиву с присущей молодой и стройной девушке лёгкостью (…) – на теле остались трусики и кусок почти прозрачного шифона болотного цвета».

Финки и шведы

Сразу после встречи Нового 1988 года, когда о готовящемся фестивале узнали за пределами оргкомитета, небывалый ажиотаж охватил буквально всё население Сыктывкара в возрасте от 15 до 30 лет.

В кабинетах на втором этаже Дома печати, где размещался горком комсомола, царило какое-то предреволюционное возбуждение. Трещали телефоны, приносились новые пачки афиш и билетов, утрясались условия, уточнялись детали.

А по ночам… «Чья-то злостная рука срывала афиши», – писал Александр Антипин уже после фестиваля. Думаю, вряд ли имел место злой умысел, скорее – обычный, бессмысленный вандализм.

В том же выпуске «Камертона» от 7 февраля 1988 года «Молодёжка» опубликовала одно довольно странное письмо. Не берусь утверждать, что оно было подмётным, призванным сделать жирнее «плюсик» в отчётности горкома комсомола. Но хорошо помню, что стиль письма у меня сразу вызвал недоверие. Вот цитата из обращения «металлистов» Октябрьского района» (именно так они подписались): «Перед фестивалем ходили слухи, что туда приедут воркутинцы и будут придираться к «металлистам». Некоторые подумывали, а не взять ли с собой финки – вдруг пригодятся. Были слухи, что после фестиваля сойдутся Воркута и Сыктывкар, а фестиваль, «металл», цепи – только повод… А такие фестивали нам нужны! И они должны проводиться хотя бы раз в год (…) Оказывается, и у нас в Коми АССР есть отличные рок-группы, которыми мы можем гордиться и которые ничуть не хуже выступающих на нашей сцене ленинградцев (…) Мы хотим, чтобы «металл» жил как можно дольше. Мы преданны ему не до фанатизма, но любим его больше всего».

Ну, прямо: «Мы, металлисты, челом бьём…» Как будто писали не неформалы, а наоборот – заорганизованные функционеры.

Как бы то ни было, финки ребятам не пригодились. Воинственно настроенных гостей из «столицы мира» в ДК «Металлист» не наблюдалось. Зато пожаловали… шведы – двое из иностранных специалистов, работавших тогда на Сыктывкарском ЛПК. В разговоре с А.Антипиным они сказали, что не нашли отличий между нашими и шведскими «металлическими» группами, но наша «публика отличается большим варварством».

Наигрались


«Игры». Фото Александра Антипина

Оперный тенор Виктор Компанеев продолжает вспоминать о событиях четвертьвековой давности: «Мне было 18 лет, и для меня самым ярким впечатлением стали люди из Питера – «Игры», их ментальность и даже то, как они говорили».

«Игры», конечно, не могли не стать «гвоздём» феста. Прекрасно это понимая, организаторы «заставили» гостей отработать по полной, и они отыграли за два дня четыре концерта.

Приглашение этой группы стало удачей организаторов и превосходным подарком для нашей аудитории. Звучание квартета, в котором было два гитариста, отличалось жёсткостью, но при этом песни их моментально запоминались – и яркими мелодиями, и ни на что не похожей, одновременно грустной и насмешливой, лирикой.

Нелишне вспомнить, откуда эта группа взялась. До «Игр» в Ленинграде существовала группа «Странные игры» – без преувеличения, любимцы всего тамошнего рок-клуба. О них до сих пор с одинаковым восторгом вспоминают такие разные по темпераменту люди, как основатель «Аквариума» Борис Гребенщиков, виолончелист Всеволод Гаккель и президент рок-клуба Николай Михайлов. «Странные игры» стали первой отечественной группой, игравшей ска, но, в отличие от более поздних адептов этого стиля в России, на ска не закцикленной.

После распада «Странных игр» в 1985-м часть её участников, ведомая братьями Виктором и Григорием Сологубами, образовали «Игры», а другая часть – «АВИА».

В оба дня сыктывкарских гастролей ленинградцы играли после хард- или хэви-групп, и на первой песне им пару раз приходилось слышать из зала: «Давай металл!» Григорий Сологуб обмолвился потом: «От этих воплей хотелось бросить всё и бежать на улицу».

Вначале девяностых Григорий Сологуб реанимировал «Странные игры», а Виктор Сологуб заинтересовался электронной музыкой (проект «Deadушки»).

Григорий Сологуб умер после непродолжительной болезни 27 февраля 2009 года.  

Успех был гарантирован


«Альтер-эго» (Воркута). Фото Александра Антипина

Говоря о фестивале 1988 года, важно помнить о том, какое место занял – пусть и на короткий промежуток времени – рок в умах советских граждан (понимаю, как смешно это звучит сейчас).

Рок был, пардон за новояз, в таком тренде, что о нём говорило буквально всё население СССР, от домохозяек до партийных функционеров. О рок-музыке вообще и о молодом отечественном роке в частности писали все без исключения газеты (например, весной 1989 года газета «Югыд туй» заказала мне статью о сыктывкарской группе «Северозапад».

Молодые сотрудники нашего горкома ВЛКСМ были просто обязаны что-то такое по поводу рока организовать. Тем более что многие из них сами слушали рок-музыку. Да и время было такое, что инициатива, как правило, находила поддержку сверху. В этой ситуации успех мероприятию был гарантирован.

Непосредственно с ленинградскими гостями работал инструктор Владимир Тентюков. Помню, как мы вместе поехали встречать ленинградцев в аэропорту, и он до последнего момента нервничал, увидит или нет своих подопечных.

«Игры» поселились в снесённой спустя несколько лет гостинице «Север». Совсем недавно был снесён и ДК «Металлист».

В течение того же 1988 года во многом благодаря Владимиру Тентюкову сыктывкарцы увидели «Зоопарк»  и ещё пару групп из Ленинграда и Свердловска.

Статистика

Выступило: 13 групп (всего – 60 музыкантов).

Техперсонал фестиваля: 39 человек.

Дано: 6 концертов общей продолжительностью 18 часов.

Сыграно: 92 композиции (согласно заявленным плей-листам).

Израсходовано: более 14 киловатт/часов электроэнергии.

Продано билетов: 3500.

Съедено: на сумму 1015 рублей.

Выпито: 32 трёхлитровые банки сока.

Легко травмирован один человек (бас-гитарист воркутинской группы «Альтер-эго» Иван Алимов).

Поделиться в соцсетях
  • 19
    Поделились

guest
6 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
fedor
fedor
23.01.2013 20:42

хорошо написал

Был,помню
Был,помню
23.01.2013 20:57

Было классно,не забыть “Постскриптум” из Воркуты с супер-барабанщиком Аликом Амировым,ныне жителем Германии.

Аноним
Аноним
24.01.2013 02:59

автор молодец!

Лиля
Лиля
25.01.2013 12:19

Отличный материал, Миша. Я тоже была, тоже помню. Хотя и не всех. Конечно, ДГ в Сыктывкаре были звездами, но только для Сыктывкара. Текстов хороших не было ни у одной местной группы. Ни тогда, ни сейчас. Как, впрочем, и с хорошей музыкой всегда проблемы. Одни эксперименты… Это мое мнение.

Память
Память
26.01.2013 14:39

1. О, Витус! ))
2. “Регулярно концертировавшая” группа М. Рожкова называлась “Харды-барды” (стебали фантазию Максима по-страшному). Правда, на фест он вытащил уже не группу, а что-то невразумительное (с какой-то певицей).
3. Непосредственный организатор феста – Фонд молодёжных инициатив, учреждённый горкомом ВЛКСМ.

Сергей
Сергей
21.05.2017 23:29

Во времена завязанные на чистоган как раз и родилась и потом развивалась рок-музыка.