Сыктывкар упустил уникальный шанс стать наукоградом (ФОТО)

Как мы пролетели мимо космоса

Автор:   
19:32. 18 января, 2013  
  
1

В октябре прошлого года на заседании Совета при Президенте РФ по модернизации и инновационному развитию Владимир Путин поднял вопрос о развитии одной из самых перспективных в современном мире промышленных сфер – индустрии композитных материалов. В так называемые «застойные годы» Советский Союз вместе с США и Японией занимал в ней лидирующие позиции. Сейчас доля России на мировом рынке композитных материалов составляет примерно 0,3-0,5 процента (эта цифра была озвучена на упомянутом заседании). «Просто удивительно, как быстро всё было растащено и развалилось…», – прокомментировал ситуацию Владимир Владимирович. Отчасти его слова относятся и к нашей республике.

 

Библейская история

Есть такая шутка, что история композитных материалов берёт начало от библейского Адама, которого Бог сотворил из глины. Иными словами, сегодня бы сказали, что Адам был сделан из композитных материалов, в основе которых была глина. Не вдаваясь в технические детали, отметим лишь, что композитные материалы используются в авто- и авиастроении, в производстве военной и бытовой техники, медицине, строительстве… Одним словом, практически везде.

В середине 80-х годов прошлого столетия в кремлёвских кабинетах было принято эпохальное для Сыктывкара решение – развернуть здесь производство оборудования для изготовления высокотехнологичных изделий из композитных материалов, а также наладить выпуск самих изделий. Само оборудование должно было производиться на территории, прилегающей к микрорайону «Орбита». Поскольку выпуск конечной продукции предполагал увеличение негативной нагрузки на экосистему столицы, производственные мощности также должны были быть развёрнуты в районе Нижнего Чова. Ещё было запланировано строительство радиотехнического завода.

На нижнечовском предприятии предполагалось выпускать кухонные комбайны – вещь по тем временам страшно дефицитная, мечта любой домохозяйки. Но понятно, что комбайны рассматривались лишь в качестве социальной нагрузки, побочного продукта основного производства. Сыктывкар должен был работать в первую очередь на космос и в перспективе стать одним из наукоградов.

«Буран» – название этого корабля-космоплана – у многих ассоциируется с эпохой перестройки. Он должен был вывести советскую космическую отрасль на новый качественный уровень. Именно в Сыктывкаре планировалось выпускать часть деталей для «Бурана».

Дело случая

Почему в качестве одного из центров по развитию космических технологий был выбран именно Сыктывкар? Всё дело случая. В 1985 году, во время отдыха в одном из санаториев ЦК КПСС, тогдашний председатель Совета министров Коми АССР Владимир Мельников познакомился с заместителем министра общего машиностроения СССР. Здесь надо пояснить, что это союзное министерство, несмотря на своё скромное название, занималось вопросами развития военно-промышленного комплекса и космических технологий, поэтому являлось одним из ключевых в стране. Владимир Иванович понимал, что Сыктывкару необходимо развитие, чтобы он больше не рассматривался в качестве железнодорожного тупика и имел перспективы для наращивания экономического и научного потенциала. Свои мысли по этому поводу он изложил высокопоставленному московскому чиновнику. Именно тогда и всплыла тема «Бурана».

В Советском Союзе заводы, выполнявшие оборонные заказы, были сконцентрированы в Московской области, в районе Перми, Ижевска, Тулы… Нужно было расширять географию, поэтому Сыктывкар был неплохим вариантом.

Заняться разворачиванием производственных мощностей в Коми поручили специалистам из Королёва. Надо отметить, что в то время, да и сейчас, Королёв носит неформальное название «космической столицы страны».

Ещё не было специального решения ЦК КПСС по строительству заводов в Коми, а работы шли уже полным ходом. В самом Королёве совещания из-за большой загруженности специалистов проводились иногда даже по ночам. В Сыктывкаре площадки под строительство выбирал лично Александр Иванович Зерюнов, в то время работавший заместителем председателя Совмина Коми АССР.

Когда в Королёве узнали, что один из заводов планируется построить в микрорайоне «Орбита», где были необходимые инженерные коммуникации, то посчитали, что и с подходящим названием нового предприятия не стоит заморачиваться. Иногда горожане гадают, что первично – название завода или микрорайона? Здесь всё очень просто. Рабочая окраина столицы получила космическое название благодаря телевизионной вышке.

Славно всё начиналось…

Всё, что касалось укрепления обороноспособности страны, делалось быстро и без всяких бюрократических проволочек. Только-только подобрали площадки под строительство, а уже были готовы проекты вертикальной планировки «Орбиты» (ими занимались специалисты из Ижевска).

Конечно же, были и неожиданные проблемы. Против нового строительства выступил директор совхоза «Пригородный», на полях которого должен был разместиться завод. Но его за «политическую близорукость» должным образом пропесочили в столичном горкоме КПСС, а на «сладкое» подарили эксклюзивную фотографию с космической станции «Мир». Но директора можно было понять, поскольку под «Орбиту» выделялось 43 гектара земли! И речь шла лишь о первом этапе размещения производственных мощностей.

Упёртость директора совхоза была мелочью. В Москве понимали, что в Сыктывкар специалистов высокой квалификации будет трудно заманить. Поэтому надо ориентироваться на подготовку местных кадров. Планировалось сформировать специализированные кафедры в Сыктывкарском госуниверситете и Ухтинском индустриальном институте, также обсуждалось открытие в Коми филиала Московского института стали и сплавов. Должны были быть построены техникум и профтехучилище, общежития и многоквартирные дома для учащихся, преподавателей и иногородних специалистов.

Из всего запланированного до конца было доведено лишь строительство цеха для производства нестандартной продукции и многоквартирного дома в центре Сыктывкара. Всё остальное осталось на бумаге. Более 25 лет мозолившие глаза горожан, ржавеющие остовы будущего завода сегодня наконец-то переделываются под гипермаркет. Что же произошло?

Траектория падения

Сыктывкару не суждено было стать серьёзным научным центром с полноценной производственной базой, поскольку в стране назревали кардинальные перемены. Вообще было непонятно, что будет со страной, какой будет общественно-политический строй? Тут уж не до укрепления обороноспособности и развития космических технологий. Свой первый и последний космический полёт «Буран» совершил 15 ноября 1988 года. Затем этот перспективный проект из-за своей дороговизны был свёрнут.

Надо принять во внимание и так называемый человеческий фактор. Владимир Мельников в 1989 году уехал из региона, заняв пост министра лесной промышленности СССР. Сменивший его на посту первого секретаря Коми обкома КПСС Юрий Спиридонов особо делами строящегося завода не занимался. Всем известно, что он по-хорошему был зациклен на горнорудной и нефтегазовой отраслях и будущее нашего региона связывал именно с ними.

«Орбиту» использовали и в предвыборной борьбе. Можно вспомнить Револьта Ивановича Пименова, который в 1989 году был доверенным лицом академика и правозащитника Андрея Сахарова, удачно баллотировавшегося в народные депутаты СССР. Год спустя Револьт Пименов также стал народным депутатом, но уже Верховного Совета РСФСР. Известно, что он выступал ярым противником строительства «Орбиты», считая, что завод нельзя строить рядом с густонаселённым микрорайоном. Другой немаловажный момент – Сыктывкар из-за налаживания весьма специфического производства мог получить статус закрытого города, что также далеко не всех устраивало.

Когда разваливался СССР, карьеры делались стремительно. Стоило тому же Владимиру Мельникову с высокой трибуны Съезда народных депутатов мягко покритиковать одного из членов политбюро ЦК КПСС и заявить о необходимости ликвидировать перекрытие на реке Печоре, как его тут же заметили и пригласили работать в Москву. Заместитель министра юстиции Коми АССР Сергей Лущиков, став народным депутатом СССР, менее чем через год стал министром юстиции СССР! Вот такие были времена.

Просто не повезло?

В начале 90-х годов завод «Орбита» был приватизирован, но насчёт возобновления космических программ уже речи не шло. На заводе работал лишь упомянутый выше цех, в котором производилось оборудование для предприятий нефтегазовой и угольной отрасли.

По мнению Валерия Прохорова (с 1996 по 2000 год работал директором «Орбиты»), заводу не повезло дважды. В первый раз, когда его строительство совпало с годами перестройки, а во второй, когда в России наступила эпоха бартера и безденежья: все думали не о развитии, а о выживании. Ситуация могла кардинально измениться с наступлением нынешнего столетия, в «нулевые» годы в мире произошло резкое подорожание энергоресурсов и в России появились реальные деньги. Но было уже поздно начинать всё заново.

…Весной прошлого года в федеральных средствах массовой информации появилась информация из Санкт-Петербурга о спуске на воду военного корабля, сделанного по технологии «стелс» из композитных материалов. Значит, несмотря на все трудности, где-то в России, в отличие от Сыктывкара, всё-таки удалось реализовать амбициозный проект, основанный на передовых технологиях.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Не композит Recent comment authors
новые старые популярные
Не композит
Гость
Не композит

Хватит хвастаться гнилым болотом. Тут по определению ничего такого и быть не могло. Вовремя хватились.