По ком звонят колокола Москвы? Часть II

За золотой блеск и роскошь имперской столицы расплачиваются нищие регионы России

16:34. 21 апреля, 2012  
  
21
(Продолжение. Начало в № 26-27 от 12 апреля)
 

До самых до окраин

Ивана III в учебниках истории называют «собирателем земель». Дескать, был такой мудрый московский князь. Вдумчиво и серьёзно, как пазл, собирал он русские земли.
 
На самом деле Иван III развязал гражданскую войну, во время которой, как известно, пленных не берут. Одного только взяли – вечевой колокол, символ вольностей – увезли в Москву. Всех остальных рубили в капусту вместе с бабами и детишками. Первыми пали Новгород и Тверь. Устрашённые дикой расправой, «присоединились» Псков, Смоленск и Рязань. Потом дошла очередь и до окраин, населённых всякими нехристями, язычниками – их-то уж тем более нечего жалеть.
 
Что такое средневековый «наезд»? Это когда в тьмутаракань посылалось лихое войско с вопросом: «Вам ведь «крыша» нужна? Надёжная, московская? Берём недорого, можно – пушниной, «мягкой рухлядью». И пока народ медленно соглашался, удалые рэкетиры успевали вволю пожечь да пограбить. Ну и половину баб, естественно, перетрахать. Потом вооружённая банда уходила, оставляя небольшую бригаду и «смотрящего» за сбором дани.
 
В 1472 году в Пермский край отправилась экспедиция. Не этнографическая, конечно. Карательная. Под руководством авторитетного князя Фёдора по кличке Пёстрый. Прискакали на разборки по поводу обиды, нанесённой московским купцам северными туземцами. Фёдор Пёстрый быстро разобрался и постановил: дань отныне платить только Москве, а не Новгороду, как прежде.
 
Правда, местные авторитеты типа сотника Пама пытались настроить жителей Коми края против москвичей: «Что хорошего может быть от Москвы? Не оттуда ли к нам тяготы идут, дани тяжкие и насилия, и судьи, и соглядатаи, и караульщики?»
 
Злостно диссидентствуя, сотник Пам заявлял, что московским правителям «поступают ныне меха от охоты нашей. И князья, и бояре, и вельможи мехами обогащаются, в меха одеваются и ходят, красуясь…»
 
То есть, если бы просто ходили — ну тогда ладно. Но ведь они ещё и красуются, гады.
 
Подобные высказывания с тех пор принято считать экстремистскими. Такие ублюдки, как язычник Пам, явно разжигали социальную и межнациональную рознь. Гнусные сепаратистские выходки региональной знати всегда жёстко пресекались Москвой.
 
Тут наше место под солнцем…
 

Мечта Жириновского

Следующий московский правитель – Иван IV – поступал с диссидентами очень просто – сажал на кол. Иногда, для разнообразия, варил в кипятке. В результате ему удалось выстроить то, что не снилось ни Путину, ни «Единой России» – абсолютную «вертикаль власти». Кроме того, московский царь реализовал давнюю мечту Владимира Жириновского – «укрупнение территорий». При этом он не стал ломать голову над административной картой страны, а грубо разделил её на две части — земщину и опричнину. Такая, знаете ли, доведённая до совершенства модель межбюджетных отношений. Земщина платит налоги. Опричнина собирает. Земщина сеет и пашет. Опричнина караулит и рубит головы. И все люди в государстве заняты, никто без дела не болтается. Порядок – почти идеальный.
 
Чем закончилось – известно. Массовым голодом, людоедством и Мариной Мнишек в Кремле. Смутным временем, интервенцией. Чернью, выползшей на улицы, мятежами, проплаченными на польские деньги. Восстанием Болотникова (никаких аналогий с Болотной площадью). И прочими эксцессами, перед которыми любая «оранжевая революция» кажется безобиднее школьной экскурсии в ботаническом саду, среди солнечных апельсинов и белых, цвета чистых выборов, орхидей.
 
Но ничем иным тотальная централизация в принципе закончиться и не может. Достаточно вспомнить другого царя – Иосифа Сталина. Только вместо поляков у ворот Москвы в 41-м году оказались немцы. Военно-феодальное государство, основанное на грубом принуждении со стороны опричников или энкавэдэшников, – это всегда колосс на глиняных ногах. С «внутренними врагами» оно до поры до времени ещё справляется, но вот внешней конкуренции начисто не выдерживает. Ибо отсталое оно, с бедным, забитым народом.
 

Брызги шампанского

Конечно, царям и вождям приходилось всё-таки маневрировать на просторах российской истории, вносить коррективы в фискально-региональную политику. Но суть её, сердцевина, дошла и до наших дней, успешно пережив при этом даже две смены общественного строя – в 1917 и 1991 годах.
 
Лишь однажды Центр поступился принципами. Точнее, главным из них – «собирай и властвуй» (отнимай и управляй).
 
При царе Борисе вдруг прозвучало: «Берите, сколько хотите». Не дожидаясь своей победы в окончательной битве за Москву, Ельцин объявил парад. Парад суверенитетов.
 
В регионах реакция была разной. В Коми, например, тут же пригласили с официальным визитом Президента Венгрии. И вообще подумали, неплохо бы сделать Сыктывкар международным центром некоей мифической «Финно-Угории». В свою очередь, поэтичные калмыки сочинили удивительную Конституцию – Степное Уложение. Она звучала длинно и протяжно, как эпос. А чеченцы захватили военные склады и один цельнометаллический самолёт (специально для Дудаева – он ведь был лётчиком). Кавказцы радовались, как дети, слегка постреливая из автоматов. Сначала – в воздух. Потом – везде (но это уже, как говорит Леонид Каневский, совсем другая история).
 
В общем, время наступило опять смутное. Но был шанс, что из этого первоначального хаоса, из этого опьянения (с непривычки-то) свободой, шампанскими пузырьками демократии, шальной игры в суверенитеты родится наконец нормальная полноценная федерация. Какая-нибудь ФРР – Федеративная Республика Россия.
 
При этом никакого развала страны, как нас до сих пор пугают, случиться не могло. Ну куда мы все, смешавшиеся кровями ещё при татаро-монголах, друг от друга денемся?! Даже если б захотели – уже не получится.
 
Однако, подбросив регионам кость, царь Борис, лукавством превосходивший своего тёзку Годунова, вскоре её отнял. Как только положение Ельцина устаканилось и закончились в Белокаменной мятежи и путчи, Президент вновь стал закручивать гайки унитарного механизма. На этом деле он сильно надорвался, сказал: «Я ухожу!», махнул рукой, но оставил преемника. Тот все эти годы продолжал старательно крутить, едва не сорвав резьбу. Во всяком случае попортил свой «гаечный ключ» в лице «Единой России». О чём, видимо, сильно пожалел и недавно даже всплакнул на ветру.
 

Побратим Сыктывкара

А ведь есть же, господа, такие удивительные страны, где регионы сами (добровольно!) делегируют часть своих полномочий федеральному Центру. И отдают наверх столько налогов, сколько они считают необходимым и целесообразным для содержания компактного центрального аппарата. Мало того – расходование этих средств они строго контролируют через разные сенатские и парламентские комиссии. И уж тем более – никаких «откатов» столичным чиновникам (это вообще жуткая уголовщина).
 
И местное самоуправление – тоже ведь не какая-то гнусная выдумка западных спецслужб. Научно доказано – оно реально существует! К примеру, сыктывкарцы, летающие «по обмену» в американский городок-побратим Лос-Алтос, каждый раз видят всё это собственными глазами. У них там, в Алтосе, даже казённые помещения устроены так, что на муниципальных планёрках депутаты сидят на подиуме, на возвышении, а мэр – под ними, слегка опущенный. Отчитывается, как школьник, за каждый потраченный мэрией цент из кармана налогоплательщиков.
 

Сфинкс без загадки

Я тут как-то заспорил с одним «патриотом-почвенником». И он возмутился: «Хватит нам тыкать в рожу все эти Штаты и ФРГ! Ты бы ещё швейцарские кантоны вспомнил! Не надо нам этих кондомов. Россия – великая страна, у нас особый путь». И т. д.
 
Вот всегда так! Чуть что, шухер какой, восстание или митинг, сразу – про «особый путь». Но какой это, собственно, путь и куда он ведёт, никто толком не объясняет. Лишь томно закатывают глаза да шпарят Тютчева про «особенную стать» и «аршином общим не измеришь».
 
За 200 лет «толковища» между западниками и почвенниками всё уже 200 раз поменялось. И «железный занавес» пал, и наши люди в Европу ездят, как дачники на электричках, целыми эшелонами. И вроде бы всё давно ясно. И населения в России теперь меньше, чем в Нигерии, и уровень жизни чуть выше, чем в Бангладеш. А ведь всё равно твердят про какой-то особый загадочный путь.
 
Ах, нет никакой загадки! Ну очень жаль, что нет у России мистической тайны. Зато есть 10 миллионов чиновников, солдат и полицейских. Всю эту ораву, по выражению сотника Пама, «судей, соглядатаев и караульщиков» надо кому-то кормить. Кому? Ну всё тому же щедринскому мужику. Больше-то некому. 
Чиновник-фискал по сути своей похож на персонажа Жванецкого, который прыгает по магазину во время примерки брюк, не в силах руки разжать. Ибо главный его инстинкт – хватательный: «Прыгает, ломает кабину… Но брюки держит мёртвой хваткой. А мы хотим, чтобы он о стране думал».
 

Мифический град Мухосранск

Столица – символ вызывающей роскоши и абсолютной власти. Это не могло не отразиться на отношении провинциалов к обитателям Белокаменной. Отношение, мягко говоря, не очень. И сводится в основном к завистливой крестьянской поговорке: «В Москве не сеют, не боронят, но больше нашего едят».
 
Эта нелюбовь счастлива, потому что взаимна. Москвичи с радостью платят той же монетой. Всё, что не Москва, для многих из них есть некий абстрактный Мухосранск. Или просто Саранск, не говоря уже об Урюпинске. А такие слова, как «Сыктывкар», они и вовсе не способны произнести с первого раза.
 
Новости из глубинки, если и представляют для москвичей интерес, то чисто этнографический. Нечто среднее между «В мире животных» и «Клубом путешественников». Сплошная экзотика: «Ансамбль вологодских ложкарей победил на фестивале борща в Сызрани», «В Коми медведь-людоед напал на пассажирский поезд», «Брянский тракторист, уснув за рулём, стал участником президентской программы по сносу ветхого жилья». И т. д.
 
Метрополии всегда присущ холодный киплинговский снобизм, колониям – тёмные провинциальные комплексы. Но странно, когда всё это сосуществует в одной стране…
 
Самые политкорректные из москвичей, интеллигенты-ботаники, естественно, умиляются: «Ах, провинция, ах, там ещё остались экологически чистые люди. Вот бы и поселиться здесь навеки!»
 
Ну так и поселись – кто тебе, сволочь, мешает? В этих преувеличенных восторгах опять же чувствуется превосходство белого путешественника, которому, конечно, интересно понаблюдать за туземцами, но, слава богу, обратный билет – в кармане.
 
А вот самые искренние говорят то, что думают. Пожалуй, откровеннее других отношение жителей Белокаменной к рыхлым, некрасивым, состоящим из водки и пельменей обитателям глубинки выразила Елена Мироненко (Лена Миро) – скандально известная блогерша и писательница. Посетив далёкий горнорудный посёлок, москвичка набралась впечатлений на всю оставшуюся жизнь. Цитирую: «Это и есть ж.па мира. Убитые дороги, косо…бые деревянные постройки, аляповатые вывески. Лица жителей: покорные, тупые, за…баные. С такой печатью безнадёги, что хочется засунуть голову под влажную гостиничную подушку и не смотреть на них больше никогда. Но приходилось утром вставать и смотреть, потому что мы были из Москвы и приехали во владенья».
 
Г-жа Мироненко, которой молва приписала заманчивый статус «любовницы олигарха», так и указывает в своем блоге: «Приехали во владенья».
 
Название посёлка я намеренно опускаю – мы и так себя сразу узнали. Узнали себя все посёлки, сёла и маленькие города, из которых, собственно, и состоит Россия. «Убитые» дороги, деревянные постройки, аляповатые вывески, покорные лица – это и есть собирательный образ некоего Мухосранска, мифического города, который, в отличие от Китежа, непотопляем и вечен.
 
Тут ничего личного, только сухая география. На свете существуют «столицы мира», есть «крыша мира». Вполне логично, что у него должна быть и «ж.па». Удивительно другое – их в России много, тысячи. Достаточно отъехать на 100 километров от Москвы.
 
Именно здесь, признаемся, мы с вами и живём. Тут наше место под солнцем. Во всяком случае так считает московская писательница, олигархова подружка.
 

Задавлю падлу!

Хотя если подумать, то и Москва – она ведь тоже разная. Есть там свои «ж…пы» — рабочие окраины, где обитает трудовой люд с «безнадёгой в глазах». Елена Мироненко как раз и прославилась в блогосфере тем, что предложила взимать плату за въезд в центр столицы. Дабы «чистая публика» с «грязной» не смешивалась.
 
Идея возникла у блогерши после того, как она едва не задавила пенсионерку. Ну знаете ведь – бродят по улицам эдакие безбашенные старушки, которые всем мешают. Очереди создают в сберкассах, под колёса кидаются. Одна такая рассеянная бабулька, спровоцировав аварийную обстановку и столкнув «Бентли» с «Лексусом», способна нанести материальный ущерб, сопоставимый с бюджетом Пенсионного фонда.
 
В тот день Лена Миро, как она сама сообщает, посетив выставку Франсиско Гойи и откушав в ресторане, села за руль в хорошем настроении. Катила по центру, как вдруг под её шикарное авто бросилась «гнусная старуха с сумищей на колёсиках». И далее: Чуть не сбила кеглю… Подумалось: в принципе можно было и переехать падлу…» Лена делает вывод: пора брать по 200 баксов за посещение центра Москвы. И поясняет: «Так мы избавимся от мерзотнейших старух и прочей нечисти. Тогда там будут ездить красивые люди на красивых машинах, а не колхозники на пердящих развалюхах».
 
Это была не просто живая реакция водителя, который кроет пешехода-растяпу горячим матерком. Тут целая философия гламурного класса, которую затем творчески развивает блогерша. (Ибо гламур, как известно, это представление быдла о красоте). «Некрасивые люди» (работяги, пенсионеры, колхозники, мелкие клерки и прочие «задроты») должны, по её словам, обитать не ближе станции «Товарная-Бирюлёво», а ещё лучше – далеко от Москвы, в каких-нибудь микунях, уржумах, анадырях.
 
Удел «некрасивых» – вкалывать. Гробиться в шахтах Воркуты, горбатиться на колымских приисках или тюменских буровых. Добывать «чёрное золото» для олигархов и соболей для московских шлюх.
 
А вот у избранников судьбы совсем другая планида. «Красивые люди» предназначены для того, чтобы жить в красивых домах и ездить на красивых тачках. И всё в их жизни должно быть красивым. Желательно, чтобы даже полицейские тоже имели гламурный вид, носили бы под мышкой маленьких гламурных овчарок с розовым ошейником. Тем более, что и сам Президент уже «пригламурился»: и ботакс, и фитнес – без этого теперь никуда.
 
Кстати, о своём отношении к власти, к сильным мира сего г-жа Мироненко, вообще-то острая на язык, говорит совсем другим тоном – ласково, с придыханием: «Чем сильнее личность, чем сильнее партия, чем круче тачка, тем я буду больше любить этого человека». И тут же она признаётся в своей плотской (подробности опускаю) любви к Владимиру Путину, альфа-лидеру нации. Заодно Лена похвасталась и членством в «Единой России», продемонстрировав блогосфере свой партбилет. 
 
Елена Мироненко – простая девушка, приехавшая из Воронежа, зацепившаяся своим телом, как якорем, за Москву. Ей, вчерашней про винциалке, поначалу, должно быть, тоже кричали в спину: «Понаехали тут!» Но теперь, как и все неофиты, она яростно бранит своё прошлое – безнадёгу и нищету. И презирает то «болото», из которого ей удалось вырваться.
Правда и другое. Таких, как Лена, искренне ненавидят все девушки, застрявшие в Мухосрансках. За то, что она вырвалась. А им не удалось.
 

Терпите, «терпилы»

Вот говорят: не надо бегать от снайпера. Только умрёшь уставшим. Типичная «отмазка» всех малодушных!
 
Чисто российский парадокс: чтобы бежать, нужна храбрость. Трусы обычно не бегают. А если и бегают, то недалеко и не туда.
 
Я это понял еще в четвёртом классе, когда нам рассказывали историю «про мужика и татарина». Во времена ига (в России, впрочем, других времён и не бывало) некий условный татаро-монгол поймал в степи мужичка-богоносца (того самого, из сочинений графа Толстого). Тот шапку снял, кланяется. Дескать, не погубите, ваш благородь, дань исправно плачу и всё такое. Но у татарина, как и у Лены Миро, видать, испортилось настроение. Я, говорит, тебе голову отрублю. Вот только – нечем. Поскачу-ка я в Золотую орду за мечом, а ты жди здесь, никуда не уходи. Землепашец пообещал. Минуло несколько часов или даже дней. Монгол про мужика, честно говоря, и забыл. Да и коня лишний раз гонять жалко. Но потом случайно оказался в том же месте. Глядь – а богоносец-то никуда не ушёл! Стоит без шапки, кланяется. Ордынец сильно удивился. Молодец, говорит, хвалю. Но голову всё-таки отрубил. Ведь если ты монгол и у тебя в руках меч, то как же им чего-нибудь не отрубить? (Кстати, Шамиль Басаев, тоже учившийся в советской школе, любил повторять нечто похожее: «Если у тебя есть кинжал, то найдётся и горло»).
 
Зачем эту историю рассказывали школярам? Как ни странно – в воспитательных и даже патриотических целях. Вот, мол, каков наш русский народ. Во-первых – терпелив (400 лет терпел). Во-вторых, вынослив: может весь день стоять на солнцепеке без шапки, еды и питья. В-третьих, миролюбив: первым не нападает, да и вторым тоже (просто ждёт, пока зарежут). И наконец, в-четвёртых, – дисциплинирован: слово дал – слово держит. А дисциплина, дети – это главное… Ну и так далее… Зато завоеватели – они все плохие, ни жалости в них, ни благородства, ни чувства юмора. Дикари, одним словом.
 
Лена Миро сказала бы про этого мужика-богоносца, что он «задрот», «терпило» и «быдло конченое». И тут я с ней абсолютно согласен! В данном случае права она, а вовсе не Лев Толстой.
Это именно то самое быдло, которому с детства долбили в голову: смирись и не бунтуй, люби власть. Причём – любую. Будь то хан, царь, Сталин или Путин.
 

Переловили и обложили

Монгольских ханов и московских князей победить было нельзя. Но спрятаться – можно. Убежать в тёмные леса, за высокие горы, за синие моря. В коми парму, в сибирскую тайгу, в хакасские степи. «Забить» на власть, не платить дань, жить в глуши и скудости. Но умереть – свободным! В средневековье такой выбор был. И этот выбор – для сильных и дерзких. Именно они, наши с вами «провинциальные» предки, и осваивали гигантские просторы страны, её природные богатства (увы, доставшиеся теперь сами знаете кому).
 
Последняя генерация свободных людей империи – это староверы. Разве только из-за «трёх перстов» они скопом бросились в гиблую тайгу? А не потому ли, что им твердили: «Вся власть от Бога»? Но веру свою они поставили выше царя. Что во все времена считается в России государственным преступлением.
 
В итоге, конечно, всех переловили. Переписали, пересчитали, обложили. Остаточную группу ненцев-кочевников, успешно скрывавшихся от властей в предгорьях Урала, недавно сфотографировали со спутника. Внесли в базу данных, заготовили бюллетени. И прислали вертолёт с членами избиркома и налоговым инспектором под видом врача-терапевта. Ибо никому в этой стране не уйти от свободных и честных выборов, а уж от фискалов – тем паче.
 
Когда-то наши дерзкие пращуры-пассионарии в поисках вольностей бежали на дикий Север, подальше от Москвы. Теперь наши дети бегут обратно – поближе к Москве. Как говорил незабвенный брат Багров-Сухоруков: «Здесь все деньги! А у кого деньги, у того, брат, и сила».
 
Против силы не попрёшь. Плетью обуха не перешибёшь. И так далее. Много ещё подобных поговорок у муд-рого русского народа…
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
21 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
народЛадеЛадакранцА. Княжко Recent comment authors
новые старые популярные
Читатель
Гость
Читатель

Цитирую: «Это и есть ж.па мира. Убитые дороги, косо…бые деревянные постройки, аляповатые вывески. Лица жителей: покорные, тупые, за…баные. Ну что тут скажешь, чистая правда.Только забыли об одном, что в этих мухосрансках, есть такая же власть, которая нихрена не делает и не стоит все валить на Москву.Люди действительно забитые, и нехотят… Читать далее »

В точку
Гость
В точку

В мухосрансках люди то может и забитые,но прекрасно понимают что деньги у власти, а у кого деньги у того и сила.Наглость,подлость превыше всего.

аВИС
Гость
аВИС

картина маслом!ДОЛОЙ КОЛОНИЗАТОРОВ!

Читатель - оптимист
Гость
Читатель - оптимист

Пока радует одно, что все-таки мы в заднице мира, а не у слона.

Пенсионерка
Гость
Пенсионерка

Спасибо!Посмеялась от души до слёз!У нас в Рассее всё рядом, и смех и слёзы и любовь.

влада
Гость
влада

Высказывания Мироненко едва тянут по глубокомыслию на высказывания учениц некогда бывшей Сыктывкарской школы №13.Дама вырвалась? Из Мухосранска? Из зоопарка.Мироненко успела рассказать читателям своего блога, что принимать наркотики – это “вполне нормальное дело”.Как неожиданно оказалось, Мироненко должны были исключить из партии еще до ее скандальных выступлений – за неуплату членских взносов… Читать далее »

Вика
Гость
Вика

“Метрополии всегда присущ холодный киплинговский снобизм, колониям – тёмные провинциальные комплексы. Но странно, когда всё это сосуществует в одной стране… ”

Именно в одной стране! Как будто Коми это Индия!

смотреть и слушать
Гость
смотреть и слушать
мда...
Гость
мда...

“Золотое перо” Республики Коми взахлеб комментирует гламурную блоггершу. При этом коммент раз в пять длиннее поста. При этом журналист пытается выглядеть умнее за счет Ивана Грозного. Ну и выглядит… “задроченным провинциалом”. Если ради этого и написано, то можно было короче.

Мде
Гость
Мде

Кончать быстро не всегда хорошо, мдя!

Власов
Гость
Власов

Для Москвы средняя зарплата в 40 тысяч, жэто примерно как для Сыктывкара – десять. То есть негусто. Тем более, если еще снимать жилье, а таких – полмосквы

Полковник
Гость
Полковник

Изящно, как всегда=)) Но как в голове историка умещаются свободные люди, бегущие от ига в коми парму, и встречающий их сотник Пам? То есть, встречал он Пёстрого… А те обошлись без пышных приемов. Что бы никто не заметил. Никто, кроме автора и не замечал до сих пор. И “природные богатства”… Читать далее »

Редакция
Гость
Редакция

Сумароков не тот автор, у которого “что-то” может выпасть “за счет сокращений”, его ПРОСТО не сокращают, даже если речь о газетной площади, а уж тем более – о сайте.

Полковник
Гость
Полковник

Ну что ж… И обезьяна падет с дерева. Имею в виду Редакцию=)

Владимир Пыстин
Гость
Владимир Пыстин

Статья хорошая. Нет, просто отличная.

Иллиас
Гость
Иллиас

Шмешно местами и штрашно

А. Княжко
Гость
А. Княжко

Вчера Путин сказал, что ряд регионов отстает по уровню жизни от других. Это значит, что перераспределение бюджетных денег в “пользу бедных” продолжится. В числе таковых – весь Кавказ. Ну и Москва, оказывается, бедная. Теперь ее будут расширять – деньги тоже понадобятся.

кранц
Гость
кранц

первая часть строже и убедительнее…

Лада
Гость
Лада

Прочитала с удовольствием и почти со всем согласна, хотя в некоторых местах резковато и обидно. Не так уж и забит наш народ!Он еще проснется!

Ладе
Гость
Ладе

аГА, ПРОСНЕТСЯ, ЛЕТ ЧЕРЕЗ 200…

народ
Гость
народ

уже просыпается