Отходное место

Строительство могильника для радиоактивных отходов радиевого производства под Ухтой не вызывает доверия у населения

23:17. 13 марта, 2014  
  
3

На теме планируемого строительства пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО) под Ухтой не «оттоптался» только ленивый. В связи с активным сопротивлением жителей ухтинских пригородов даже нынешний врио Главы Коми Вячеслав Гайзер вынужден был написать соответствующее открытое письмо руководителю  «Росатома» Сергею Кириенко. Статей по этому вопросу выходило много, но, судя по всему, никто из журналистов всерьёз не пытался разобраться в проблеме, путаясь даже в таких мелочах, как понятия «ядерные» и «радиоактивные» отходы. Мы решили, наконец, выяснить, что же в действительности происходит вокруг этого проекта.

Понятия, используемые в статье

и необходимые для её понимания:

226^Ra – Радий, блестящий щёлочноземельный металл серебристо-белого цвета, долгоживущий радиоактивный изотоп с периодом полураспада 1600 лет, распадается на радон, уносящийся по порам и микротрещинам и вымывающийся с грунтовыми водами.

Рентген (Р) – внесистемная единица измерения экспозиционной дозы радиоактивного облучения рентгеновским или гамма-излучением, определяемая по их ионизирующему действию на сухой атмосферный воздух. В нашей стране люди исторически более привыкли именно к этой единице измерения, хотя она и не отражает объективно воздействие излучения на человека. Например, так называемое альфа-излучение гораздо более губительно для биологических тканей, чем гамма.

Зиверт (Зв) – единица измерения эффективной и эквивалентной доз ионизирующего излучения в Международной системе единиц (СИ). Разница между зивертами и рентгенами в том, что на различные среды излучение оказывает разный эффект – единица измерения зиверт более точно отражает эффекты, возникающие при действии излучения на биологические объекты. Для гамма-излучения 1микрозиверт в час (1 мкЗв/ч) приблизительно равняется 100 микрорентгенам в час (100 мкР/ч), для альфа-излучения в 20 раз больше. Если говорить о допустимых дозах, то от 0,61 до 1,2 мкЗв/ч – тревожный (подозрительный) уровень: обнаружив подобный участок местности, необходимо сообщить о нем в ближайшую санитарно-эпидемиологическую станцию для тщательной проверки. А вот уже выше 1,2 мкЗв/ч – опасный уровень: не рекомендуется даже кратковременное пребывание – необходимо по возможности быстрее покинуть это место.

Только проза

Владимир Маяковский в свое время написал:
Поэзия – та же добыча радия.
В грамм добыча, в годы труды.
Изводишь единого слова ради
Тысячи тонн словесной руды.

Поэт имел в виду именно ухтинские радиевые промыслы, когда несколько заводов за год добывали всего несколько граммов редкого элемента. Спустя более чем полвека оказалось, что добыча была далеко не самым сложным делом. Теперь стоит задача зарыть обратно в землю то, что раньше с таким трудом из неё добывали. Дело в том, что с 30-х годов прошлого века под Ухтой действовали 12 заводов по получению концентрата из подземных вод и дальнейшего  производства 226^Ra. Не из так называемой «тяжелой» (тяжёловодородной, или дейтериевой) воды, которая не имеет к этому производству никакого отношения, но именно из воды с повышенным содержанием солей радия, обнаруженной в этом районе еще в начале ХХ века. А позднее – и из отходов урановой промышленности.


 
Схема размещения объектов радиевого промысла в районе п. Водный в 1930-1950-х годах ХХ века. По материалам «Концепции реабилитации»

Основные производства располагались в окрестностях и на территории посёлка Водный под Ухтой. В период существования промысла радиоактивные отходы основной производственной деятельности свозились в так называемое «Хвостохранилище» (от слова «хвосты» – то есть отходы производства), расположенное на берегу р.Ухта. Ввиду нерентабельности в 50-е годы радиевый промысел в п.Водный был закрыт. А территории ликвидированных заводов «дезактивировали» – засыпали песком.

Неувязки и фальсификации

История получила новое развитие после того, как весной прошлого года администрация Ухты объявила о проведении общественных слушаний по вопросу строительства недалеко от посёлков Водный, Шудаяг и Ярега пункта захоронения радиоактивных отходов. Событие вызвало естественный интерес населения, и 18 апреля 2013 года народа на слушания пришло очень много.

Выступающие презентовали гражданам Концепцию проекта по реабилитации загрязненных территорий заводов №1 и №7 и Хвостохранилища, располагающихся в черте п. Водный. По плану предполагается построить в трёх километрах от Водного рядом с территорией бывшего завода №10 хранилище радиоактивных отходов (РАО) из 12 модулей емкостью по 18 500 куб.метров, т. е. общей емкостью в 222 000 куб.метров ,  перевезти туда заражённый грунт с территорий первого и седьмого заводов, а Хвостохранилище законсервировать на месте. Казалось бы, всё просто. Между тем на возникшие у населения вопросы презентующие внятно ответить не смогли.


 
Схема планируемого перемещения РАО с территорий заводов №№ 1 и 7 в ПЗРО. По материалам «Концепции реабилитации»


 
Проект одной из 12 ячеек ПЗРО в разрезе. По материалам «Концепции реабилитации»

А вопросов оказалось много. Первое, что насторожило участников слушаний, – откровенные неувязки в Концепции и фальсификация некоторых данных. Так, в перечне организаций, якобы согласовавших проект, был указан Ухтинский городской комитет по охране окружающей среды. Однако присутствовавшая на слушаниях глава комитета Татьяна Семенова заявила, что с ней никто ничего не согласовывал и даже документов никаких ей не поступало. Юридически оформленного согласования с Минприроды республики на тот момент также не было, хотя в презентации его зачем-то указали.

Присутствующие обратили внимание и на то, что, согласно данным Управления по недропользованию по РК, именно под предполагаемым местом строительства могильника на глубине всего 150-200 метров залегает Нижнечутинское нефтяное месторождение. Более того, планируемый ПЗРО, оказывается, собираются расположить в месте водораздела рек Нефтянка и Лун-Вож, входящих во 2-й и 3-й пояса Ухтинского водозабора. А это территория водоохранной зоны, которая может заливаться в половодье.


 
Схема расположения участка под размещение ПЗРО на территории Нижнечутинского и вблизи Ярегского нефтяных месторождений. По данным Управления по недропользованию по РК

На интересующие их вопросы группа граждан хотела получить ответы от разработчика проекта – приехавшего из Санкт-Петербурга генерального директора ОАО «Раопроект» Александра Собко. Однако тот от беседы с гражданами уклонился, сославшись на усталость. Впоследствии, правда, от него пришла бумага, в которой он изложил свои ответы, однако к тому моменту появились вопросы новые.

Сомнительный объём

Один из главных касается повышенной секретности всего, что связано с реализацией проекта. В частности, как говорят сами граждане, никто из них так и не смог ознакомиться с самим текстом проекта. Всё, что им показывают – его упрощённую Концепцию.

Созданная инициативная группа неравнодушных жителей просила также провести государственную экологическую экспертизу проекта, однако получила ответ из Минприроды РК, согласно которому, «в связи с тем, что выделенные для реализации проекта реабилитации пгт. Водный земельные участки находятся за пределами охраняемых природных территорий, проектная документация по восстановлению части земель пгт. Водный не подлежит государственной экологической экспертизе любого уровня».

Смутила граждан и заявленная ёмкость ПЗРО – 222 000 куб.метров. Учитывая, что, согласно Концепции, объёмы РАО с территорий заводов №1 и №7 составляют всего около 12 000 куб. метров ,население закономерно обеспокоилось: а под какие нужды будет использоваться весь остальной объём хранилища? Тем более что место основного содержания РАО в Водном – Хвостохранилище – предполагается преобразовать в пункт консервации особых радиоактивных отходов и оставить на месте, на берегу Ухты, поскольку «особые радиоактивные отходы», которые упоминаются в Концепции проекта, согласно российскому законодательству, являются неперемещаемыми и подлежат захоронению в месте их образования (ст. 4 Федерального закона «Об обращении с радиоактивными отходами» №190-ФЗ). Естественно, появились подозрения, что «спасение Водного от отходов» – всего лишь предлог для строительства могильника, в который начнут свозить РАО со всей территории России.

Начав разбираться в проблеме и поговорив с членами созданной инициативной группы жителей, мы решили отправиться в Водный, чтобы на месте разобраться, что к чему.

Материальный аспект

Юрий Колышкин

Нашим проводником и консультантом стал Юрий Колышкин, бывший мастер гальваники и начальник цеха завода «Прогресс», действовавшего в Водном после закрытия радиевого производства. Ныне пенсионер, Юрий Николаевич в свое время заканчивал кафедру физической химии Горьковского госуниверситета и одним из его интересов является именно радиохимия. Итак, вооружившись радиометром, мы решили обследовать радиоактивно загрязнённые территории. В данный момент на территории завода №1 располагается небольшой парк, а территория завода №7 сегодня – просто пустырь.

Обследовав местность, мы действительно в нескольких точках обнаружили превышение естественного радиационного фона. Если в целом на территории фон в пределах нормы, то местами наш прибор показал до 7 мкЗв/ч, а это уже серьезное превышение, тем более на территории населенного пункта.

 

Территория завода №7: карта-схема мощности дозы. По материалам «Концепции реабилитации».

Обследовали мы и территорию Хвостохранилища – объект представляет собой элементарную свалку на берегу реки в черте посёлка, которую отделяет от окружающего мира только забор из бетонных плит с надписями «Осторожно, радиация!» и хлипкие ворота с небольшим замком.

 

Вот что отделяет хранилище радиоактивных отходов от окружающего мира на сегодняшний день. Фото автора


 
Хвостохранилище: карта-схема мощности дозы. По материалам «Концепции реабилитации»

– Было бы еще как-то понятно, если бы забрали отсюда вот это Хвостохранилище, – рассуждает Юрий Колышкин, – всё-таки здесь всё лежит на склоне реки, под открытым небом и в большом количестве. Фактически это первое в стране хранилище радиоактивных материалов. Сюда свозили грунт с участка конечных операций, штукатурку с корпусов завода, чаны из-под воды… Не нравятся мне дилетанты. Люди, услышав слово «радиация», сразу начинают впадать в панику. Поймите, здесь действительно есть превышение радиационного фона, но не такое сильное, как в других подобных местах на территории России. Вот, например, все летали на самолетах и радиации не боялись. Но ведь уже на высоте 10 000 метров радиационный фон превышает 400 мкР/ч.


 
Местами наш прибор фиксировал до 7 мкЗв/ч, что является уже серьезным превышением допустимой дозы

Высказав своё мнение насчёт мнимых страхов, Юрий Колышкин заговорил о страхах, имеющих основу:

– Понимаете, чего опасаются люди? На данный момент существует очень серьёзная проблема с захоронением радиоактивных отходов. Ежегодно их образуется огромное количество, а перерабатывать их в мире ещё не научились. При этом средняя мировая стоимость захоронения одного кубометра РАО колеблется от 1000 до 27 000 долларов. И теперь мы имеем проект строительства могильника объемом более 200 тысяч кубических метров, а конкретной документации населению  не дают. И конечно, люди беспокоятся – не хотят ли сюда свозить какие-то чужие РАО? Ведь денег на этом можно заработать огромное количество.

Цена вопроса

Наконец, обследовав территории предполагаемой реабилитации, мы  побеседовали ещё с одним членом инициативной группы граждан – бывшим заместителем начальника Главного территориального управления по строительству и обустройству нефтяных и газовых месторождений на Европейском Севере СССР Александром Горошко. Нас интересовало его мнение о данном объекте именно как строителя.

Александр Горошко

– Рядом с местом предполагаемого строительства ПЗРО ранее располагался завод №10. Но именно с этого завода сейчас ничего захоранивать не собираются, – сокрушается Александр Горошко. – А чтобы перевезти на планируемую территорию ПЗРО отходы с заводов №1 и №7, нужно, во-первых, построить один мост через реку Ухта, во-вторых, ещё один через реку Лун Вож, в-третьих, построить дорогу (потому что она вроде бы есть, но старая-старая), в-четвертых, построить сам ПЗРО. Купить машины, чтобы вывезти заражённый грунт. Причём это техника, которая после такой работы должна быть утилизирована. В общем, это всё будет стоить более 1 млрд. рублей. Но это нигде не показывают. Один только мост через Ухту будет стоить порядка 400-450 млн. рублей. А тот мост, который сейчас якобы существует, не находится ни на каком балансе, не обслуживается, и как строение мы его не можем назвать мостом. То есть легковушка по нему проедет, а КАМАЗ – нет. Тем более гружёный.

По словам Горошко, вопреки нормативам, гласящим, что «не допускается размещать ПЗРО в районах… с активной промышленной деятельностью, в районах с интенсивной разработкой полезных ископаемых… в пределах месторождений полезных ископаемых» (п.3.1.1 НП 055-04 «Захоронение радиоактивных отходов. Принципы, критерии и основные требования безопасности»), этот могильник собираются поставить именно в таком районе и прямо на территории мелкозалегающего нефтяного месторождения.

– Территория между поселками Шудаяг, Ярега и Водный отдана под зону отдыха города, – замечает собеседник «Красного знамени». – И именно там хотят посадить этого монстра! Мы входим в городской округ, то есть прямо на территории поселения собираются поставить этот объект. Знаете, как я это вижу? Есть три посёлка. Представьте, что это квартиры, двери которых выходят на одну площадку подъезда. И вот хозяин одной из этих квартир обнаруживает, что перед его дверью наложена, простите, куча дерьма. И, то, что нам сейчас предлагают – это просто ногой отодвинуть эту кучу подальше от двери – на середину площадки. И накрыть газетой, чтобы не так бросалась в глаза.

После беседы с Александром Горошко мы пообщались ещё со многими местными жителями и чиновниками – от Ухтинского городского комитета по охране окружающей среды до Ухтинского лесничества, от Совета ветеранов ОВД ОМВД России по Ухте до местного отдела ГО и ЧС. При этом все собеседники, даже если и не выступали категорически против проекта, тем не менее, относятся к самому проекту и тому, как его пытаются реализовать, с большой настороженностью. Примечательно также, что против реабилитации земель как таковой и захоронения РАО никто не возражает – все обеими руками «за». «Но зачем строить могильник прямо под боком у дачников? Ведь даже из ответов самого г-на Собко следует, что существуют альтернативные варианты – например, размещение ПЗРО на значительной удаленности от населенных пунктов – почему бы не обратиться к ним?» – рассуждают местные жители.


 
Схема территорий Хвостохранилища, а также заводов №№ 1 и 7 в п. Водный. По материалам Института биологии Коми НЦ УРО РАН

Окончив сбор информации в Ухте, Водном и близлежащих поселках, мы вернулись в Сыктывкар, где нам предстояло встретиться с людьми, имеющими прямое отношение к реализации нашумевшего проекта…

Продолжение следует

P.S. В целях прекращения излишних спекуляций на этом вопросе публикуем добытую нами полную документацию по проекту:

•    Концепция реабилитации земель пгт. Водный
•    Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)
•    Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС расчёты)
•    Отчет по обоснованию безопасности – 1
•    Отчет по обоснованию безопасности – 2
•    Инженерные изыскания – 1
•    Инженерные изыскания – 2
•    Проектная документация – первая очередь
•    Проектная документация – вторая очередь
•    Рабочая документация
•    Исходные данные п. Водный

Поделиться в соцсетях

guest
3 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Аноним
Аноним
14.03.2014 10:05

Отличнейший репортаж!!! Вот это я называю журналистское расследование. Именно так создается репутация газеты. Надеюсь, что этот материал опубликован в печатном издании, чтобы как можно больше людей могло с ним ознакомиться.

гость
гость
14.03.2014 18:48

ХА! ЭТО ТОЛЬКО ВЕРШИНА АЙСБЕРГА! А ГДЕ ВЫЙДЕТ ВОДИЧКА ОТ ЭТИХ “ХРАНИЛИЩ”? РАДИАЦИЯ НЕ ИМЕЕТ ЦВЕТА,ЗАПАХА. И КАК ОНА ЕЩЕ СКАЖЕТСЯ ЛЕТ ЭТОК ЧЕРЕЗ …… ?

Сергей
Сергей
19.03.2014 10:42

Мне кажется, что огромные затраты на этот проект не принесут никакого желаемого эффекта с точки зрения защиты окружающей среды и населения от радиационного загрязнения. Единственное, в чем можно быть уверенным, это то, что деньги разворуют через лукавые многоходовки и запутанные схемы. Чиновникам сегодня просто невыгодна минимизация затрат, они наоборот заинтересованы… Читать далее »