Угадай, в какой руке арбуз?

Действующему губернатору, чтобы сохраниться, нужно подать в отставку, переназначиться на врио, а уж только потом заявляться на выборы. Без этого лучше не заявляться. Или заявляться, но не туда — в другое место, где, возможно, учтут явку с повинной...

12:36. 12 октября, 2013  
  
0

Через три месяца истекает «гарантийный срок» нынешнего губернатора Коми. Четыре года (2010-2013) пролетели, как… четыре года. То есть — как обычно. Незаметно.

На вопрос: «Продлевать будете?» Вячеслав Гайзер откликнулся с интересом, но осторожно. Ведь решение принимает Москва. Точнее — один её житель. А тот пока молчит. Все его мысли сейчас — про Сирию, про химическое оружие. Ближний Восток всегда был ближе к Москве, чем Коми. Если не географически, то геополитически.

 

 

 

 

 

 

Итоги правления Гайзера в принципе подводить уже можно, но не хочется. И не потому, что итоги подвели самого Гайзера (дела обстоят не хуже, чем обычно, хотя и не лучше, чем всегда). Просто до следующих губернаторских выборов (8 сентября 2014 года) — почти целый год. Разнообразные отчёты и рапорты — это всё ещё впереди. И минувшая четырёхлетка, сверкая цифрами, не раз промелькнёт перед нашим мысленным взором в тонно-километрах, рублях и койко-местах. И тогда, изумлённые, мы поймём, как нам было хорошо за истекший период. И что наша кривая, в сущности, жизнь на самом деле — кривая роста.

 

Закон сохранения

Звучит парадоксально, но многие российские губернаторы хотят стать временно исполняющими обязанности губернаторов. Это им нужно для того, чтобы снова стать губернаторами.

Более того, они мечтают подать в отставку. Но не могут сделать этого без разрешения Кремля. Ведь если подать без разрешения, отставку могут и удовлетворить! А в досрочную отставку губеры просятся только затем, чтобы их оставили.

Подобные метаморфозы, которые могли бы смутить старика Овидия, в России не кажутся удивительными. Мы ведь ещё со школьной скамьи знаем, что любое вещество имеет несколько состояний — жидкое, твёрдое, газообразное. Ровно так же бывает и с чиновниками — их химическая формула от этого не меняется.

Действующему губернатору, чтобы сохраниться, нужно подать в отставку, переназначиться на врио, а уж только потом заявляться на выборы. Без этого лучше не заявляться. Или заявляться, но не туда — в другое место, где, возможно, учтут явку с повинной.

Другими словами, чтобы тебя всенародно выбрали, сначала должны назначить.

А уж когда назначат — там… В общем, «как народ решит».

С моей интуицией — только угадывать, в какой руке арбуз. Но даже я смутно догадываюсь, кого выберут 8 сентября. Того, кого назначат.

Итак, «формула сохранения»: губернатор — врио губернатора — губернатор.

Осталось только вписать фамилию.

Впрочем, никаких официальных известий из Москвы пока не поступало. До Коми, видимо, руки ещё не дошли.

Ситуация в Сирии по-прежнему непростая.

 

«Без дураков»

Напомню, что на сегодняшний день последним в новейшей истории региона главой республики, избранным всенародно, был Владимир Торлопов. Как бы ни относились к этому персонажу нашей местечковой истории люди с короткой памятью, но в декабре 2001 года Торлопов победил «без дураков» — путём открытого и свободного волеизъявления сограждан. То есть без всякой там «Единой России», административного ресурса и по-бухгалтерски аккуратных приписок на каждом избирательном участке. Так же честно проиграл и его соперник — матёрый политик Юрий Спиридонов.

И вообще, девственная чистота тех, двенадцатилетней «выдержки» выборов в наше время кажется поразительной. Да, были и тогда и «грязные технологии», и скандалы, и обоюдные жалобы в Избирком. Но любой самый чёрный пиар — это всё-таки лучше, чем белая графа протокола, куда толстозадая председательша участковой комиссии тихо вписывает заранее известные цифры.

Тупые вбросы и манипуляции со списками избирателей — это грубо. А главное — скучно. Всё равно что прийти на футбол и увидеть, что на табло уже горит окончательный счёт игры.

Мы ведь с вами русские (в широком смысле) люди и понимаем — жизнь там, где кричат, спорят, скандалят. А где благостно, птички поют, там — кладбище. Место хорошее, тихое, но утомляет однообразием. К политике это тоже относится.

 

«Сувенирный» суверенитет

Минуло 12 лет — много воды утекло в речке Сысола, рядом с которой находится Жёлтый дом. Там сидит очередной Юралысь (Глава). Это слово, начертанное на фронтоне, смешит сегодня только приезжих. Сыктывкарцы привыкли, да и забыли уже, в чём тут была фишка. А ведь когда-то, в лихие 90-е, народные витии ломали копья в спорах о том, как правильно, к тому же на двух языках, называть первое лицо республики. Сегодня же «Юралысь» — местная экзотика. Типа варежек с коми узором, которые можно купить в сувенирной лавке.

И весь былой суверенитет Коми нынче тоже «сувенирный». Флаг, гимн, герб имеют теперь не декоративно-прикладное значение, как прежде, а чисто декоративное. Давно не навещают Коми иностранные президенты и не подписывают с местным правительством прекраснодушных договоров о дружбе и сотрудничестве. К нам нынче ездит только один президент — свой. К счастью — довольно редко. Потому что полицейские кордоны в дни высочайших визитов сильно смущают непуганых провинциалов, привыкших, как свободолюбивые козы, бродить где им вздумается. И лишь когда появляются царский кортеж и снайперы на крышах, тут только мы и начинаем понимать: «Вот ты какая — вертикаль власти!»

Да, вертикаль. Самая высокая в мире пирамида. И расшатать её — тухлое дело. Любая попытка приравнивается к государственной измене.

Две Конституции — Коми и РФ — теперь можно сравнивать только в качестве теста на наблюдательность (найди три отличия). От былых полномочий регионов (в первую очередь — права местного населения распоряжаться природными ресурсами) остались лишь смутные, хотя и приятные воспоминания. А вот от прежних межбюджетных отношений (50 процентов налогов — центру, 50 — регионам) не осталось даже этого — цифры не держатся в голове.

К 2004 году вертикаль настолько окрепла, похорошела, налилась здоровым имперским румянцем, что выборы глав регионов превратились в жалкий атавизм. И Путин их отменил. После взрыва в Беслане все дискуссии на эту тему были признаны неуместными.

В России беда, а тем более — беда общенародная, никогда не приходит одна. За ней всегда приходят, как минимум, трое — фискал, полицейский и батюшка с кадилом.

А уж затем подтягивается и общий военно-патриотический хор: «Славься, Отечество наше свободное!» И тому, кто пытается вякнуть про всякие там выборы, говорят: «Ты что, дурак? Такую песню хочешь испортить?!»

 

Народ безмолвствовал

Когда глав регионов стали назначать в Кремле, они превратились именно в губернаторов (в прямом смысле) — наместников центральной власти. В Коми первым таким наместником стал всё тот же Владимир Торлопов, переназначенный на второй срок.

Но на всех, кто не Путин, в России распространяется правило: как назначили, так и сняли. С любимой формулировкой пресс- и  спецслужб: «Без комментариев».

Комментарии могут быть только косвенные — в виде награждения орденом, почётной ссылки или, наоборот, ареста.

Судя по итогам единодушного, как всегда, голосования, депутаты Госсовета Коми были одинаково рады и Торлопову в 2006-м, и спустя 4 года его сменщику Гайзеру. Требовать от предыдущего губернатора отчёта или спрашивать, по каким мотивам его заменили, нардепы, конечно, не стали. «Спрос в нашем деле, — говорил Глеб Жеглов, — он дорогого стоит!»

Во всех регионах депутаты узнавали о назначениях губернаторов за день-два, а то и за несколько часов до одобрительного голосования. Но стоит ли упрекать многомудрых сидельцев «карманных» парламентов в безропотности? Ведь и мы, избиратели, не пискнув, проглотили путинскую пилюлю. И если у нас так легко отобрать право выбора, значит, никакие мы не граждане, не «источник государственности». А просто мы — население.

«Народ безмолвствует, ибо благоденствует», — любил повторять Николай I ещё в ту пору, когда большой нефтью в России даже не пахло. В жирные «нулевые» годы этот царский афоризм зазвучал по-новому, заиграл сорока оттенками чёрного.

И так было до очередных «декабристов». До тех, кто в декабре 2011 года вышел на Болотную под общим лозунгом: «Как всё достало!»

 

Лучше чем ничего

Вдруг откуда-то объявились десятки тысяч «агентов Госдепа» (как тут не зауважать Госдеп?), заявивших, что больше не хотят считать себя быдлом. И что честные выборы — это не либеральная блажь, не демократическая игрушка, а природное, естественное право свободных людей.

Митинговая волна, захлестнувшая тогда Москву, докатилась и до регионов. Даже в легкомысленном «бананово-лимонном» Сыктывкаре декабрьским вечером вдруг собралась тёмная тысячная толпа. На Театральной площади радостно скандировали про «лыжи» и «Магадан». Разгоняя митинг, добрые провинциальные омоновцы конфузливо улыбались — им тоже было не по себе.

Потом, конечно, утихли страсти роковые, закончился славный поход. Оружия не потребовалось — достаточно было скорострельного принтера. Общественный пожар гасили с помощью обычной бумаги формата А4. И зря всё-таки россиян упрекают в буйстве! На самом деле таких терпеливых и законопослушных граждан не знала даже империя Чингисхана.

Да, бумага всё стерпит. Мы с вами — тоже. Но проблемы-то никуда не делись. И это не только ужасающая коррупция и катастрофическое расслоение общества. Возник ещё и явный управленческий кризис. Огромная страна, состоящая из разнообразных — нищих и богатых — регионов, не может управляться по одному кремлёвскому лекалу. Значит, необходима децентрализация власти. В этом есть ещё и чисто политический смысл — разделить ответственность с губернаторами. Поэтому и решили вернуть в регионы всенародные выборы. Для подстраховки, конечно, ввели фильтры и рогатки, но даже такие эрзац-выборы — это всё-таки лучше, чем ничего.

Первый шаг в столь заманчивом направлении сделала сама Москва. Недавние выборы московского градоначальника были не вполне корректными, но конкурентными. Уже неплохо!

В победе Собянина мало кто сомневался. Зато — нюансы. Зато — интрига: будет ли второй тур? Арестуют ли Навального сразу или попозже? Удастся ли Левичеву набрать рекордный в его жизни процент — две целые и семь десятых? В общем, много интересного…

Когда есть конкуренция, можно и поспорить, и поболеть, и подумать, и выбрать. Во время предвыборной кампании каждый избиратель имеет право сказать что-нибудь искреннее, дерзкое, например: «Вся власть народу!» — и за это даже не ударят дубинкой по голове.

В общем, любые, относительно честные выборы — это движуха, веселье, жизнь. То, что горячит кровь, волнует, адреналинит, освежает и возбуждает.

Вот так одни выборы в стране пройдут (почти честно!), потом другие. А там, глядишь, и во вкус войдём. Понравится, привыкнем.

К хорошему быстро привыкаешь.

 

 

 
Поделиться в соцсетях

avatar
1000