Как это было. «Строгач» с занесением

27 лет бывший работник Княжпогостского КПСС райкома борется за восстановление доброго имени

22:17. 28 октября, 2012  
  
1
В России нет большего ужаса, чем попасть под кампанию, будь то борьба с оборотнями в погонах, поиск врагов или борьба за трезвость. Головы летят – только шум стоит… Вот и в восьмидесятые годы прошлого века, когда под руководством КПСС началась борьба за трезвость, пощады не было никому – «под раздачу» попадали порой как раз самые лучшие «борцы». Пример тому – история Виталия Косолапова, который борется за восстановление своего доброго имени уже 27 лет… История была громкая, прогремевшая на весь Советский Союз. Тогда в одночасье сняли с работы всё руководство Княжпогостского райкома КПСС, а чиновников рангом пониже ещё понизили в должности или вообще отправили с партийной работы на хозяйственную. Другими словами, лишили перспектив роста, по-нынешнему – карьеры…
 
Нынешнее поколение молодёжи практически не помнит той борьбы за трезвость, которая началась в 1985 году. Сухой закон тогда не принимали, но ограничили продажу спиртного, потом ввели талоны на всё, даже пиво приравняли к алкоголю. Норма на человека – две бутылки спиртного на месяц. Отоварить эти талоны было сложно, потому что торговых точек, где продавался алкоголь, не хватало. Что творилось при этом в очередях!.. 
 
Как это всегда бывает, велась борьба под самыми гуманными лозунгами и была направлена на оздоровление нации. Только помните, куда выстлана дорога из благих намерений? Правильно, туда она многих и привела. Сотням, а то и тысячам прекрасных специалистов кампания стоила карьеры, обернулась настоящим жизненным крахом. Тогда был в ходу анекдот про начальника, который сразу по приходе на работу вызывает в свой кабинет секретаршу и заставляет раздеваться, причём при незапертых дверях. Та в шоке, боится, что кто-нибудь зайдёт, но начальник успокаивает: «Мы же не пьянствуем на рабочем месте! А остальное всё можно!»
 

«Обмыть» партконференцию

Районная партийная организация Княжпогостского района в Коми республике всегда была на хорошем счету, одно время её даже считали кузницей кадров для республиканских структур. Отсюда вышли Николай Кондырев, Владимир Выборов, Василий Кузнецов, Николай Гусятников, которые занимали высокие посты — вплоть до министерских. Вот и отчётно-выборная конференция в районном Доме культуры, состоявшаяся 16 ноября 1985 года, прошла на должном уровне. Обыватели уже строили догадки о том, кто займёт вакантные места в райкоме, поскольку кое-кого будут «повышать» – забирать в Сыктывкар. Дело это неспешное, поскольку предстояло подобрать замену, согласовать в верхах, всё проверить и утвердить. Но всё было спокойно, все пребывали в предвкушении перемен. Хороших и добрых.
 
Беда пришла, откуда не ждали. Очередная сессия народных депутатов была закрыта по неясным причинам, появившийся перед собравшимися первый секретарь райкома Василий Худяев пробормотал что-то невразумительное насчет того, что «сессия переносится в связи с некоторыми нерешёнными вопросами», после чего депутаты разошлись. А вскоре состоялось бюро обкома партии, которое вынесло решение освободить от занимаемых должностей первого секретаря и трёх руководителей рангом пониже, девять человек получили «строгача», правда, некоторые – без занесения в учётную карточку.
 
Как потом выяснилось, всем им аукнулась «пирушка» после конференции. Это сейчас можно успешное мероприятие отметить, а если официальное, вроде съезда или конференции партии, движения или какого-то солидного общества – то и с банкетом. Тогда же такого не могло быть в принципе, более того, пить-то было нечего! Каждый имел лишь два талона, которые и отоварить было негде.
 
Но как наш русский мужик может обойтись без «обмывания» успеха? Да никак! Как говорят, после конференции сумели её участники где-то достать несколько бутылок спиртного. Руководство райкома поблагодарило работников за проделанную работу, пожелало успехов, после чего все тихо-мирно разошлись. Без эксцессов, не привлекая ничьего внимания.
 
Но ведь партконференция – это огромное количество различных бумаг, документы, оборудование, те же избирательные урны, пишущие машинки, которые из здания райкома были привезены в Дом культуры. И их нужно было вернуть на место. Что и было сделано. Вот так в здании райкома оказалось восемь молодых мужчин, которые решили чуть-чуть продолжить праздник – так сказать, в узком кругу. Вспомнили, что можно достать спирт у одного из приятелей, работавшего на железной дороге. Ну, и достали, конечно… Смешали спирт с компотом. Было это уже после рабочего дня, так что криминала в этом не было никакого, их наказывать-то даже по административной линии не за что было. Ну, пожурить разве за шум какой-то, так не было никакого шума…
 

Указал на недостатки

Итак, партконференция прошла, а через два месяца в обком поступил «сигнал». Было расследование, виновные во всём признались, после чего получили по заслугам. «Просигналил» о случившемся заместитель заведующего отделом пропаганды Виталий Косолапов, который был участником вечеринки. Он, как и другие (доносчику – первый кнут!), получил «строгача» с занесением». Сейчас трудно судить о том, как он чувствовал себя в своём коллективе после «разбора полётов», но ничего плохого с ним не случилось. В райкоме произошли перемены, пришли новые люди, всё постепенно успокоилось. 
 
А в августе 1986 года Косолапова уволили. За прогул. Со всеми вытекающими отсюда последствиями – без перевода, что повлекло лишение «северных» в размере тридцати процентов к окладу и получение «волчьего билета». Ну, куда, спрашивается, может пойти работать человек, уволенный из райкома с позором, к тому же имеющий только диплом об окончании Высшей партийной школы? Был, правда, у него ещё диплом техника-электрика, но должности для трудоустройства в городе Емве для него не нашлось. И он пошёл работать в один из цехов Княжпогостского механического завода слесарем.
 

Вне системы

Надо сказать, что Виталий Михайлович пытался бороться, поскольку уволили его, в сущности, незаконно. Дело в том что в июле он выходил в отпуск, уезжал в санаторий куда-то на юг. В здравнице нужно было быть в понедельник, а добраться туда он мог лишь с опозданием, что очень нежелательно. Билетов на самолёт не было, и он отправился на поезде. А для того, чтобы не опоздать, попросил день отгула. Ему бы заявление написать, а он ограничился устной договорённостью. Отпросился у своего нового заведующего отделом, поскольку числилось за ним право на отгул, заработанный честной службой в выходные и праздничные дни. Причём спрашивал Виталий Михайлович у начальника: надо ли писать заявление, на что тот ответил, что такой необходимости нет…
 
А когда Косолапов вернулся из отпуска, его ждало известие о том, что он — злостный нарушитель дисциплины. И что отгула ему никто не давал, ни к кому из руководства он не обращался. Правда, ему тут же предложили написать заявление «по собственному» и направление на работу в органы Министерства внутренних дел, но гордый изгнанник отказался. 
 
После этого были жалобы во все инстанции, разбирательства в обкоме на заседаниях парткомиссии, но всё безрезультатно. «Система» выкинула его из своего круга, и круг замкнулся. В апелляции на имя Михаила Горбачёва (целых 10 страниц печатного текста) Виталий Михайлович описал все перипетии своих мытарств. Завершалось обращение к Генсеку таким выводом: «Незаконное увольнение меня с работы и строгие партийные взыскания расцениваю настоящим шельмованием за справедливую критику, это ответ на мои заявления в адрес Коми обкома КПСС о больших недостатках в жизни Княжпогостской районной партийной организации, бюро обкома КПСС, поведении отдельных партработников».
 

Пострадал за критику?

Как написал Виталий Косолапов недавно в своём письме к председателю совета ветеранов  Княжпогостского завода ДВП, «три года я воевал с телефонным правом, бюрократами партийных и правоохранительных органов. Помогли депутаты Верховного Совета СССР Бурнашова Г.Н. и Афанасьев Г.Н., за что благодарен им вечно. Когда зашатался стул под Генеральным прокурором СССР, в течение трёх дней меня восстановили на прежней работе в Княжпогостский райком КПСС решением Верховного суда Коми АССР». Казалось бы, справедливость восторжествовала, всё хорошо… Увы, судьба и тут посмеялась над Косолаповым.
 
 В том же письме он рассказал о дальнейших своих злоключениях. «За критику секретаря райкома, который в рабочее время и на служебном транспорте поехал на рыбалку, подвели меня под сокращение и 11 декабря 1990 года вновь уволили с работы». Потом Виталий Михайлович трудился рабочим нижнего склада, электромонтёром в лесопункте, затем перешёл на завод ДВП, откуда и вышел на пенсию. Обращение в совет ветеранов заканчивается совсем горько. «В последние годы власти республики, руководители предприятий не использовали мои знания, энергию, жизненный опыт в интересах трудовых коллективов, района, республики. Это расточительство народных средств — меня обучали в ФЗО, в армии, в техникуме, в партшколе. С 14 лет я на ответственной работе, делал всё от меня зависящее, чтобы не было простоев, выполнялся план и делалось дело». 
 

В год истории

Виталий Михайлович оставил у нас в редакции письмо, которое озаглавил «Заявление». Оно начинается так: «В связи с Годом истории (Дмитрий Медведев, будучи ещё Президентом страны, издал указ о том, что 2012 год является Годом российской истории – ред.), прошу читателям газеты и всему Миру объяснить всю правду о бывших руководителях Коми АССР и Республики Коми Морозове И.П. и других членах бюро обкома КПСС, приближённых деятелей аппарата КПСС…». Пересказывать его мы не будем, поскольку это личное мнение человека, пострадавшего за правду. Так считает он.
 
Мы знакомы с Виталием Михайловичем с тех давних времён, когда он работал заведующим кабинетом политпросвещения. Можно сказать, что вся история его борьбы за соблюдение партийной дисциплины прошла на моих глазах. Я не берусь ни осуждать, ни оправдывать его действия. Он боролся с «системой» как мог. Соратники Виталия Косолапова считают, что он получил по заслугам, и вся его борьба была вызвана корыстным интересом – получить освобождавшуюся в райкоме должность. А выговоры и увольнение – это пусть и месть, но месть святая…
 
Наверное, выводы из этой истории каждый сделает свои. Одно хорошо: прежними методами за трезвость уже не борются, и теперь в роли Виталия Косолапова уже никто не окажется. Правда, и опасения есть: кампанейщина-то не изжита. Того и гляди, начнут привлекать за то, что взглянул на проходящую красавицу с вожделением. Об этом уже заговорили в Госдуме. Во пострадавших-то будет!..
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Geron45 Recent comment authors
новые старые популярные
Geron45
Гость
Geron45

При Сталине водка продавалась в столовых. Выпить 100 грамм в обед считалось нормальным. Борьба с алкоголизмом – это свидетельство непонимания марксизма. Дело Косолапова – это, всего лишь, мелкая демагогическая склока. К коммунизму не имеющая никакого отношения. Однако… Журналистика наша славится беспринципностью. Принцип один, – гони строку! И нос держи по… Читать далее »