Татьяна Рудукан: «Сижу на диете вместе с артистами хора» (ФОТО)

Главный хормейстер Северного хора рассказала, кто следит за внешним видом певиц

Автор:   
22:59. 27 февраля, 2013  
  
0

Межрегиональный фестиваль «Хоровые ассамблеи Севера» в самом разгаре. 1 марта в Сыктывкаре выступит мужской хор Московского Свято-Данилова монастыря. А открылся хоровой марафон 15 февраля концертом именитого Северного хора из Архангельска.

Корреспондент «Красного знамени» побеседовала с главным хормейстером Татьяной Рудукан. Будучи студенткой второго курса Российской академии музыки имени Гнесиных, она начала работать в качестве хормейстера в образовательных учреждениях Архангельска. Северным хором Татьяна Рудукан руководит три года. Как призналась, сама, многому учится у своих подопечных, а также вместе с ними сидит на диете.      

 

Помимо Сыктывкара, Северный хор выступил в Ухте, сёлах Объячево и Визинга. Что запомнилось?    

Мы в Коми лет тридцать не были. Очень тепло принимали! В Объячево послушали вашу коми речь. В зале сидела женщина, которая во время танца «Валенки» комментировала по-коми. Мы прислушивались. 

Запомнили какие-то слова? 

Я лично нет. Но мы спрашивали, как по-коми приветствуют или прощаются. Сложный язык, так сразу не запомнишь. Но очень интересный и необычный. 

Насколько часто хор гастролирует? 

На 85-летие со дня создания хора в 2011 году губернатор Архангельской области подарил автобус, теперь мы колесим по всем нашим просторам. Ездим и в Москву, Питер, Рязань. Можно сказать, что мы живём в этом автобусе (смеётся). Часто выступаем в сельских районах. Вот к вам приехали. 

Когда началось ваше сотрудничество с Северным хором? 

Можно сказать, что с детства. С десяти лет я ходила в ансамбль народной песни «Морошка», над которым шефствовал Северный хор. Мы часто ходили на концерты, встречались с артистами. 

Что было самым сложным, когда вы начали работать в качестве главного хормейстера? 

Совершенствоваться. С Ниной Константиновной Мешко мы много занимались. После занятий с ней все чувствовали себя выжатыми как лимон. Не оставалось ни голоса, ничего. Она учила нас всем тонкостям нашего дела. (Нина Мешко – хормейстер, народная артистка Советского Союза, руководила хором с 1960 по 2008 годы. Вскоре после её смерти прошёл фестиваль памяти Мешко, который стал ежегодным – прим. авт.). 

Какой вам запомнилась Нина Константиновна? 

Она держала всё в своих руках. Для неё было важным сохранять традиционное, наше народное пение. Очень строго подходила к произведениям: в них должны быть идея. Ваша землячка Людмила Бордзиловская – ровесница Нины Константиновны. Она работала в Северном хоре главным балетмейстером с 1963 по 1967 годы. В прошлом году ей исполнилось 95 лет. Нам было бы очень интересно с ней пообщаться. Не смогла прийти на наш концерт в Сыктывкаре, заболела.   

Если вы о ней вспомнили, значит за пять лет работы Бордзиловская внесла большой вклад в развитие хора.  

Она ставила очень яркие программы, например «Поморскую сюиту». Ещё одну её постановку «Белые ночи» мы показываем до сих пор, в несколько отредактированном варианте. А свадебное гуляние «Северное играньице» входит в золотой фонд нашего хора. 

К нашей республике вы проявляете большой интерес. Так, пару лет назад создали «Летние гуляния по мотивам Усть-Цилемской Горки». Как всё начиналось?   

Идею предложила тогдашний главный хормейстер Надежда Миронова (сейчас она в декретном отпуске). Мы просматривали записи, долго собирали материал. Хотели отправить в Усть-Цильму постановщика, но что-то не сложилось.

 

Не так давно был создан Малый Северный хор, в котором занимаются дети. Расскажите о нём. 

В хореографической группе у нас около 150 детей. В хоровой – меньше: не все справляются, потому что нужно много работать. Например, мы сразу обучаем многоголосному пению. Из хора дети уходят чаще, наверное, понимают, что будет тяжело. 

Народное пение в наше время трудно назвать популярным. Однако родители приводят детей к вам. Почему? 

Во-первых, мы – высокопрофессиональный коллектив. Приходят дети, которые занимались в других народных ансамблях. К нам ходит Влад Шумилов, который с двух лет занимался в другом народном ансамбле. Интерес мальчика к народной музыке – это заслуга бабушки. Кто-то из наших ребят пел эстрадные песни, теперь пробует силы в народном исполнении. Они привыкли петь в микрофон, на выдохе, приходится переучивать. Мы всех берём, пытаемся что-то сделать. 

Существует убеждение, что народное пение интересно только представителям старшего поколения. Вы как-то боретесь с этим стереотипом? 

Пытаемся с раннего периода воспитывать детей, чтобы они приходили и росли на наших песнях. Регулярно выступаем в школах. Дети приходят в наш концертный зал, в наш музей. Мы приглашаем школьников и на репетиции. Готовим новогодние представления для детей и родителей. Говорят, что наша новогодняя программа – лучшая в городе. 

Собственным концертным залом может похвастаться далеко не каждый ансамбль. 

 Зал не очень большой – 150 мест. Но там установлено современное световое и музыкальное оборудование, сделан ремонт. Как раз к 85-летию Северного хора.  

 

Почему в Северном хоре только девушки?     

Это традиция, которая пошла от Антонины Колотиловой (сельская учительница, основавшая в 1926 году любительский народный хор, который позже и стал Государственным академическим северным русским народным хором – прим. авт.). У нас на Севере бытовало женское народное пение, потому что мужчины уходили на заработки: охота, торговля, море. Женщины оставались одни и за рукоделием пели. Поэтому женские ансамбли на Севере всегда преобладали. В хоре была мужская группа частушечников. 

Почему были? Мужчины не выдержали матриархата? 

Да, очень сложно (смеётся). Если серьёзно, то это связано с тем, что не стало очень яркого частушечника Леонида Михайлова. Таких артистов у нас больше нет. Он много лет отдал Северному хору, сам выбирал и сочинял частушки.    

Что запрещается делать вашим подопечным, чтобы сохранять голос? 

Нельзя курить ни в коем случае, обязательно высыпаться, особенно во время гастролей. За питанием следить. Художник по костюмам Николай Терёхин следит за тем, чтобы костюм хорошо сидел. Подходит к певицам и говорит: «Худей» (смеётся). Это архангельский модельер, работал в модельном агентстве. Но директор хора Александр  Барский года три назад переманил его к нам. Не знаю, как ему удалось. В хор берём полненьких, но они сбрасывают лишние килограммы, работают над собой. Художественный руководитель Светлана Игнатьева тоже за этим следит. 

Как в модельном агентстве.

Стараемся друг друга поддерживать, вместе сидим на диетах.     

 

Официальный сайт Северного хора www.sevhor.ru      

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments