Был тяжкий выбор

Исповедь бывшего алкоголика

Автор:   
09:00. 12 февраля, 2011  
  
1

Это исповедь человека, который живёт и работает в городе Емва.  Сейчас у Алексея всё в порядке: в семье, на работе, в планах на будущее.  Только родные помнят, чего стоило ему порвать с алкоголизмом и начать жизнь с чистого листа. Алексей – создатель Емвинской группы анонимных алкоголиков. Там находят моральную поддержку те, кто хочет излечиться от пагубного пристрастия.

История болезни

Алкоголь стал причиной моих жизненных неприятностей с раннего детства. Отец пил, хотя пьяный никогда не был агрессивным, его своеобразная клоунада меня даже смешила. Но мать реагировала болезненно – слёзы, упрёки. В память врезалось: отец приходит домой, ещё слова не сказал, садится, развязывает шнурки на ботинках, а я уже чувствую, как что-то мрачное вползает в квартиру, вот-вот начнётся в семье очередной скандал. Раздражение вызывала появлявшаяся у него говорливость, шутки, которые он прогонял по шестому кругу. Когда мне было лет десять, я спросил: «Пап, ну зачем ты пьёшь?» Он как-то протрезвел на пару секунд, этого вопроса не ожидал, после паузы выдал: «Будет тебе 40 лет – поймёшь».

Понял я гораздо раньше, почему он пьёт… А ведь думал, никогда пить не буду, ненавидел всё, что связано со спиртным. Лет в 15 проснулось любопытство: все пьют, ведут себя странно. Что с ними происходит? Попробовал раз, другой, а потом мне вставило так, что я почувствовал себя счастливым, раскованным, свободным человеком. Помню, я, в школьном клетчатом пальто, вышел на улицу пьяный, с портфелем в обнимку – такое чувство свободы испытывал, ничего не боялся. Меня крепко тогда зацепило…

Все старшие классы мы с друзьями пили каждые выходные.  Я не мыслил себя счастливым без круга друзей, алкоголь был обязательной составляющей нашего общения. Начались первые неприятности. Милиционер привёл меня домой невменяемым. Я этого не помнил, первый раз потерял память. Очнулся дома под утро, у кровати тазик стоит, мать в слезах. Стыдно было, дал зарок не употреблять. Но уже спустя две недели всё пошло по-прежнему.

К двадцати годам жизнь без «кайфа» я себе не представлял, пробовал наркотики. Дух переводил только на сессиях, учился заочно в Вологде, там мозги вставали на место. Я даже записался на курсы в общество трезвости и в первый раз в жизни произнёс: «Понимаете, у меня проблемы с алкоголем». Стал понимать, что это болезнь, что называется она – алкоголизм, что в отличие от других людей я не могу употреблять спиртное без тягостных последствий. Там я узнал про содружество анонимных алкоголиков, набрал специальной литературы и вернулся домой с благой вестью о трезвой жизни.

К тому времени мои школьные друзья вернулись из армии, разговоры о трезвости слышать не хотели. Я остался непонятым и оказался  перед выбором: остаться в одиночестве или снова начать употреблять. И снова принялся за старое.

Впервые закодировался в 24 года, потому что в семье появился ребёнок, а содержать семью не мог, потому что пил. Не прошло и полгода, как сорвался. Я изначально был ориентирован на провал. В моём нездоровом мышлении суть кодировки свелась к тому, что я поменял водку на марихуану. Сейчас в памяти стрелой проносится ужасный вечер, когда без прав на машине, как оглашённый, мечусь по городу, ищу «косяк».  Найти не могу, начинаю экспериментировать с внутривенными инъекциями. Потом дошло до сознания, что у меня же есть замечательная вещь – водка. Зачем я  променял её на всякую гадость? Откупорил бутылку, и понеслась душа в рай…

Опять мрак, потеря работы, проблемы в семье. Всё повторялось: периодически задумаешься о жизни, только выползешь, начнёшь что-то строить в своей судьбе, и неожиданно для себя – хлоп, «залудил» стакан и сидишь в социальной луже. Не мог содержать ни семью, ни себя.

В наш город приехала девушка. Она привезла с собой программу анонимных алкоголиков. Мы встретились, поговорили, я заинтересовался. После этой встречи, казалось, жизнь снова пошла на взлёт. Нашёл две работы, встал на ноги материально, появились перспективы карьерного роста. Главное, стремился жить трезво, боялся сорваться.

Но постепенно стал забывать, что я больной человек. Играл с огнём – позволял себе раз в три месяца напиваться в стельку. Чувствовал, что опять начинаю скользить по наклонной, последовала ещё одна попытка кодирования. Опять неудачная. Сначала мысли неустойчивые появились. Потом росло и крепло желание выпить. Поэкспериментировал с пивом, вроде не тряхнуло, выпил водки – никто не заметил. У меня иллюзия появилась, что могу теперь употреблять и никто этого не заметит.

Пришёл к жуткому срыву, почти безумию. Потерял работу, семью. Я был в отчаянии. Всё перепробовал: кодировался, ходил в церковь, занимался в анонимных группах – ничего не помогло, не знал, как мне жить дальше. Приходили мрачные  мысли, вплоть до суицидальных. Дня через три-четыре ко мне пришёл один человек и сказал: «Собирайся, поехали в реабилитационный центр». Я расценил это как знак свыше и согласился. 13 декабря 2006 года я сел в поезд. На посошок устроил жене скандал, напился в стельку. Помню, на вокзале в туалете прошу у бомжей стакан под водку. Поезд подходит, я похмеляюсь, потом в Микуни на все оставшиеся деньги покупаю спиртное.  Это последнее, что я выпил…

Муки выздоровления

«Казанский вокзал. Утро раннее» – памятная надпись в моём личном «рабочем» варианте книги анонимных алкоголиков, её подарила мне та самая девушка, которая привезла программу в наш город. Она встретила нас в Москве, где была пересадка на поезд, следующий на Северный Кавказ. С этого момента начинается история выздоровления, мне тогда исполнилось 34 года. Впервые я общался с трезвыми анонимными алкоголиками. Начал понимать суть программы. Оказалось всё просто:  даже если  в жизни полный бардак и безнадёга, но я сегодня остался трезвым – значит, всё в порядке, всё устроится.

Первое время на Северном Кавказе я жил на мамину пенсию, деньги регулярно присылали из дома. Стоит ли говорить, как это было унизительно. Твёрдо решил научиться содержать себя, стать независимым. Я нашёл жильё, работу – сторожем на стройке,  цель в жизни – излечение от алкоголизма.

Начал заниматься по программе «12 шагов», плодотворно прожил год.  Потом появилась возможность устроиться консультантом в только что открывшийся реабилитационный центр. Пришлось пережить конфликт интересов: семья требовала меня обратно домой. Я честно признался, что ещё не чувствую себя достаточно окрепшим, боюсь дома сорваться.  Жена пригрозила разводом, но всё-таки выбор я сделал в пользу реабилитационного центра. Понимал, что без трезвости я ничего не смогу сделать для своих детей. Тогда я определил в жизни своё кредо – остаться трезвым, и всё получится. Небольшую заработную плату я отправлял семье, что грело мне душу. С этого момента я всё меньше ощущал себя зависимым и несчастным, тяга к алкоголю ушла, надеюсь, безвозвратно.

Когда вернулся домой, уже знал, как буду строить свою жизнь.  Однако первые два года в эмоциональном плане дались очень тяжело. С семьёй отношения не складывались,  руки опускались, не представлял, чем снять это адское напряжение. К счастью, спиртное осталось под запретом. Спас меня тогда страх, я боялся снова оказаться на руинах собственной жизни. В острые моменты  срывался в неожиданные поездки в Ухту или Сыктывкар к местным группам анонимных алкоголиков. Только там я стряхивал негатив.

Одним из основополагающих правил программы выздоровления является помощь другому алкоголику, выразившему желание бросить пить. Я понимал, что только создание в родном городе  группы  анонимных алкоголиков и регулярные занятия там принесут мне успокоение и не дадут сбиться с пути. Я звал в группу прежних друзей «по стакану», навещал в наркологии допившихся до белой горячки незнакомых мне людей. Честно скажу, не уверен, что кому-то удалось помочь. Один сорвётся, другой встанет на его место. Некоторые погибли. Особенно свежа в памяти последняя потеря. В группу обратилась женщина-алкоголичка, просила помощи.  Посещала занятия несколько месяцев, потом сорвалась. Так случилось, что это был её последний запой, она погибла. Я был на похоронах. До боли в сердце её жаль, потому что, казалось, ещё немного, и всё в её жизни сложилось бы.   

На сегодняшний день в группе четыре человека от 30 до 42 лет, с разным сроком воздержания от употребления спиртного – от двух месяцев до четырёх лет. Три раза в неделю мы собираемся по вечерам и делимся наболевшим. Мы предельно откровенны друг с другом, нам легко вместе, эти встречи дарят нам надежду, что все трудности преодолимы.

Анализируя четыре года трезвости, я отмечаю для себя явный прогресс, год от года всё меняется в лучшую сторону: жена и дети рядом, на работе стабильность, группа анонимных алкоголиков существует. Бывает, иногда впадаю в депрессию, но, в отличие от первых лет трезвости, я научился быстро выходить из  этого состояния.   

Алексей, 38 лет.

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Марья
Марья
12.02.2011 14:20

Вы сильной воли человек и у вас обязательно все будет хорошо. Я в это верю. Счастья и удачи вам и вашей семье.