Убийцу искали на вертолёте

"Красное знамя" начинает серию публикаций, посвящённых резонансным делам прошлых лет

Автор:   
23:30. 11 ноября, 2011  
  
0

Резонансные уголовные дела были всегда и повсеместно. Другой вопрос, что ещё пару десятилетий назад в стране в целом и республике в частности они не освещались СМИ так широко, как это происходит сегодня. Об одном из таких дел, скрытых в своё время от широкой общественности, «Красному знамени» рассказал Анатолий Соловьёв, с 1976 по 1983 годы работавший инспектором и старшим инспектором уголовного розыска Сыктывкарского ОВД.

В конце 70-х годов прошлого века Сыктывкар взбудоражило убийство супружеской пары в одной из квартир дома № 50 по улице Димитрова.

В один из осенних дней 1979 года в дежурную часть поступил очередной звонок. Перепуганный детский голос сообщил: «Я пришла домой, а дедушка с бабушкой убиты…» Оперативники выехали по сигналу, поднялись на третий этаж, где находилась нужная им квартира, из которой почему-то раздавалась громкая музыка. 

«Мы были готовы ко всему, но то, что увидели, было из ряда вон, – вспоминает Анатолий Соловьёв. – В квартире – две комнаты, в одной из них находился труп женщины лет шестидесяти пяти, у неё была разбита голова. Во второй комнате стены были полностью забрызганы кровью, там лежало тело мужчины примерно одного возраста с погибшей, вместо головы у него было кровавое месиво… Возле ног трупа валялась металлическая сапожная лапа…»

Инспектор вызвал опергруппу, приехал следователь прокуратуры, были на месте происшествия и посторонние люди. Как оказалось, все они подвергали себя смертельной опасности.

– Когда только открыли дверь в эту злополучную квартиру, я сразу почувствовал запах газа, – продолжил рассказ Соловьёв. – Мы зашли на кухню и обомлели! Все регистры газовой плиты и духовка открыты, а на табуретке стоит оплавленная свеча. Кто-то хотел взорвать квартиру и целый подъезд, чтобы скрыть следы преступления…

Для расследования этого кровавого дела была создана специальная оперативная группа, куда, кроме Соловьёва, вошли два Анатолия – Точёный и Новиков, им в помощь приставили трёх старших инспекторов из Управления уголовного розыска МВД республики: Константина Баранова, Владимира Мажукина и Владимира Селиванова.

Оперативники изначально были уверены, что преступление совершил кто-то из знакомых убитых, так как двери не были взломаны, на столе остывал ужин…

У погибших, кроме внучки, был ещё внук, который в то время учился в техникуме. Он попал в число подозреваемых, но никаких «зацепок» в отношении молодого человека у правоохранителей не было.

«А нас «припирают», – вспоминает бывший сыщик. – Город «шумит», дело на особом контроле, начались звонки из Центрального аппарата РФ! Мы взяли внука в серьёзную оперативную разработку».

Следователей сразу насторожило поведение парня: отвечая на определённые вопросы, он начинал заикаться, при упоминании имён его убитых родственников с него градом лился пот… Тем временем в милицию из надёжных источников поступила информация о том, что внук погибших непременно должен что-то знать о совершении кровавого преступления.
 
Сыщики стали отрабатывать связи студента и вышли на его знакомого, который недавно освободился из мест не столь отдалённых.

«Помню только его фамилию – Габов, – продолжает Соловьёв. – Я нашёл родственников убитых, они подтвердили, что внук последних действительно поддерживал связь с неким человеком с такой фамилией, но он куда-то пропал».

Милиционеры выяснили, что у интересующего их субъекта есть дальние родственники в Княжпогосте.

«С места происшествия были похищены два кольца убитых и куртка потерпевшей, – продолжает Анатолий Соловьёв. – Вдруг эта куртка «всплывает» в Княжпогосте! Но Габова в Княжпогосте нет. Выясняем, что он может быть в деревне Евдино Княжпогостского района. Туда можно добраться только по реке, а на дворе было начало октября и уже начался небольшой шугоход».

Начальник милиции Княжпогостского района Евгений Желтов дал оперативникам лодку. Однако старший в опергруппе Владимир Селиванов позволил себе усомниться в том, что они доплывут. Он позвонил министру внутренних дел республики Василию Гринину и сообщил, что группа вышла на предполагаемого убийцу, но не может добраться до нужной деревни.

Министр выделил группе Селиванова вертолёт.

«И вот мы летим в Евдино и по дороге обсуждаем, как представить своё появление местным жителям, чтобы не спугнуть Габова, – вспоминает минувшие дни Соловьёв. – В итоге приземляемся и говорим, что мы из Рыбохотинспекции. По деревне пошёл шум, жители стали сети прятать… Мы зашли в магазин, спросили, где живёт нужный нам Габов (эта фамилия – самая распространённая в Евдино), купили две бутылки водки – мол, нам с устатку нужно выпить, а мы слышали про гостеприимство этого парня… Идём по нужному адресу, уже зная, что подозреваемый не один, а с приятелем, и они вооружены. Когда мы приблизились, Габов во дворе рубил дрова, он увидел нас и зашёл в дом. Мы вошли следом, поставили водку на стол. Он всё понял и вышел. Селиванов говорит: «Оставайтесь здесь», а сам пошёл за ним. У Габова было охотничье ружьё, но оно находилось не в доме. Парень понимал, что из дома его не выпустят. Он поднялся на чердак, взял там топор, чтобы с его помощью каким-то образом сбежать. Но Селиванов, человек крупный, сильный, тут же его скрутил.

Потребовалось 15 минут, чтобы преступник во всём сознался.

Мотив его злодеяния нас просто поразил. Он сказал: «Эта старая ведьма заколдовала моих родителей – они умерли».

Потом он описал, как произошло убийство».

Когда Габов познакомился с внуком убитых, тот рассказал новому другу, что у его деда с бабкой есть золото и деньги. Юнец предложил ограбить и «убрать» его престарелых родственников.

Злоумышленники пришли в квартиру пожилой четы. Внук представил своего товарища. Для дорогих гостей бабушка напекла блинов. В это время «на огонёк» заглянула соседка, но присоединяться к застолью не стала – ушла.

Приятели, улучив момент, стали строить планы.

«Давай их убирать», – предложил Габов. «Не могу», – пошёл на попятную зачинщик кровавых событий. Но Габов оказался менее сентиментальным…

Сначала ударом табуретки по голове он убил женщину, затем вошёл в другую комнату, чтобы расправиться с мужчиной… Пожилой человек с ужасом смотрел убийце прямо в глаза, в руках у хозяина квартиры был молоток – в это время он чинил обувь. Габов ударил сидящего на полу человека табуреткой по голове – безрезультатно, ударил снова – табуретка разбилась, но мужчина продолжал на него смотреть. Тогда Габов выхватил из его рук молоток и размозжил голову жертвы…

Потом подельники как ни в чём не бывало сели за стол, выпили, закусили.

«Надо убирать соседку, – сказал Габов. – Она нас видела. Ты позвони в её дверь, а я уберу всех, кто есть в квартире». Внук убитых снова дрогнул…

Тогда приятели пришли к мысли, что нужно взорвать подъезд. Они открыли конфорки и зажгли свечку, но просчитались.

«Свечка была небольшая, а пропан – очень лёгкий, сначала он поднимается вверх, а потом опускается вниз, пока это произошло, свечка догорела…» – пояснил Соловьёв.

Анатолий Соловьёв

Анатолий Соловьёв с 1976 по 1983 годы работал инспектором и старшим инспектором уголовного розыска Сыктывкарского ОВД и лично принимал участие в операции.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments