Анатолий Пуро: «События развиваются по бандитскому сценарию»

Бывший глава администрации Воркуты опасается за свою жизнь

Автор:   
14:00. 19 июля, 2014  
  
5

«Красное знамя» публикует вторую часть показаний экс-градоначальника Воркуты Анатолия Пуро в воркутинском городском суде.

(Начало в № 27 от 10 июля 2014 г.)

«В конце апреля 2012 года, когда я поехал в служебную командировку в г. Дюссельдорф Германии, в купе, выкупленным полностью, вагона СВ скорого поезда «Воркута – Москва» на столике я обнаружил два цветка гвоздики и лист бумаги с надписью: «Прощай, дорогой друг!» Я знал, что подобные послания надо воспринимать как угрозы убийством. По этому факту я сразу же дал устное поручение Литвинову А.А. написать заявление в правоохранительные органы города. По возвращении из командировки, давая пояснения оперативному работнику ОМВД города, я обратил его внимание на то, что информация о купленных гражданами местах в вагонах поездов ОАО «РЖД» является конфиденциальной, обладает признаками персональной информации, защищена законом и имеет строго ограниченный доступ. Также я указал, что она доступна руководству правоохранительных органов, включая руководство местного отдела ФСБ. В устной беседе с оперативным работником ОМВД города я сказал, что подозреваю причастным к передаче закрытой информации о купленных мне билетах заместителя начальника отдела местного ФСБ К. Борисенкова, с которым у меня сложились неприязненные отношения. Проверка, которую провели сотрудники ОМВД города, как я и ожидал, результатов не дала.

К. Борисенков неоднократно пытался установить со мной «деловые» отношения, говоря: «Давай договоримся, вместе будем управлять городом, и проблем у тебя не будет ни с оппозицией, ни с депутатами, ни с бандитами». До выхода на канале НТВ передачи «ЖКХ-потрошитель» он пытался шантажировать меня тем, что у него есть некая оперативная видеосъёмка, где я, И. Шпектор и М. Потапенко делим деньги, и которую он в ход пока не пустил и руководству не доложил. Информацию о наличии видеозаписи он передал мне через Ю. Сопова, предложив встретиться. Я отказался, предложив Ю. Сопову передать ему, что надо отдать эту видео-запись, как и положено, в служебную разработку и доложить своему руководству, поскольку то, что он делает, является должностным преступлением. Об этом я также рассказал заместителям руководителя администрации города Н. Коршуновой, А. Литвинову, зам руководителя правового управления администрации города Н. Стрижкову, прокурору города Пустаханову А.А., позднее начальнику ОМВД города Побережному В.П., с которыми в то время я находился в доверительных отношениях.  Со своей стороны, после выхода в телеэфир передачи «ЖКХ-потрошитель», я написал письмо, рассказав об этих событиях Главе РК В. Гайзеру, копия этого письма приобщена к материалам уголовного дела. Перед выборами в декабре 2011 года В. Гайзеру было направлено закрытое письмо без реквизитов о ситуации с выборами, копия этого письма приобщена к материалам уголовного дела. Затем первый зам. Главы РК А. Чернов направил меня к руководителю Управления ФСБ по РК А. Калашникову, где состоялась беседа с ним и его заместителем М. Тыриным. Мне было обещано, что в ближайшее время К. Борисенкова уберут из города и направят в длительную (не менее полугода) командировку в Киргизию. Тем не менее К. Борисенков продолжал работать ещё около двух лет и лишь затем был уволен, а затем снова принят на службу с повышением в звании.

В самом начале работы новой администрации города к нам поступала устная информация о продолжающемся рэкете и других правонарушениях со стороны организованных преступных группировок города, в частности «ЦДБ» (Ифы-Козлова) и «Маски». Пожалуй, самая мощная ОПГ Северо-Запада – Ифы-Козлова – успешно на протяжении около двадцати лет, по сути, безнаказанно совершала правонарушения, вплоть до убийств, на территории города. Исходя из этого было очевидно, что оргпреступность практически срослась с властными и правоохранительными структурами нашего города и республики.  Причём расцвет оргпреступности в городе практически совпал с деятельностью тогдашнего мэра И. Шпектора, который системно позволил ОПГ сесть на крупные бюджетные финансовые потоки и допустил ОПГ в сферу раздела муниципального имущества.

Анатолий Пуро. Фото заполярка-онлайн.рф

ОПГ буквально терроризировали предпринимателей города, запугав их так сильно, что многие боялись заявлять о совершённых вымогательствах или прекращали бороться, когда видели нежелание правоохранительных органов бороться с оргпреспупностью. Поэтому одной из приоритетных задач работы администрации, возглавляемой мною, была борьба по ликвидации ОПГ. В администрацию поступало много, в основном устной, информации, часть её была анонимной. Одно из анонимных писем было перенаправлено Главе РК В. Гайзеру, копия которого приобщена к материалам уголовного дела.

Проанализировав поступающую информацию с заместителем руководителя администрации Литвиновым А.А., Б. Петровским, мы пришли к выводу, что заместитель руководителя местного отдела ФСБ К. Борисенков, в обязанности которого входила противодействие ОПГ, фактически симулирует эту работу, создавая видимость борьбы с оргпреступностью и сдавая, зачастую, второстепенных членов преступных группировок (даже посадка Ю. Козлова в 2000-х была причиной конфликта с другим городским бандитом Харуком, который и выступал против него в суде). Он же, по нашему мнению, занимался дестабилизацией социально-политической обстановки в городе в тех случаях, когда возникали угрозы его экономическим интересам или экономическим интересам подконтрольных и дружественных им структур, включая самые мощные коммерческие структуры, подконтрольные одному из бывших мэров. Об этом же, по сути, после ареста по делу ОПГ Ифы-Козлова на допросах, проведённых в г. Москве, показывали отдельные члены группировки, называя известные фамилии «отцов-основателей» города и других. Таким образом в городе формировалась маргинальная «элита».

Где-то в октябре-ноябре 2011 года я получил указание от К. Ромаданова прекратить противодействие деятельности ОПГ со стороны администрации города и, в первую очередь, путём привлечения к этой проблеме общественного внимания через СМИ, чем администрация города в том числе и занималась. Когда я выразил недоумение по этому поводу, в качестве аргумента было сказано: «мы не знаем, какие силы в России за ними стоят». Я предложил продолжать противодействие и узнать, что это за силы, и начать бороться и с ними, поскольку около двадцати лет эта ОПГ терроризирует жителей города, совершая «нераскрываемые» преступления. На это мне снова было повторено указание прекратить противодействие. Об этом я также сообщил Литвинову А.А., Коршуновой Н.Д., Спиряеву Ю.А., Стрижкову Н.А., Б. Петровскому и некоторым другим.
Приведу показательный пример. Приблизительно осенью 2011 года ко мне на личном приёме обратились две воркутинки (одна, кажется, Мешкова), находящиеся в состоянии сильного душевного волнения (у женщин была нервная дрожь, обе плакали) с жалобой на непрекращающиеся угрозы в их адрес со стороны преступников (подконтрольных ОПГ Ифы-Козлова, как я позднее узнал), которые уже в ходе проведения следствия оказывали на свидетелей сильное психологическое давление, что привело, с их слов, к тому, что из девяти свидетелей обвинения к суду осталось только двое, и они уже тоже не выдерживают. Я попытался их направить в правоохранительные органы города, на что они ответили, что уже были у прокурора города, говорили следователю, кажется, Ильясову, но ничего не изменилось, и они никому не верят. Тогда я отправил сопроводительное письмо на имя начальника ОМВД города Побережного В.П., приложив копию карточки личного приёма граждан с описанием ситуации. Затем позвонил прокурору города А. Пустаханову, который в это время находился, кажется, в г. Кирове, и попросил лично разобраться в ситуации и взять её под особый контроль. Дополнительно я поручил своему заместителю Литвинову А.А. организовать освещение в СМИ судебного процесса и дал поручение зам. руководителя правового управления администрации города Стрижкову Н.А. разобраться и оказать им необходимую юридическую поддержку.

Таким образом, с заместителем начальника местного ФСБ К. Борисенковым у меня сложились личные неприязненные отношения, доходящие до конфронтации, и возникли сильные напряжённые и враждебные отношения с оргпреступностью города.

Фото flashnord.com

Учитывая всё вышесказанное, я уверенно заявляю о фабрикации эпизодов уголовного и гражданского дел, которые мне инкриминируются. Все мои действия находятся в правовом русле и законны».
Дополнительная сложность в доказывании фактов, о которых говорит Пуро А.А., состоит также в том, что суд отказал стороне защиты в вызове всех свидетелей защиты по разным основаниям, и сторона защиты вынуждена была самостоятельно обеспечивать их явку в судебное заседание.

«Я считаю, что поручение фабриковать против меня «дела» имеет несколько причин. Во-первых, руководство моей администрации не брало взяток и не давало их. В городе бытовало мнение, что наша администрация была самой эффективной после партийного аппарата первого секретаря горкома КПСС Курских В.Г., которая сумела за один год работы восстановить разрушенное администрацией В. Будовского городское хозяйство, которому досталось тоже тяжёлое наследство, и при этом единственной администрацией в постсоветское время, не пилившей городской бюджет и не бравшей взяток и реально эффективно противодействующей организованной преступности. Во-вторых, идёт попытка дискредитации меня и руководства моей администрации в глазах общественного мнения города потому, что республиканские власти напуганы большими масштабами перемен, которые были выполнены в рекордно короткие сроки: восстановлено за счёт инвестиций (только на транспорт было выделено около двухсот десяти миллионов рублей) фактически разрушенное городское хозяйство, организована ритмичная работа в системе ЖКХ города и организовано эффективное взаимодействие администрации города, ОМВД и прокуратуры в борьбе с оргпреступностью. Они боятся, что я легко могу победить на выборах. Почему? Возникает вопрос: если это можно сделать за один год работы в отдельном городе, то в чём проблема в других городах? В-третьих, я плохо управляемый, в принципе, и никогда не выполнял глупых поручений руководства и совершенно неуправляемый при получении криминальных поручений. И против меня нет реального, не сфабрикованного криминала. А управление через криминальные эпизоды работы муниципальных чиновников – это весомый инструмент в их руках. В-четвёртых, в их понимании любой чиновник с учётом имеющегося кадрового резерва толковых руководителей должен идти работать туда, куда они прикажут. Несмотря на предварительные договорённости с руководством РК, я решил больше не работать под их руководством, т.к. криминальных заданий в системе становится всё больше, взять хотя бы последние события по выводу финсредств из ООО «ТСВ». Кстати, 01.11. 2013 года на телеканале «Юрган», полностью подконтрольном руководству республики, прошла телепередача, где уже говорится (в рекламном ролике), что я перевёл в кипрские оффшоры четыре миллиарда рублей. Такое уголовное дело расследуется в ООО «ТСВ» и без моего участия, хотя истинные организаторы опять остаются ни при чём. К тому же в последнее время среди мэров «упала дисциплина» в плане управления ими с учётом их криминального багажа (как было раньше) и возникают такие случаи, как со мной, или с экс-мэром г. Ухты О. Казарцевым, который, по своей инициативе, также вышел из-под криминального управления. В-пятых, по команде сверху моё имя, огромное количество эффективных примеров работы нашей администрации просто вычеркнуты из современной жизни города. Парадокс, но период, при котором Воркута получила от администрации города мощный импульс к развитию городского хозяйства, навела порядок в работе ЖКХ, финансах, активно способствовала восстановлению правопорядка в городе и многое другое, не упоминается в СМИ совсем. Даже когда общественники по защите бродячих животных хотели через СМИ выразить мне благодарность за поддержку, которую я им оказывал, то ни печатные, ни электронные издания эту информацию просто не приняли, кивая «наверх». Хотя в период своей работы наша администрация решила почти все ключевые проблемы города на тот момент. Конечно, это временное явление, и история всё расставит по своим местам.

Вместе с тем сила давления со стороны руководства РК, которая оказывается на все звенья правоохранительной системы республики, имеющееся сращивание власти и оргпреступности с учётом наличия неликвидированных до конца ОПГ города заставляют меня серьёзно и обоснованно опасаться за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье моих родных и близких, и жизнь и здоровье моих бывших сотрудников по администрации города и членов их семей: Литвинова А.А., Стрижкова Н.А., Коршуновой Н.Д., для этих людей и, в первую очередь для меня, реально существует угроза убийства. События, происходящие со мной, развиваются практически по бандитскому сценарию, уже многократно опробованному в г. Воркуте представителями орг-преступности: сначала идёт предложение о совместной работе, в случае отказа начинается прессинг: заказывается лживая информация, порочащая честь и достоинство, затем, в случае несговорчивости, идут поджоги автомашин и другого имущества, затем – убийство. В моём случае дополнительно включены правоохранительные органы, которые действуют несамостоятельно.

Я обращаю внимание на большое влияние и власть, которые имеют высшие чиновники Республики Коми, организовавшие моё незаконное преследование через прокуратуру и следствие.
В материалах проверок прокуратур РК и города, в предъявленных следствием обвинениях идёт речь о дефиците городского бюджета. В обвинительном заключении указано на дефицит бюджета МО ГО «Воркута», что не соответствует действительности, т.к. и за 2011, и за 2012 годы  бюджет городского округа «Воркута» исполнен администрацией города с профицитом в 181 миллион 749 тысяч 800 рублей и 191 миллион 22 тысячи 600 рублей соответственно, как указано в таблице «Анализ исполнения бюджета МО ГО «Воркута» за 2011-2012 финансовые годы», которая приобщена к материалам уголовного дела. Эта информация открыто размещена в сети интернет на информационном портале администрации МО ГО «Воркута» (Воркута.рф) в разделе Решения Совета МО ГО «Воркута» 4 созыва. Всё это лишний раз косвенно свидетельствует о написании следствием обвинений «под копирку», т.е. лживо, не взирая на реальность.

Восемь месяцев в отношении меня шло следствие, месяц решался вопрос в суде, кто будет рассматривать данное уголовное дело, уже четыре месяца идёт суд. В уголовном деле имеется большое число отказных материалов по результатам проведённых проверок, но по нескольку раз, по надуманным прокуратурой поводам, эти проверки повторно проводились вновь и вновь, что, с учётом вышесказанного, может также косвенно свидетельствовать о заказном характере уголовного и гражданского дел».


Блиц-интервью

«Я давал показания об угрозах со стороны Ромаданова»

Мы попросили Анатолия Пуро через его адвокатов ответить на несколько вопросов, касающихся скандальных заявлений в воркутинском суде.

– Считаете ли вы приговор суда справедливым? Почему? Будете ли его обжаловать?

– Я уже неоднократно говорил, что считаю приговор суда несправедливым. Он является несправедливым потому, что построен на заказном и сфабрикованном уголовном деле. В обязательном порядке сторона защиты и я будем его обжаловать, вплоть до Европейского суда по правам человека в г. Страсбурге.

– Подавали вы или нет заявление в ФСБ о роли заместителя Главы Коми Константина Ромаданова в переделе воркутинского ЖКХ?

– Все показания об угрозах со стороны Ромаданова по заказным и сфабрикованным делам в ходе следствия и суда я давал.

– Какой вывод вы сделали для себя из всей этой истории?

– В отношении руководства городом я и мои заместители в администрации увидели и доказали, что бюджет города является инвестиционным бюджетом развития, а не бюджетом выживания. Коротко: для восстановления разрушенного городского хозяйства нашей администрацией было приобретено на сумму около 210 миллионов рублей специальной строительно-дорожной техники, в основном немецкого производства, снегоочистительной техники; мусоровозов; автобусов для пассажирских перевозок на посёлках; автоэвакуатор, дорожно-разметочная машина; мусороуборочная вакуумная машина и т.д.; выплачено 160 млн. рублей из около 330 млн. рублей кредитной задолженности администрации Шпектора сверх графика её погашения; заключены договоры муниципально-частного партнёрства на общую сумму более 15 млн. рублей и многое-многое другое. Теперь мы твёрдо знаем, что если команда профессиональная и не ворует, то город должен достаточно динамично развиваться.

– Каковыми будут ваши дальнейшие действия?

– Я уже говорил, что сейчас занимаемся с адвокатами апелляционной жалобой. Затем будем жаловаться во все возможные инстанции. Я человек философского склада характера, поэтому меня не пугает моё будущее. К тому же я твёрдо знаю, что история всё расставит на свои места и правда восторжествует. Но за это надо бороться.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
5 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
5678975777ВоркутаАнатолию Пуро Recent comment authors
новые старые популярные
Анатолию Пуро
Гость
Анатолию Пуро

Открыл для себя Человека!

Воркута
Гость
Воркута

Кто то открыл
Кто то закрыл…

777
Гость
777

в республике правительство=ОПГ

975
Гость
975

почему ни слышно каких то отзывов по1 статье-унас что корумпир. глава-прокурор -мвд -фсб идр. какой ужас и позор

5678
Гость
5678

нужно пуро обеспечить охрану -уничтожат