Екатерина Васильева: «Лицедейство не имеет того смысла…» (ФОТО)

Известная актриса сыграла в Сыктывкаре свой бенефис и ответила на вопросы корреспондента «Красного знамени»

Автор:   
21:04. 1 декабря, 2012  
  
2
Воскресный вечер поставил столичных театралов в затруднительное положение. У них (наконец то!) был выбор. В Национальном музыкально-драматическом — премьера современной пьесы «Леди Капулетти» (о матери Джульетты). В академическом театре драмы – «Дядя Ваня», а в республиканской филармонии – спектакль «Я была счастлива». Победила классика. Чехов и Достоевский собрали аншлаг.
 
В последнее время Республиканская филармония не балует зрителей серьёзной антрепризой, предлагая в основном лёгкие водевильные спектакли. Организаторы приезда Екатерины Васильевой тоже волновались, будет ли зритель. К счастью, опасения оказались напрасны. Зритель был, причём очень подготовленный и благодарный. Все два с лишним часа, что шёл спектакль, в зале была та уникальная атмосфера, когда зал живёт и дышит в унисон с тем, что происходит на сцене. Безусловно, главная заслуга в этом героини вечера — бенефициантки.
 
Появление Екатерины Васильевой на сцене зал встретил горячими аплодисментами. Вежливо-короткими, чтобы не помешать актрисе, которая (это было видно) уже настроилась на серьёзный тон спектакля. И тут, к стыду настоящих театралов, в полной тишине один за другим прозвучали два телефонных звонка.  Васильева сделала паузу и… превратилась в жену писателя.  
 
Премьерный показ спектакля состоялся 11 ноября 2008 года. (В день рождения Фёдора Михайловича.) С тех пор, по словам партнёра Екатерины Васильевой Александра Мезенцева, было сыграно уже 79 спектаклей. Во всех городах – от Москвы до Владивостока – с большим успехом. Пьесу написал Владимир Салюк по личной просьбе Екатерины Васильевой и именно для неё, как для актрисы. Он же выступил режиссером-постановщиком спектакля. 
 
– Это эксклюзивный материал, он не идёт больше нигде, – отметил в беседе с корреспондентом «Красного знамени» Александр Мезенцев. – Хотя есть пьеса с аналогичным названием в Новгороде. Есть пьеса Эдварда Радзинского «Старая актриса на роль жены Достоевского», но это несколько иная история.
 
«Спектакль – слово в слово — дневники Анны Григорьевны Сниткиной. Своего рода её «житие», проповедь христианской жизни и христианской семьи о том, как надо жить, что такое жена, мать и так далее», – призналась Екатерина Васильева по окончании спектакля.   Это единственный спектакль, который, по её словам, она играет с чистой совестью. 
 
На сцене – всего три человека. Каждый играет, таким образом, сразу несколько ролей. Васильева, понятное дело, саму Анну Григорьевну (начиная с 20-летней стенографистки, какой она появилась впервые в доме писателя, до пожилой вдовы, вспоминающей счастливые моменты своей супружеской жизни), а также Бабушку из романа «Игрок», мать Раскольникова из «Преступления и наказания», Настасью Филипповну из «Идиота».
 
Александр Меценцев, соответственно, – учителя стенографии П. Ольхина, самого Достоевского, Алёшу из «Игрока» и князя Мышкина из «Идиота». 
 
Молодой артист Юрий Барков выступает своебразным музыкальным камертоном спектакля. Он поёт, помогает ведущим актерам в создании их образов и сам перевоплощается в Раскольникова, пришедшего проститься с матерью перед тем как отправиться в околоток… 
 
В 2008 году на Всероссийском кинотеатральном форуме «Амурская осень», где был представлен спектакль «Я была счастлива», Екатерина Васильева получила приз за лучшее исполнение женской роли, а её партнёр Александр Мезенцев – премию за лучшую роль второго плана. 
 
Приятно отметить, что все трое артистов остались довольны тем, как прошёл спектакль в Сыктывкаре. По окончании спектакля зал долго аплодировал стоя.
 
Зная, что Екатерина Васильева в последнее время отказывается от общения с прессой, мы и не надеялись на чудо. Тем не менее оно случилось.   
 

Что мы о ней знаем?

Актриса – дочка известного поэта Сергея Васильева и внучатая племянница С. Макаренко. Закончила ВГИК. Училась в одно время с будущим режиссёром Сергекм Соловьёвым, который стал и её первым мужем. Он вспоминает, что Катя была очень высокая, стройная, рыжая с челкой и с сигаретой «Шипка» в зубах. При этом, ей была присуща гениальная, абсолютная свобода. На кафедре шептались, что девушка способная, но без внешних данных,  «страшнее Фаины Раневской». Однако при всей своей неидеальности Васильева была «неслыханной и ослепительной». Первая её роль в киноповести «На завтрашней улице» в 1965 году. В 1967 году, получив диплом, первые три года она работала в театре им. М. Ермоловой, затем ещё три года – в «Современнике» и затем долгое время во МХАТе.
 
Вторым мужем актрисы стал драматург Михаил Рощина. Как и с Соловьёвым, они прожили вместе несколько лет и расстались друзьями. От второго брака у Васильевой есть сын Дмитрий, ныне служитель русской православной церкви. 
 
Талант актрисы в полной мере раскрылся в 70-е годы прошлого века. Зрители помнят её атаманшу Тульчинскую из фильма «Бумбараш», Анаис из «Соломенной шляпки», Эмилию из сказки «Обыкновенное чудо». На сегодня в общем списке актрисы более 120 ролей в кино и несколько десятков ролей в театральных постановках.
 
Сегодня Васильева ведёт достаточно аскетичную жизнь, являясь прихожанкой храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках. К выбору предлагаемых ролей подходит очень аккуратно. Снимается только в тех фильмах, которые несут свет и духовность. Одна из последних ролей в кино — мама польской певицы Анны Герман в фильме «Тайна белого ангела», снятый к 30-летию со дня ее смерти.
 

Случайного не бывает

Поджидая, когда актриса придёт в себя после спектакля, мы поговорили за кулисами с Александром Меценцевым. 
 
– Как вы попали в этот спектакль?
 
– Случайно. Хотя ничего случайного не бывает. Я работал в театре им. Н. Гоголя, и у нас была актриса, которая очень дружна с Катей Васильевой.  Искали такого артиста, чтобы он был и мягкий, и жёсткий, чтобы его можно было приструнить и держать в ежовых рукавицах. Вот она меня и отрекомендовала. Я думал, что не смогу войти в спектакль, потому что вводиться нужно было срочно, а я полагал, что будут репетиции… Так меня просто выпихнули на сцену. 
 
– И вы говорите, что на этом спектакле у вас везде полные залы? 
 
– Практически везде. В Москве мы играем достаточно редко, но когда приезжаем и в большие города, то реакция всегда такая, как сегодня. Потому что это настоящее, это про любовь.
 
– И это на подготовленную публику. Чтобы зал так реагировал, нужно знать, о чём идет речь. Сегодня ушли всего два-три человека — для Сыктывкара – это очень хорошо. Причём, я уверена, люди ушли не потому, что им не понравилось, а по каким-то своим веским причинам.
 
– Да, постановка довольно специфическая. Я даже думаю, что если бы на афише было написано «Записки жены Достоевского» публики было бы меньше. 
 
– К нам чаще привозят водевили.
 
– Бывают совершенно разные залы. Определённая культура и желание зала каким-то образом диктуют восприятие. Ты можешь играть живее или меделеннее. Те же аплодисменты в разных залах звучат в разном месте. Ваш зал… хотел отдавать. Публика такая живая, держит паузу.
 
– А мобильные звонки, которые прозвучали…Они вас не сбили? 
 
– Спектакль идёт давно и Катерина сама может иногда обратиться в зал, и посмеяться, и что-то сказать. Бывают разные моменты. Очень часто у меня, например, был такой… затык что ли. Я называл героиню не Аней, а Катей. Например, в сцене с расческой. (Когда молодая жена плачет, переживая, что сломала гребень Достоевского, – Е.Ш.). Я все время успокаивал её, называя Катей. Зритель  недоумевал, но молчал. И однажды на спектакле Катя говорит: «Саша, я не Катя, я – Аня». И зрительный зал с такой благодарностью откликнулся. Она ведь как родная, как член семьи, её всегда так тепло принимают. Такой выход дал ей возможность пообщаться с публикой. «Открыть четвёртую стену».
 
– После Сыктывкара вы куда? 
 
– В Москву. До нового года уже вряд ли куда-то поедем. Начинается время водевилей…
 

«В терпении стяжите ваши души»

С самой актрисой нам удалось поговорить всего пять минут. Екатерина Сергеевна подумала, что зашли её поклонницы за автографами и, увидев диктофон, было запротестовала. Тем не менее согласилась ответить на несколько вопросов. Не больше.
 
– Итак, почему Достоевский? Кажется, сегодня в России он не особо популярен.
 
– Это уже проблема России. Хотя мне кажется, что это вам кажется. Эта пьеса была написана по моей просьбе, по моему заказу, и режиссер поставил её для меня. Потому что просто выходить на сцену с текстом, за который не отвечаешь, мне уже неинтересно и не нужно. А чтобы нести христианскую проповедь, для этого нужен Текст. Потому что через слово несётся всё. Когда я играю этот спектакль, меня меньше всего интересует актерская сторона, а больше всего те мысли, которые я пытаюсь с помощью этого текста поселить в душах людей. Сегодня лицедейство не имеет для меня такого смысла, я прежде всего занята этим.  
 
–  В одном из своих интервью вы говорили о важности семейных отношений. О том, что  борьба идёт вокруг семьи и тёмные силы пытаются развалить её изнутри.  
 
– Это не моя мысль, так в Евангелии сказано. Враги человеку – домашние его. Самые близкие люди: с ними можно вести себя кое-как, на них можно срывать зло, их можно бить, как грушу… Кто-то терпит, кто-то – нет, поэтому  в семье всё очень замешано. Именно в семье возникают великие искушения. Те, кто преодолевает их – с честью выходят, потому что «в терпении стяжите души ваши». Семья – это полигон испытательный. Я говорю о православных людях, которые стремятся стяжать Царство Божие.
 
– Но сегодня уже далеко не все хотят терпеть…
 
– Это проблема людей, которые не хотят верить в Бога. А без веры – тогда всё позволено, как у того же Достоевского. И в семье, и на работе, и на улице, и в автобусе. И с детьми, и с другими людьми, и с родителями. Ведите себя как хотите, если нет закона нравственного. 
 
– Вас везде так принимают?
 
– Да, всегда одинаково хорошо.
 
– Как вы считаете, это потому что Вы или Тема такая?
 
– Не знаю. Мне бы хотелось думать, что тема. Но я думаю, что я ошибаюсь. К сожалению, актеры такая профессия. Любимая народом. Наверное, вместе: и то и другое. Сначала, может быть, я, а потом и тема затягивает. Я просто знаю (по отзывам, по разговорам), что люди приходят на спектакль и во второй раз, меняют свою жизнь, отменяют развод или женятся… Я всегда смотрю на пары, которые сидят в зале… Он не проходит бесследно, этот спектакль. Даёт пищу для размышления, на что мы, собственно, и рассчитывали. Он очень тяжёлый. Я вам скажу, что для актрисы это просто галеры. Меня уже ругают все. И сын мой говорит: «Мама, это немыслимо»! И многие коллеги мои, которые приходят за кулисы, говорят, что так невозможно, у тебя когда-нибудь инфаркт случится. И я сама понимаю, что так невозможно. К тому же это же другие города, перелёты, а я уже сильно в большом возрасте… Но у меня нет  другой возможности и другого Текста. Все другие спектакли я уже перестала играть.
 
– В последнее время вы как будто специально выбираете такие сложные роли. Мать Анны Герман, к примеру… 
 
–  Это кино… Там не мы, а нас выбирают. Ну, всё?
 
– А можно ещё несколько вопросов?
 
– Нет, нет, нет, моя хорошая, так нельзя… Всё.
 
– Ну что ж, спасибо вам большое.
 
– Спаси Господи. 
Поделиться в соцсетях

guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
987
987
02.12.2012 13:59

Великая!

Ирина
Ирина
02.12.2012 14:22

Из зала она и правда выглядела как девчонка с хвостиками. На фото, конечно, старше. Великолепная актриса. И Меценцев, кстати, мне тожепонравился. И вообще весь спектакль как на одном дыхании.