Вячеслав Гайзер: «Я сочувствую новому руководству республики»

Бывший Глава Коми уверен, что экс-сенатор Евгений Самойлов вышел на свободу неспроста

20:11. 1 августа, 2017  
  
0

Следственные действия по «делу Гайзера» завершены, впереди суд. За этим делом внимательно следят во всей республике, а также за ее пределами. В марте прошлого года «Красное знамя» уже публиковало интервью с Вячеславом Гайзером. За прошедшее время произошёл ряд важных событий, связанных как с Коми, так и собственно с уголовным делом, получившим имя её третьего Главы. У жителей РК накопилось к нему ещё несколько вопросов, и Вячеслав Михайлович снова согласился на них ответить.

 

– В СИЗО «Лефортово» вы находитесь уже более полутора лет. Как изменилась ваша жизнь за это время? Кое-кто из ваших подельников уже начал писать книгу. Не появилось ли такого же желания у вас?

– Время летит незаметно, в СИЗО я уже нахожусь год и девять месяцев. Ни сам я не изменился за это время, ни изменилась никоим образом моя жизнь в СИЗО. Являюсь обычным, рядовым арестантом, с самого начала и по сей день пребывающим в СИЗО на общих основаниях и на общих условиях. Тем не менее, я же системщик, и по профессии, и надеюсь, по своей сущности, поэтому, выстроив определенным образом свою жизнь в СИЗО, я стараюсь поддерживать этот образ жизни неизменным. По-прежнему занимаюсь каждодневно физкультурой, стараюсь больше двигаться даже на крохотном своем свободном пространстве. Продолжаю заниматься учебой – читаю специализированную литературу и профессиональные издания, чтобы не отставать от жизни. По-прежнему штурмую английский язык. Веду обширную переписку. Жители республики все так же пишут мне и даже присылают мне районные и республиканские газеты. Делятся новостями с мест, задают интересующие их вопросы.

Мемуары пока писать не начал. Во-первых, считаю, что мне пока рано об этом думать, еще много чего в жизни предстоит сделать (ведь сегодняшнюю ситуацию я считаю одной из страниц своей жизни, а не какой-нибудь катастрофой. Жизнь на этом не заканчивается). А во-вторых, к написанию мемуаров нужно иметь склонность и мало-мальски литературный талант.

– Удается ли сохранить здоровье в данных условиях?

– Чувствуя я себя терпимо. Понятно, что жизнь в условиях СИЗО никому не добавляет здоровья. Здесь у меня резко ухудшилось зрение и состояние суставов и позвоночника. Пока справляюсь с этой проблемой.

– Вам долгое время не удавалось увидеться с семьей, мамой. Есть ли положительная динамика в этом вопросе?

– После того, как был проделан огромный объем работы моими адвокатами, ситуация со свиданиями изменилась в лучшую сторону. И за прошедшие полгода мне удалось увидеться и с мамой, и с женой, и с детьми, и с братом. На сегодняшний день ситуация со свиданиями стала такой, какой должна быть, согласно УПК РФ.

– Как продвигается знакомство с материалами дела?

– На сегодняшний день (письмо из «Лефортово» отправлено 3 июля 2017 года – прим.ред.) я смог ознакомиться более чем с сотней томов материалов уголовного дела. Я считаю, что такой формат ознакомления, как у меня сегодня, просто неэффективен из-за проблем с доступом в СИЗО. Происходит ознакомление в каком-то рваном ритме. Да еще и начался сезон отпусков у следователей, и стали меня возить на ознакомления в центральный аппарат СК РФ. А вы представляете, какие расходы несет государство на организацию такой работы? В режиме домашнего ареста всего этого можно было бы избежать.

Вообще тема затрат на организацию следственных действий и всего, что с этим связано, – отдельная и очень интересная, я уверен в этом, тема для общества. Я как финансист не представлял себе ранее, как и из чего складывается этот процесс, не мог оценить бюджетной эффективности этого процесса. Но нет худа без добра – теперь я имею достаточно объемное представление об этом. И обязательно, вернувшись домой, проведу комплексный анализ-расчет, оценку такой работы. Но уже сейчас я четко вижу, что если бы общество реально представляло себе себестоимость этого процесса и отдачу бюджетную, то люди были бы неприятно удивлены.
При существующей скорости ознакомления я думаю, что этот процесс растянется до конца текущего года.

– Чем бы вы объяснили освобождение из-под стражи Е.А.Самойлова?

– Хороший вопрос, который меня интересует ничуть не меньше, чем вас. Очень мне интересно, каким образом человек, с фантазий, оговоров которого и началось это дело, исчезает из фигурантов дела. Человек, контролировавший несколько важнейших предприятий республики, по сути, разоривший их. Набрав сотни миллионов рублей долгов у предприятий, принадлежащих республике, дестабилизировал общественно-социальную обстановку в ряде моногородов.

Вопрос-то на самом деле один, и обращен он должен быть к господину Самойлову: погашены ли эти долги его структурами, если да, то каким образом? Я не исключал возможности того, что господин бывший сенатор оговорил бывшее руководство республики с банальной целью не возвращать свои долги республиканским предприятиям (тем более что это не первый его такой опыт – банкротство санкт-петербургского банка «Таврический» напрямую связано с банкротством инвестиционной компании «Таврический», контролируемой и принадлежащей Самойлову). Считаю, что долги Самойлова перед предприятиями должны быть погашены. На вопрос – почему человек, не дававший «кинуть» республику, находится в СИЗО, а человек, признавшийся в собственных преступлениях, исчез из дела – должно ответить следствие.

– Какие перемены вы ощутили в ходе расследования после: а) сделки К.Ю.Ромаданова со следствием; б) ареста Е.Ольховика и Б.Вайнзихера? Каких изменений в ходе расследования вы ожидаете в связи с арестом А.Ольшевского?

– Никаких перемен не ощутил. А в связи с чем они должны быть? Маниакальное стремление «привязать» меня ко всем мыслимым и немыслимым правонарушениям в республике со стороны инициаторов этого дела, может, и объяснимо, но любому маразму есть предел. Беда нашей правоохранительной системы в том, что она сначала трубит о всякой «жути», а дальше о том, что получается из этой «жути», скромно умалчивает. Где пресловутые десятки килограммов драгоценностей, изъятые у меня? Где офшоры, принадлежащие мне, и счета, которыми я якобы распоряжался? Где зарубежная недвижимость и дочь, живущая за границей? Почти два года прошло, так ничего и не появилось.

– Глава Коми Сергей Гапликов хотел нас «заставить жить, как в Европе». Но, увы, положительной динамики пока нет. Так, довели до банкротства Сыктывкарский промкомбинат, шахтеры «Интаугля» выходили в забастовку из-за долгов по зарплате и т.д. Что вы думаете об этом?

– Я на самом деле с сочувствием отношусь к новому руководству республики. Вы представьте, о чем думали эти люди в сентябре 2015 года: о, замечательный регион, промышленно развитый, пусть звезд с неба не хватающий, но уверенно развивающийся! Со стабильной национальной и общественно-социальной обстановкой! Сейчас мы покажем аборигенам, как надо правильно «рулить»!

Но чтобы «рулить» уверенно, нужно и ремонт машины вовремя проводить, и заправлять ее, и грязь с нее смахивать, и не бояться руки замарать. То есть много и тяжело работать, досконально вникая в каждую мелочь-проблему, общаться с жителями республики в обычной жизни и, в конце концов, не бояться брать на себя ответственность за решение проблем. А вот с этим туго! Страх сейчас двигает всеми руководителями в Коми. Страх оказаться в водовороте уголовных дел, захлестнувших республику. Поэтому и бегут от реального решения проблем. А результат – налицо. От того, что тысячу раз «халва» скажешь, во рту слаще не станет.

Ну и, конечно, прежде чем «возрождать территорию», нужно хотя бы с ней познакомиться добросовестно. А если для нового руководства, работающего почти два года, Инта, оказывается, бурый уголь добывает, то мне искренне жаль и Инту, и горняков наших, да и нашу промышленность в целом.

– Ваш прогноз на: а) интерес инвесторов к Республике Коми после всех событий последних почти двух лет; б) предстоящий передел уже имеющихся и потенциально уязвимых для передела активов.

– Только абсолютно наивный или совсем уж далекий от реальности человек может полагать, что после всех событий, почти два года происходящих в республике, могут какие-то инвесторы всерьез думать о приходе в Коми. Ну какой вменяемый собственник будет работать на территории, где обычная хозяйственная деятельность в любой момент может интерпретироваться как преступление? Чудес не бывает. Что мы и наблюдаем сейчас в Коми. Пока в республике не восстановится нормальная рабочая обстановка и атмосфера, не появится чувство уверенности в завтрашнем дне у представителей бизнеса – республика будет продолжать «падать».

Что касается передела собственности и активов на территории Коми, то это началось на следующий же день после ареста руководства Коми. И активно продолжается сейчас. Сам непрекращающийся вал уголовных дел в отношении хозяйственников и управленцев всех рангов и масштабов – лучшее подтверждение всему сказанному.

Но несмотря ни на что, считаю, что ничего у нас не потеряно, все поправимо, и все обязательно будет поправлено! Просто жителям республики нужно осознать, что никакой волшебник к нам не прилетит в голубом вертолете и волшебной палочкой не поправит все, что было наворочено. Только сами жители республики должны развивать ситуацию в нужном направлении. Своим трудом, своим контролем, своим выбором, в конце концов. И, я уверен, все так и будет.

 

Фото Андрея Шопши

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
wpDiscuz