Юрий Лисин: «Мы хотим жить без алюминия?»

Замминистра природных ресурсов Республики Коми - об опасности строительства глинозёмного комбината

11:55. 26 октября, 2010  
  
0
Катастрофа, случившаяся 4 октября на глинозёмном заводе в Венгрии, породила естественную реакцию в Коми: нам вот уже не менее восьми лет внушается, что глинозёмный завод под Сосногорском – это чрезвычайно полезно для республики; но это, как выясняется, и чрезвычайно опасно. Способны ли работающие в республике компании вести себя ответственно? – «Красное знамя» решило спросить об этом первого заместителя министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми Юрия Лисина.

– Юрий Владимирович, есть ли смысл, видя ужасные последствия венгерской аварии, настаивать на продолжении Сосногорского глинозёмного проекта?

– Главная причина венгерской аварии – человеческий фактор. Ведь как там получилось? Завод в Айке изначально был рассчитан на совершенно другие объёмы производства. Со временем они начали увеличиваться в разы, в десятки раз, при этом хранилище красного шлама переполнилось, отходы вовремя не утилизировались, почва не регенерировалась. В итоге пришли к тому, к чему пришли.

Думаю, однако, что тяжесть случившегося никак не может повлиять на строительство глинозёмного завода у нас, потому что сейчас имеются такие технологии, которые практически полностью исключают попадание красного шлама и других отходов глинозёмного производства в окружающую среду. А сами проекты должны отвечать самым жёстким экологическим требованиям, для чего проходят через не менее жёсткие экологические экспертизы. Разумеется, глинозёмный завод – это особо опасный объект и экспертизы обязательно предшествуют его строительству.

– Может, и экспертиз не нужно – вообще не строить?

– А мы хотим жить без алюминия? Если нет, то нужно и его, и глинозём как сырьё для него всё-таки производить. Чисто же будет только там, где вообще ничего не добывается и не перерабатывается. Вот в каменном веке, наверное, было очень чисто жить. Там же, где что-то строится, добывается и перерабатывается, так или иначе имеется воздействие человека на природу и, конечно, всё равно природе наносится какой-то вред. Для минимизации такого вреда глинозёмные и алюминиевые технологии сейчас находятся на очень высоком уровне.

Я уже не говорю о том, что Сосногорский проект – это тысяча рабочих мест.

– В конце сентября состоялось установочное собрание будущего альянса недропользователей. В чём основная идея этого альянса?

– Обмен информацией между недропользователями о тех ресурсах, которыми они располагают.

– Но республика уже имеет такие площадки, как Территориальный фонд информации по природным ресурсам и охране окружающей среды и Тимано-Печорский научно-исследовательский центр.

–    Понимаете, сегодня сложилась несколько парадоксальная ситуация. Согласно закону «О недрах» каждый недропользователь, получивший от государства какой-то участок и ведущий на нём геологоразведочные работы, обязан предоставлять данные об их результатах государству же, для нашей республики – в те самые организации, которые вы назвали. Причём предоставлять ежеквартально и по итогам года. Серьёзные компании – типа «ЛУКОЙЛа», «Роснефти», «Газпрома» – так и делают. В отличие от мелких, которые также ведут геологоразведку и даже бόльшую. Потому что им-то нужно во что бы то ни стало наращивать свою ресурсную базу и получить с лицензий по максимуму.
Вот эти вопросы мы и хотим решить, создавая альянс.
 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments