Вит Бастраков. Перед тем как стать пилотом

Памяти друга, музыканта посвящается.

Автор:   
19:45. 11 августа, 2014  
  
3

В пятницу, 8 августа, в Санкт-Петербурге из жизни ушёл гитарист группы «Пилот» Виктор Бастраков. Он родился в 1975 году в Княжпогосте. «Трагичная новость, друзья. Сегодня утром скоропостижно скончался наш друг и соратник Витька Бастраков. В это невозможно поверить… тромб… Все наши мысли и души сейчас вместе с семьей Вити… Вся информация о дальнейшей жизнедеятельности в обозримом будущем будет после похорон», – сообщается на странице группы «Пилот» «ВКонтакте».

«Красное знамя» публикует воспоминания нашего автора Дениса Черницына о музыканте.

Мы сидели втроём, в городском театре, говорили про Чарли Паркера и обсуждали Кортасара.

— Когда-нибудь Дэн о тебе тоже напишет, — сказала Лариса.

Вит выпустил дым из носа, прищурился:

— Пошли, старый, нам ещё «Эль кондор паса» с тобой пройти надо.

2000-е гг.  Театр «Фантастическая реальность» Вит Бастраков и Лариса Иванова.

Вит

Чуть больше 20 лет назад, в мае месяце, я трясся автобусом Сыктывкар — Визинга. Подушечки пальцев болели невероятно. Гитара производства какой-то там промыслово-художественной артели, купленная в «Мелодии» за 16 рублей, издавала глухой неопределённый звук, струны не прижимались, до-мажор по звучанию мало отличался от ми-минора. Компания была тёплой и тесной, девчонки — незнакомыми и волнующими, гормон рвал струны души и заставлял не только превозмогать и брать аккорд, но ещё и петь.

— А ты подтяни чуток гриф, подшамань лады надфилем, и гитарка как родная станет, – чувак достал связку ключей, на которой болтался ключ от грифа и парочка медиаторов.

— Играешь?

— Немного.

— А Вальс-Бостон, на розенбаумовских аккордах?

— Могу, давай покажу.

— Да, я Виктор. Из Княжа.

— Денис. Из Сыктывкара.

Потом шаманили гитарку, переписывали в блокнотики песенки с аккордами и договорились не теряться.

Старые развалины

Закрутилась, понеслась юность. Дружба мальчиков была нерушимой и вечной. Любовь к девочкам — огромной, воздушной и прекрасной, как дирижабль. Совок разваливался, летели лихие месяцы, а мы с каким-то остервенением искали и находили поводы ехать к друзьям в другие города, собираться в компании таких же как мы и разговаривать, слушать музыку на кассетниках, петь под гитару ночами, просто находиться друг с другом или писать письма (бумажные, если кто помнит) и нередко подламывать семейный бюджет междугородними переговорами.

Телеграммы, открытки, записочки, обмен фотографиями (на фотобумаге, если кто помнит), неожиданные «завалы» к кому-нить толпой в другом городе, вписки «своих» (пара-тройка человек из другого города) на ночь-другую и т. д. и т.п. Мамы мальчиков ворчали, но готовили завтрак на всех, просили не курить в комнатах и всегда очень переживали за девочек. Мамы девочек нам почему-то верили.

Сами мы, вероятно оттого что были юны, чувствовали себя взрослыми и стремились быть максимально самостоятельными. Насколько могли себе позволить, конечно. А обращались друг к другу по-хэмовски «старик», «старый», делая при этом лицо человека пожившего, повидавшего, понимающего.

Надпись на обороте фотографии: «Старому Дэну от старого Вита»

Однажды, вроде бы на семнадцатый день рождения, мне принесли телеграмму «Старая добрая развалина, с днём рождения тебя, живи хорошо, Вит».

Такси

Экономический факультет университета счёл мою подготовку несколько легкомысленной. В сентябрьских списках я не значился. За мной пришла работа с лопатой и я неожиданно превратился в плотника-бетонщика II разряда в одном из строительных управлений. Витька же тогда учился в 11 классе в Княже и играл в группе «Такси». Княжпогостская группа школьников, перепевающая Цоя, и несмело исполняющая пару своих песен — наивнее некуда, за исключением того, что в этой группе вдруг проявился рок-музыкант. Белая гитара (помните как у Цоя), партии соло «один в один» — как в оригинальных песнях и все задатки рок-звезды. Настоящие концерты с публикой, пробы с электричеством, с настоящим «аппаратом» — нереальная круть и роскошь того времени. Он наезжал в Сыктывкар, мы ходили за пивом с трёхлитровами банками, курили и играли друг другу ночи напролёт. Так продолжалось около года. Я же на следующее лето сменил лопату и каску на физматовскую зачётку, и поигрывал в студенческой группе на бас-гитаре.

На одном из капустников. Слева направо: Виктор Бастраков, Денис Черницын, Сергей Кроило.

Олег

Вит появился в один из зимних дней на каникулах. С невысоким, спокойным пареньком, сильно старше нас.
— В общем, такое дело. У нас группа — «Сумеречная тайна», есть демка, давай маг. Записано в РДК в Княже.

Музыка была завораживающей. Бас-гитара (вернее подзвученые басовые струны классической гитары) давала минималистичный рисунок-конструкцию, а гитара вела партию, уходила в соло, импровизировала, возвращалась и петляла. Заканчивалось всё невероятной партией, сыгранной при помощи гильзы. Никаких песен. Только гитары, наложения, звуки, зацикленные дилэем, примочки и перкуссия. Пока я слушал, друзья смотрели мою фонотеку и сильно одобряли пластинки Тома Вэйтса и Вежливого Отказа.

— Короче, Дэн, нам нужен бас-гитарист.

— Когда?

— Хорошо бы побыстрее. У Олега общага на Морозова, там можно тусить.

Я кинул в сумку зубную щетку, тапочки, зачехлил бас «Орфеус», купленный на чубайсовский ваучер, а вечером мы уже репетировали.

Группа «Сумеречная Тайна», 1990-е гг. Слева направо: Денис Черницын (бас-гитара), Вит Бастраков (гитара), Леонид Панфиловский (ударные, перкуссия)

Вилли, Наташа и все-все-все…

Некоторое время нашей базой было профсоюзное здание возле городского парка. Там размещалось несколько творческих коллективов, была сцена, зал и аппарат. Олег работал на ставке звукорежиссёра, и у него был доступ к собственно помещению и тесловской аппаратуре. Репетировали мы прямо на сцене — условия офигенные.

Витя играл в удовольствие и самозабвенно. Он постоянно что-то улучшал, переигрывал, досочинял, просил пройти кусочек ещё разок. В какой-то момент это капитально действовало на нервы. Мы ругались, спорили. Я иногда просил его смотреть на гриф и запоминать или записывать некоторые вещи, потому что бывало так: из ниоткуда появлялись гениальные импровизации, которые потом уже никогда не повторялись. Он никогда не зубрил, всегда чувствуя то, что играл.

Мне кажется, он тогда и осознал, что музыка, сцена — это его родная стихия. И сразу же стал в ней своим — как рыба в воде. «Профессиональные» музыканты (на самом деле учащиеся и выпускники училища искусств, которых было весьма много в местной рок-тусовке) сходу признавали его. А некоторые, лучшие из них — Владимир «Вилли» Молодцов, Наташа Высоких играли в «Сумеречной Тайне» — были в её основном составе довольно долго.

«Сумеречная Тайна» тогда вызывала интерес у многих, особенно тех, кто был хоть как-то причастен к тусовке городских музыкантов. Бывало, правда, группу обвиняли в снобизме, говорили что музыка сложная, непонятная. Слышал даже один раз выражение «эта ваша вонючая фриппертроника». Против такого сравнения мы, однако, возражали не сильно. Проект «Минус Один» совместно с театром «Фантастическая реальность» и художниками города, по-моему, остался вообще непонятым. Причём многое, по ощущениям, было непонято и самими участниками. Но всем было весело, необычно, об этом говорили.

И Вит был всегда в центре. Все вопросы были замкнуты на него. Решения принимал он. Если Олег был мозгом и ушами (он сводил наши записи и отстраивал выступления), то Витя был «Моцартом «Сумеречной Тайны». Мы были вокруг него, подстраивались под него и ждали, когда он нам скажет. Он, конечно, это чувствовал, понимал и, не будем греха таить, этим пользовался.

Талантливый человек — талантлив во всём. Вит был стопроцентно талантлив и в своей неоднозначности. Его некоторые поступки вызывали острую реакцию у меня и наших общих друзей, но и мы все, признавая его талант, тут же многое прощали ему. Его любили, он умел нравиться и не упускал случая обращать это в свою пользу. Постепенно конфликтов стало больше. В какой-то момент критическая масса взаимных претензий всё-таки перевесила, и первый состав «Сумеречной Тайны» перестал существовать.

… Ну а до всего этого был фестиваль Беломор-Буги в Архангельске, памятный концерт в облсовпрофе в апреле 1993 года, совместная, плотная работа с театром «Фантастическая реальность», съёмки клипа, бесконечная репетиционная жизнь, проект «Минус Один», много-много диковинной по тем временам музыки — Ино, Кримзонов и прочих Ейнштурзенде Ноубаутенов, Генри Кайзеров и Джонов Зорнов, театра, спектаклей, кино, тусовок, ночных посиделок, дружбы, выяснения отношений и прочего, и прочего, и прочего.

Афиша проекта «Минус Один»


Группа «Сумеречная Тайна». Проект «Минус Один», саундчек. Слева направо: Денис Черницын (бас-гитара), Владимир «Вилли» Молодцов (флейты), Наташа Высоких (скрипка)

Удивительно то, что период который мы прожили очень тесно, живя буквально бок о бок, длился не больше 5-6 лет, а по ощущениям, по насыщенности, лет этак 15, не меньше. Прекрасное, счастливое время, и очень немаленькую часть этого счастья составлял он — старая добрая развалина — Вит Бастраков.

P.S. 25 августа у Виктора Бастракова день рождения. Ему исполнилось бы 39 лет.

Поделиться в соцсетях
  • 5
    Поделились

avatar
1000
3 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
ФеневгенСивков Алексей Recent comment authors
новые старые популярные
Сивков Алексей
Гость
Сивков Алексей

Спасибо!

евген
Гость
евген

Я помню Витьку еще по группе “Такси” в Княже.Я в школе учился и мы ходили в клуб на концерты.Хоть я был совсем юный,но меня поразило что у них в группе был саксофон.Были времена.Все только начиналось.((Земля пухом.((

Фен
Гость
Фен

Земля пухом…
Спасибо за добро, Вит!