«Ялта всех любит, и привет!»

Год после присоединения Крыма: взгляд оттуда

17:30. 25 марта, 2015  
  
0

И в Москве, и в Сыктывкаре, и во многих других городах и весях на прошлой неделе по случаю присоединения Крыма к РФ проходили разного рода праздничные акции, и «Красное знамя» также отмечало их в своей повестке. Но, помимо этого, нам показалось интересным спросить тех, кто жил и продолжает жить на полуострове – и до, и после присоединения. Выбор пал на хозяйку одного из домов в Ялте, где осенью 2014 года отдыхала одна из сотрудниц «Красного знамени», – Юлианну Кириллову.

Вопросы к Юлианне у нас были самые простые: ну и как? Эйфория от прошлогодних весны-лета была понятна, однако с тех пор политическая и экономическая ситуация здорово изменились – и в России, и в самом Крыму, – и изменились, естественно, в худшую сторону. Что чувствуют простые ялтинцы сейчас?

Ответы Юлианны были просты, без каких-либо литературных изысков, но именно поэтому мы решили оставить их практически в неизменном виде. Мы обработали лишь синтаксис, пунктуацию, исключили встречающиеся смысловые повторения и заключили в квадратные скобки очевидно подразумеваемые слова и выражения.

 

«Здравствуйте, Наталья, конечно, я вас помню и мне приятно, что вы нас не забыли. То, что я вам скажу, это не секрет. Тот, кто голосовал «за», а таких большинство, те остались «за».

Ведь мы голосовали не потому, что нам пообещали много конфет, а просто мы – русские. А тому, кто понаехал, хоть миллион выдай – все равно будет плохо. Но реально я вам скажу, что Россия конкретно вливает и вливает, отстроены корпуса в больницах, школы получили новое оборудование, пенсии подняли, медикаменты бесплатны в больнице, но есть то, что не может контролировать центр. Это коррупция, а она везде. Ведь у власти остались те же бандюки 90-х, что и были, а значит, ничего не поменяется, пока Москва не сможет взять под контроль Крым.

Надо менять всех. Прокуроры вымогают. Люди честные, которые годами жили здесь, но не прописывались, так как была одна страна, так и не смогли получить гражданства.

Зато понаехал Донецк и купил всех и каждого, вот поэтому очень жаль. Жаль, что президентская власть реально пытается помочь, а местные авторитеты просто наплевали на нее и как были уголовными, так и остались. Невозможно никуда достучаться.

Но мы все равно очень рады и надеемся, что руки у Кремля дойдут до наших властей. Мы гордимся, что наш президент – Путин. Нам всем подняли пенсии и зарплаты, но на многих предприятиях остались укр. начальники, которые измываются и не платят людям.

Однако мы очень рады, что наконец мы настоящая Россия. Мы всегда были русскими, никогда толком не знали укр. яз. Конечно, мы счастливы, даже не потому, что у нас мир, а просто так должно быть: мы – союз, и мы останемся.

Мне одинаково хорошо и в Киеве, и в Москве, и в Таллине. Для нас нет границ. Мы поддерживаем правительство России и готовы ждать и участвовать в новых проектах.

Только сейчас начали что-то делать в городе. Ведь после распада [СССР] Украина ничего не вложила, а только хапала и хапала. Все [прошедшее] лето нам предлагали путевки в лагеря и санатории.

Нужен только контроль и контроль, а средств слишком много рассасывается по карманам местной власти. Приезжайте, мы надеемся на лучшее, подождем. Главное – чтобы построили мост, а людей очень много, которые хотят к нам приехать. Ждем вас. Всего ВАМ доброго и отличного настроения!  Ялта всех любит, и привет!»

Но редакцию очень заинтриговало понятие «понаехавший Донецк». Вот что ответила нам Юлианна:

«Насчет Донецка. Это якобы беженцы [, но беженцы] на дорогих иномарках, у которых был бизнес (не знаю, криминальный или нет, но наглые до беспредела). А обычные  люди, действительно пострадавшие, у меня всю зиму живут, трудятся, где могут, в основном на стройках».

Естественно, не могли мы не спросить и про недвижимость в Крыму в изменившихся условиях, тем более про недвижимость в центре Южного побережья.

«Купить сейчас ничего нельзя: еще нет общих данных на недвижимость. Кто-то покупает, кто-то продает, оформляет, но это на свой страх и риск. Цена на недвижимость практически не возросла, как были однокомн. квартиры (среднего класса) по $50 000 – 60 000, так и остались.

Сейчас непонятно, кто и что делает. Отбирают из частной собственности санатории и заправки (вроде как возвращают городу), но на самом деле идет передел у местной братвы (теперь эта братва называется «депутатами»). Я не вращаюсь в высших кругах, не знаю фамилий, говорю то, что обсуждается в наших кругах. Поэтому, конкретно кто и кому передал, не знаю. Коммунальные услуги немного поднялись [, хотя] за свет, за воду немного меньше платим. Но думаю, что поднимут. Говорят, что весной могут цены вырасти, но пока ненамного.

В транспорте по городу – 10 руб., на маршрутке в Симферополь – 50 руб., троллейбус в Симферополь дороже – 70 руб. По Крыму как ходил транспорт, так и продолжает ходить, ничего не изменилось. Единственное, что можно доехать до украинской границы, а там гарантию никто не дает, на каком транспорте и куда вы доедете.

Донецкие ребята еле приехали: не выпускали из АТО (аббревиатура официального названия боевых действий Вооружённых сил и добровольческих формирований Украины против Донецкой и Луганской народных республик «антитеррористическая операция» – прим.ред.). Они по минным полям пробирались. У многих уже домов и семей нет. Они нам завидуют.

Продукты очень подорожали. Продукция в основном с Кубани. Хлеб -11-12 руб., мясо – от 200-300 руб., сахар -45, крупы: гречка – 80, рис -70, молоко от 38-50 р., яблоки – 60-70 р. Для нас это очень дорого. В среднем пенсия -7000 р. (это у тех, кто получал 1000 грн.), у нас (у военных) очень хорошо подняли. Муж по инвалидности получает 24 000 р., а получал 2100 грн.

Что будет дальше, не знаем, но моему сыну платят копейки, заставляют расписываться, что он работает четыре часа, а не сутки. И получает  4700 р. Сын работает в Береговом, в охране, хозяева на Украине. Банки с Россией работают, а с Украиной нет связи, только в Севастополе какой-то банк. Пересылают через Севастополь деньги. Зарплату задерживают, только за декабрь получил. Ждут перечислений. Сейчас еще много украинских хозяев осталось. Постепенно до них, думаю, дойдет.

А на работу устроиться проблема. Не увольняют – ждут когда [человек] сам уволится. Вот и ждем, кто кого.

Но в целом все спокойно.

Единственное – у нас очень хороший был директор в школе, столько сделала для школы. Кто-то нажаловался, сняли, поставили своих. А жаль”.

Мы спросили и о тех ограничениях в передвижении, которые наступилили после случившегося:

Насчет [пропуска крымчан с российскими паспортами] на границе. Нас и раньше не пускали, только по укр. паспортам. Наши новые там не котируются, их рвут хохлы и машины конфискуют наши на границе, так что с новыми паспортами и номерами нам въезда не было и нет.

Насчет отдыха. У меня что в прошлом году только Россия отдыхала, так и в этом году уже все до октября забронировано. Единственный минус – это отсутствие моста. Очень тяжело людям через паром ехать, все самолетами едут.

Скажу вам честно: мы, родившиеся здесь (а нас более 60 процентов), [были] ЗА [присоединение Крыма к России] и остались ЗА. Мои родители всегда жаловались, что, как присоединил Хрущ (первый секретарь ЦК КПСС в 1953-1964 годах Никита Хрущёвприм.ред.) к Украине, сразу все из магазинов исчезло ,а сейчас, слава Богу, даже дороги начали делать. Даже атмосфера стала другой, поверьте.

Образование ваше, конечно, сильнее, математика да и др. науки впереди. У нас было настолько плачевно. Все покупалось без проблем – образование, работа и т.д.

Я говорю еще раз, что спасибо ПУТИНУ. Мы за него молимся. Его тут неделю не показывали по ТВ, мы уже переживать начали. Я понимаю, что он не причем, все зависит от его окружения.

Мы очень рады, что пришла система к власти и не безразлична к новому поколению. У нас в школе на физкультуру никто не ходил, никаких спорт. соревнований не было. Про войну только сейчас дети стали что-то узнавать.

Все пенсионеры довольны [новой пенсией] по сравнению с укр. пенсией, несмотря на подорожание. Конечно, пока все наладится… Но мы готовы ждать и верить, у нас хоть появилась надежда.

Муж пенсионер-инвалид, я домохозяйка, все мои друзья – рабочий класс, очень многие из Мариуполя, Донецка тоже поддерживают политику Путина. Просто на все нужно время, а хорош всем не будешь. А жалуются ваши только потому, что завидуют нам: много вложений в Крым, из-за санкций у многих бизнес нарушен и т.д.

Конечно, можно понять людей, но с другой стороны, как можно отдать выход к Черному морю и Севастополь? Слава БОГУ, что здесь нет натовских военных. Я знаю, что это такое. У меня многие подруги кто в Сирии, кто в Прибалтике, все плачут, когда говорят о них. Это полный беспредел: кого хотят, убивают, что хотят, то творят, насилуют и т.д.

Поэтому мы рады, что нам несказанно повезло вернуться назад. Привет вашим читателям, пусть извинят нас за то, что для нас все стало лучше. Будет мост – будет еще лучше». 

И напоследок Юлианна рассказала историю о гражданском активизме в Ялте:

«В декабре прошлого года у нас внаглую стали вырубать столетние шикарные сосны и говорить, что это якобы больные деревья. Причем суховей и действительно гнилые деревья никто, естественно, не убирал. Мы с друзьями обращались в местный горисполком и экологию, но нам сообщали, что это плановая вырубка. Но никто документы не смог показать.

Тогда мы написали Путину, Жириновскому и звонили несколько раз на горячую линию Аксенову. Не знаю, что помогло и кто, но вырубка сразу прекратилась, и завели дело. Не знаю, что и чем закончилось, но факт остается фактом: остальные намеченные деревья остались живы.

Не знаю, надолго ли, но надеемся, что хотя бы надежда есть. Т.к. при Украине даже смысла не было куда-то звонить».

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
wpDiscuz