Александр Мариев: «Главная роль лесника – социальная»

Руководитель Комитета лесов Республики Коми подводит итоги жаркого лета-2010

11:42. 18 октября, 2010  
  
0
Для работников лесного хозяйства нынешнее лето было очень напряжённым: небывалая засуха привела к сильным лесным пожарам. К этому надо добавить, что управление лесным хозяйством в России регулярно подвергается реформированию, от чего проблем в отрасли лишь прибавляется. О том, каковы итоги жаркого лета 2010 года и какие вопросы сегодня решают лесники, разговор с руководителем Комитета лесов РК Александром Мариевым.

– В одном из последних интервью, которое я брал у вашего предшественника Василия Обухова, он говорил о непрекращающейся череде реформ в лесном хозяйстве России. Чуть ли не каждые два года происходят какие-то изменения в структуре отрасли на российском и, соответственно, на республиканском уровне. А этим летом было объявлено о новой реформе. Не много ли?

– Нынешняя реформа, которая начнётся с января будущего года, вызвана тяжёлым пожарным сезоном. И связана она с несостоятельностью рыночного подхода в таких видах деятельности, как воспроизводство лесов и их охрана. Предпринимателям это совершенно невыгодно.

В этом виде бизнеса нет и не может быть прибыли, и рыночная установка не срабатывает. Основа рынка – конкурентная среда, а воспроизводство лесов и их охрана от пожаров в Республике Коми делается на огромной по европейским масштабам территории и на удалённых участках, где даже единственного исполнителя той или иной работы в лесу найти сложно, не говоря о конкуренции.

На арендованных лесных участках ситуация похожая. Согласно Лесному кодексу, арендаторы должны готовиться к пожарам, готовить людей, технику и прочее, но на практике получается, что это виды деятельности, связанные с затратами, и любому арендатору абсолютно не интересно вкладывать деньги во что-то, что не даёт никакой отдачи.
Воспроизводство лесов, охрана их от пожаров – не рыночная тема, а государственная. Эти виды деятельности надо закреплять за лесниками на основе бюджетного сметного финансирования.

– Как республика пережила период лесных пожаров?

– В этом году леса горели сильно. Затраты составили около 140 миллионов рублей. Эти расходы понесли все, кто участвовал в тушении пожаров, в том числе арендаторы, но они ещё не покрыты полностью. Компенсирована только половина. Наши затраты аккуратно подсчитаны и направлены в Рослесхоз. Рослесхоз также активно действует, но бюджетный процесс требует времени и пострадавших от пожаров регионов достаточно много, поэтому мы ожидаем их возмещения не ранее, чем к декабрю.

Были пожары, тушение которых обошлось в 30-40-50 тысяч рублей. А были и «дорогие» пожары – порядка миллиона рублей. Большие затраты связаны с переброской людей вертолётами.

Трудности этого года связаны ещё с одним моментом. Из года в год сокращается финансирование, и сейчас оно дошло до критически низкого уровня. На тушение пожаров республике было выделено в этом году 34 миллиона рублей на 36 миллионов гектаров леса – 94 копейки на один гектар леса. Это исторический минимум.

Такое финансирование рассчитано на самую низкую горимость лесов, которая бывает только в очень влажный сезон. А если пожаров больше, то и затрат соответственно больше.

– Сохранилась ли в республике система тушения лесных пожаров?

– Сохранилась, но не вся. Самое главное, сохранилась персональная ответственность лесников. Наши работники знают, как тушить пожары. Эти люди и стали основными организаторами тушения пожаров.

А разрушенным оказался такой элемент системы, как техника. То, что осталось,  устарело, сильно изношено. К сожалению, реформирование лесного хозяйства здесь сыграло негативную роль.

– Наша газета писала о конфликте в Кужбе Усть-Куломского района между местными жителями и предпринимателями. Как сейчас там обстоят дела? Насколько это типично?

– Наличие таких конфликтов показывает, насколько высока социальная роль леса. Лес всегда будет под пристальным вниманием местного населения, поскольку это источник жизни. Такие конфликты в республике случаются, но их не так много.

А ситуация в Кужбе возникла оттого, что на общественные слушания по выделению участка леса не были приглашены жители соседних деревень и не было в полной мере учтено мнение местного населения. Когда-то была допущена ошибка, и сейчас эта ошибка исправляется.

Механизмы для согласования экономических и разнонаправленных социальных интересов есть, и мы хотим, чтобы эти механизмы применялись для поддержки благосостояния местных жителей.

– То есть впредь интересы жителей будут учитываться?

– Конечно, ведь лесники выполняют не только технологические и организационные задачи. Главная их роль – социальная. Особенно учитывая, какое значение имеет лес для местного населения.

– Для многих тысяч людей в республике лесной бизнес – основа их существования. И есть много нареканий по поводу того, что малый бизнес «отодвинут» от распределения участков леса.

– Раньше существовал механизм купли-продажи лесных участков для коммерческой заготовки древесины, которым активно пользовался малый бизнес. Сейчас такой механизм исключён, и осталась только аренда.

– Что может сделать предприниматель?

– Наиболее реальный выход – договориться с уже существующим арендатором и заготавливать древесину на условиях подряда. У нас в республике есть крупный ответственный бизнес, который предоставляет участки на подряд малому бизнесу.

Это один подход, есть и другой – создание ассоциаций малого бизнеса и совместная аренда лесных участков. К сожалению, этот механизм пока не работает. Пытались два раза создать такие ассоциации, но не получилось.

И есть собственно аренда. Последняя статистика показывает, что малый бизнес стал брать в аренду лесные участки и разрабатывать их.
 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments