Владимир Абросимов: «Я провёл три года в американских лагерях» (ФОТО)

В гостях у "Красного знамени" - преподаватель сыктывкарской гимназии имени А. Пушкина, проработавший три года в качестве воспитателя в американском лагере «Чевонки»

Автор:   
23:15. 5 июля, 2012  
  
0
В недавнем прошлом преподаватель сыктывкарской гимназии имени А. Пушкина Владимир Абросимов в шутку иногда в разговоре обронит: «Я провёл три года в американских лагерях». Хотя на самом деле, какая уж тут шутка! За 18 лет работы (по два месяца каждый год) в качестве воспитателя в американском лагере «Чевонки» (штат Мэн) как раз и набегает три года. Такого специфического педагогического опыта у нас в республике точно нет ни у кого. Сегодня Владимир Сергеевич – гость номера. 
 
 
– Для начала расскажите, что из себя представляет этот международный детский лагерь?
 
– Если говорить пафосно, то лагерь «Чевонки» расположен в сказочном уголке земли – с одной стороны Атлантический океан, с другой – хвойные леса. Это некоммерческое образовательное учреждение круглогодичного цикла. В течение лета у ребят есть возможность поучаствовать в различных походах – по горам, на байдарках и каноэ, пройти по рекам, озёрам и океану. Живут все в палатках, сами готовят еду, стирают… Одним словом, ведут походный образ жизни бойскаутов. Возвращаются в лагерь загорелыми и довольными.
 
Есть программы для школьников и в самом лагере. В частности, они много времени на занятиях уделяют изучению окружающей среды. Классные комнаты расположены как внутри помещений, так и вне их – в лесу и на реке. Все программы интересные, достаточно трудные и всегда преодолимые. 
 
Но главное всё-таки для ребят из Коми – это хорошая языковая практика и возможность познакомиться с культурой других стран. В «Чевонки» приезжают дети со всего мира – из Англии, Франции, Китая, Венесуэлы, Японии… Но костяк лагеря всё же составляют американцы. Всего в лагере за смену отдыхают порядка 450 ребят. 
 
 
– Владимир Сергеевич, какой смысл заложен в названии лагеря?
 
– «Чевонки» в переводе с одного из индейских языков, означает место, куда возвращаются вновь. И действительно, у многих есть желание вновь сюда вернуться.
 
– Как вас угораздило стать американским «пионервожатым»?
 
– Чтобы стать руководителем детской группы, в 1992 году я прошёл через конкурсный отбор. Требовалось знание английского языка (экзаменовали преподаватели из пединститута), знание педагогики и психологии подросткового периода, плюс ещё непростой разговор с членами отборочной комиссии, которую в то время возглавлял заместитель Коми регионального отделения Российского фонда мира Александр Соколов. На сегодняшний день я по-прежнему являюсь координатором детских программ этой международной организации. На днях в США отправилась очередная группа наших ребят. 
 
– По какому принципу формируются группы?
 
– Во-первых, они небольшие. Как правило, от 3 до 10 человек. «Чевонки» даёт нам квоту. При этом американская сторона ежегодно определяет, сколько может принять девочек и мальчиков из нашей республики, а также задаются возрастные параметры. Во-вторых, надо понимать, что поездка за океан не из самых дешёвых, так как все расходы на себя берут родители. В-третьих, требуется знание английского языка, хотя бы на приличном школьном уровне.
 
Ещё один важный момент – подбор воспитателя. После того, как я принял решение отойти от педагогической деятельности, мы в региональном отделении фонда мира в течение полугода искали подходящую замену. Работа воспитателем в «Чевонки» весьма специфическая, в ней много нюансов. Одним словом, не вдаваясь в подробности, скажу, что подходящую кандидатуру в Сыктывкаре мы не нашли, зато нашли в Емве. Уже второй год в «Чевонки» с ребятами ездит учитель английского языка Анатолий Полещук. 
 
Предвидя «денежный» вопрос, скажу, что работа иностранца в качестве воспитателя в «Чевонки» не приносит особых дивидендов. Зарплата «пионервожатого» сопоставима со средней по нашей республике. 
 
 
– Далеко не каждый учитель физики может свободно говорить по-английски…
 
– Я изучал язык в школе, институте, затем в Москве на курсах ЮНЕСКО. После их окончания год работал педагогом в Танзании.
 
– Самой запоминающейся, наверное, была первая поездка в «Чевонки»?
 
– Было всё необыкновенно интересно – процедура получения американской визы в Москве, 14-часовой перелёт до Нью-Йорка, знакомство с работниками лагеря и детьми. 
 
Удивила атмосфера, царящая в лагере. Никто ни на кого не повышает голос, никто не нарушает распорядка дня, и все всегда чем-то заняты. На выбор детям предлагаются 12 кружков и секций, спортивные площадки, есть пляж, животноводческая ферма. Каждую субботу вечером посиделки у лагерного костра, в воскресенье – скаутские игры и концерты, подготовленные детьми и вожатыми.
 
Ещё одна отличительная особенность лагеря – никакой электроники, никакой музыки, исключение сделано только для гитары. Под запретом газированные напитки, конфеты, жевательные резинки, понятно, что алкоголь и табак.
 
– Из каких ещё российских регионов приезжают дети в этот американский лагерь?
 
– В «Чевонки» отдыхают только ребята из Республики Коми. Всё решил случай. Директор лагеря Дик Томас приезжал в Сыктывкар в 1989 году в составе официальной делегации из штата Мэн. С тех пор и дружим. Для ребят из Коми руководство лагеря делает значительные скидки на путёвки. Их всегда там ждут. Мы уже часть истории «Чевонки» – одного из самых лучших, престижных и старейших детских учреждений США, которое в 2015 году будет праздновать свой столетний юбилей.
 
– Вы по воспитанию, да и, наверное, по образу мыслей, всё-таки советский человек, никуда от этого не деться. Как вам работалось с американскими коллегами, были ли проблемы?
 
– Поскольку лагерь международный, там работают не только американцы. Преподавательский состав был и остаётся интернациональным. Особых проблем никогда не возникало, и вообще работалось легко и интересно. 
 
– Чему можно поучиться у зарубежных коллег?
 
– Пожалуй, терпению и уважению к детям, умению работать в команде. Большинство из них в школьные годы посещали «Чевонки», выросли на традициях этого лагеря. Раньше это у нас называлось преемственностью поколений.
 
– Поддерживаете ли отношения со своими воспитанниками?
 
– Многих разбросало по стране и миру, не со всеми есть возможность общаться. Спустя годы понимаю, что лагерь «Чевонки» в жизни многих сыграл далеко не последнюю роль. Ухтинец Енисей Авдеев (он был в лагере в середине 90-х
годов прошлого столетия) однажды сказал: «Чевонки» – это лагерь будущего!» Сейчас Енисей живёт и работает в Москве в компании «Газпром» руководителем отдела внешнеэкономических связей.
 
– У нас с американцами получается одностороннее сотрудничество. Что, на ваш взгляд, мешает организовать такой же международный лагерь в Республике Коми?
 
– Американцы по линии Российского фонда мира неоднократно приезжали к нам. В последний раз в 2007 году они были в лагере «Мечта» (местечко Кэччойяг под Сыктывкаром), в Печоро-Илычском заповеднике (Троицко-Печорский район), жили в семьях сыктывкарцев. Всё им здесь очень понравилось. 
 
По типу «Чевонки» организовать лагерь у нас нет даже формальной возможности. Для иностранцев важно, чтобы был у лагеря международный сертификат. Увы, у нас с таким «документом» детских учреждений нет. 
 
Мы предлагали американским друзьям помощь в организации поездки куда-нибудь в Подмосковье, там есть сертифицированные детские лагеря. Но они говорят: «Хотим только в Коми!» Уникальная природно-климатическая и географическая особенность нашей республики всегда будет востребованной в плане организации туризма и отдыха. Дело «за малым» – создать необходимые условия! 
 
– Владимир Сергеевич, планируете ли ещё хотя бы раз съездить в «Чевонки»?
 
– Мечтаю побывать на столетнем юбилее. Буду собирать команду и искать спонсоров для поездки.
Поделиться в соцсетях

avatar
1000