Специалист рядового состава

Корреспондент «Красного знамени» поработал бортпроводником

Автор:   
11:27. 7 апреля, 2011  
  
1

Многие думают, что профессия бортпроводника имеет женские черты и только. Отнюдь. Хотя многие сайты, приглашающие «полетать» в графах «Требование к кандидату» в пункте «пол» часто указывают именно «Женщина, 22-35». Возраст, конечно, самый – самый. Но лично я знаю многих молодых людей, которые выполняют работу бортпроводников и гордятся этим. Кстати, они называют её «вполне мужской». А почему бы нет?

Заложник командира корабля

С Андреем я познакомился года два назад в полёте из Хабаровска в Екатеринбург. Молодой, опрятный, слегка франтоватый паренёк. Про таких говорят: «Высок и статен». Да-да, именно таким путь в бортпроводники открыт. Хотя встречаются экземпляры, мягко говоря, разного калибра… Но не об этом разговор.

На одном из совместных застолий Андрей разоткровенничался:

– Слушай, хорошая работа. Конечно, бывают разные ситуации, непредвиденные, но у нас вся надежда на хорошо слаженную работу экипажа. Хоть многие и смеются, что я заложник командира корабля.

Андрей широко улыбается и продолжает:

– У нас даже свой законный праздник имеется – 12 июля, Международный День бортпроводника. Нас, бортпроводников, называют лицом авиакомпании, если слышал…

Я улыбаюсь и киваю головой в знак согласия.

– А хочешь с нами «зайцем» слетать куда-нибудь? Посмотришь, чем я занимаюсь. Всё веселее… Может, тоже надумаешь.

Такое предложение мне показалось интересным, и я согласился.

Отправится в небо я должен был не «зайцем», конечно, так как это очень грубое нарушение авиационных правил перевозки пассажиров. Командир экипажа, по просьбе Андрея, включил меня в список «Другие члены экипажа» в полётном листе.

В тот момент мне захотелось не столько поработать стюардом, сколько посмотреть, как работают профессионалы, узнать что-то новое из их быта. Мешать им в работе в мои планы не входило.

К полёту годен

Часа за четыре до вылета Андрей заехал за мной на машине. Вылет планировался по маршруту Домодедово (Москва) — Толмачёво (Новосибирск) и обратно.

По дороге в аэропорт опытный стюарт провёл со мной небольшой инструктаж, как бы это сделал командир экипажа:

– Одежда строго деловая, белая рубашка, чёрный галстук. Руки чистые, глаза ясные, ногти ровные. Выспался?

– Да, всё нормально.

– Отлично, – продолжает Андрей. – Будешь мне помогать. Лететь около четырёх часов. Народу немного – тридцать человек. Скорее всего будут всю дорогу спать. Мешать не будем, но по салону походить придётся. Самолёт у нас большой – ТУ-154М. А там по ходу разберёмся…

В аэропорту на таможне нас уже ждал остальной экипаж. Я со всеми поздоровался, и мы первым делом направляемся на медконтроль. Обследовав меня медсестра заявила, что моё давление «абсолютно детское». Это меня не могло не порадовать.

Далее наш путь проходил через металлодетекторы по служебному выходу и на автобус к самолёту.

Полёт прошёл успешно. Фото автора

Боевое крещение

Разбег, толчок и взлёт… Вылет нашего судна состоялся без задержек, по расписанию – ровно в 11.50.

Андрей определил меня помочь ему по кухне: бутерброды, чай-кофе, ланч-боксе. Ну что ж, я старательно расставил разовые стаканы для чая на поднос.

– Следи за кипятильниками и микроволновкой. Я недолго, – командует опытный стюард, а сам направляется в салон: комфорт пассажиров – его основная обязанность.

Сижу на боковике – контролирую кипятильники. Вдруг – зашкворчало, запарило. Всё, чай готов. Выключаю АЗС.

А по ту сторону блистера белые, словно ватные, облака. И вся земля, до единого клочка укрыта этим ватным покрывалом от человеческих глаз…

– Я ведь не сразу «встал» на борт, – рассказал мне Андрей, едва вернувшись от пассажиров. – Я, как все, в Центре переучивания изучал материальную часть самолёта, его устройство, средства спасения, их размещение и так далее. Потом сдавал зачёты на допуск к работе. А перед этим всем, естественно, проходил углублённый медицинский осмотр. Знаешь, какие тут требования к здоровью! Учили меня три месяца, а на практику дали два дня. С иностранным здесь тоже не забалуешь. Прошёл 90-часовой курс английского разговорного. Но самое основное в программе – действия в аварийной ситуации. Ведь пилоты находятся в кабине, а бортпроводники – в салоне. Эвакуация пассажиров – наша задача, и насколько быстро это произойдёт, зависит очень многое. Проходил доврачебную подготовку. Куда ж без неё… Бывает, и во время благополучного полёта пассажиру становится плохо.

Плоты не пригодились

Андрей встал, махнул мне рукой и пошёл против полёта в хвост самолёта:

– Пойдём, покажу плавсредства.

Я, слегка придерживаясь за спинки кресел, последовал за ним. В заднем багажном отделении слева по полёту вижу аккуратно сложенные тюки.

– Плоты? – догадываюсь я.

– Ага, они самые. Нас даже обучали в бассейне системе выживания на случай вынужденного приземления на воду, как пользоваться плотами и жилетами. Вот такой плот весит 75 кг, потому и большой, чтобы на нём как можно больше людей уместилось. И по площади он огромный, когда раскатан и раздут. Всех секретов я тебе не расскажу – инструкция.

Пассажиры в это время мирно спали.

За весь полёт мне пару раз довелось пройтись вслед за Андреем по салону, помочь убрать пустые упаковки от «ланчей» и одноразовые стаканы.

– Ну что, скоро посадка. Два часа – и  домой, – радостно потирает руки Андрей.

И тут я решаюсь спросить о сокровенном:

– А как зарплата? Устраивает?

Вопрос Андрея нисколько не смутил.

– Вообще оклад 40 тысяч, а за международные перелёты – плюс 100 «американских рублей» в сутки. Неплохо, мне хватает. Квартиру для меня снимает авиакомпания. Так что, живу!

Он улыбнулся белозубой улыбкой и вышел в салон «пристегнуть пассажиров» и объявить о посадке.

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Юрий
Юрий
18.11.2013 11:21

Всё верно))