Владимир Чистяков: «Очередь к врачу – позор для медицины»

Интервью с письмом в руках

Автор:   
13:01. 1 марта, 2012  
  
3
Мой собеседник – хирург офтальмологического отделения республиканской больницы Владимир Чистяков. Сделать его «гостем номера» попросили наши читатели: и старые, и молодые. Поэтому наша беседа – своеобразное интервью с письмом в руках.
 
– «Добрая молва идёт о сыктывкарском офтальмологе Владимире Чистякове», – так чаще всего начинаются письма, где вы, Владимир Леонидович, главный герой. Я бы добавил к этому, что выкатилась молва уже и за пределы города, о чём свидетельствует, например, письмо от Капитолины Туркиной. приезжавшей к вам, из… Ухты. Хотя в этом городе расположен  Республиканский центр микрохирургии глаза, огромная специализированная больница, не то что ваше скромное отделение офтальмологии на каких-то 50 без малого человек. Как пояснила она в письме, для больного главное – квалификация врача, «а именно в Сыктывкаре, – цитирую, – работает высококлассный доктор Чистяков, к которому стремятся попасть не только жители республики, но и пациенты из других регионов страны». А ведь 30 лет назад, помню, наоборот,  народ, страждущий избавиться от болезней глаз, стремился в Ухту. Другое имя было на устах людей – Виталия Васильевича Яковчука, внедрившего в этом городе операции по кератотомии (понятно, наряду с другими заболеваниями зрения), позволившими многим избавиться от близорукости.
 
– Я думаю, дело тут не в каком-то состязании городов, а проще – в человеческом факторе. При одинаковых оборудовании и аппаратуре в больницах на первый план выходит кадровое обеспечение. Если врач ответственно относится к делу, постоянно повышает квалификацию, внедряет новейшие достижения медицины, к нему и приходит успех. Именно поэтому в 80-х годах гремело имя Яковчука, главного врача ухтинского Центра.
 
– А в начале 2000-х заговорили о Чистякове. Лет пять-шесть назад мне рассказывали в Минздраве такую байку. На каком-то рабочем совещании в министерстве отчитывался бывший заведующий вашим отделением Владимир Борисович Цибель. Опираясь на статистические данные, он лестно отозвался о работе своего работника Чистякова. И кто-то из начальства предложил пригласить в министерство упомянутого врача. «А зачем его приглашать, – возразил Цибель, – он один за отчётный период сделал столько же операций, сколько весь ухтинский Центр».
 
– Ну не знаю, время всё ставит на свои места. Как известно, знаменитый Святослав Фёдоров признал под конец жизни, что внедрённая им кератотомия, осуществляемая с помощью насечек на роговице (а ею занимался и Яковчук), была его ошибкой. Отдалённые результаты операций показали, что глаза могут по этим насечкам и разваливаться.
 
– Я с этим, как бывший пациент Яковчука, категорически не согласен. Человек 15, которых я знаю лично, а также моя дочь и мой племянник, – все были довольны, что избавились в своё время от близорукости. Но мы отвлеклись. Хотелось бы проследить на вашем примере, как, за счёт чего молодой специалист становится успешным доктором? Знаю, что Яковчук стал заниматься микрохирургией глаза первым в республике и не скрывал, что хочет сделать на этом карьеру. А вы пришли на это поприще позже.
 
– Да, я даже не ожидал такого поворота судьбы – что стану офтальмологом. После окончания мединститута по специализации хирургия я и думал заняться этим делом, в Минздраве республики мне предлагали два места – Летка и Важгорт, но не захотела поехать в деревню моя жена, горожанка. Сыктывкар – её родной город, мы приехали сюда из Перми, где учились, уже с дочкой. В республиканской больнице держали вакансию офтальмолога для сына Балина, работавшего в аппарате обкома партии, а тот неожиданно отказался от неё. Эта вакансия и была предложена мне. Поначалу я даже не оценил по достоинству, что же это такое – офтальмология. Микрохирургия глаза только-только начала внедряться, как раз благодаря Ухте, Яковчуку, не было ни нужного инструментария, ни оптики. Чтобы не растерять навыки хирурга, я даже бегал в свободное время к Валерию Петровичу Рябчикову на операции аппендицита. Это уже потом был скачок в офтальмологии, и мы начали догонять Ухту, от которой отставали лет на десять.
 
– Наверное, надо было решать и квартирный вопрос?
 
– Здесь мне тоже повезло. Жили мы вначале с женой и дочкой у тестя, Василия Петровича, инвалида Великой Отечественной войны. Вскоре ему, как участнику войны, выделили квартиру, так мы расселились. Потом и машину ему выделили, он переписал доверенность на молодёжь.
 
– Когда всё хорошо в доме, и работа идёт в удовольствие?
 
– Да, но главное, чтобы было движение, профессиональный рост. Новая аппаратура, новые методики, новый подход к лечению… Всему этому посвящались годы. И годы, сами знаете, не из лёгких.
 
– Ну конечно. Конференции, совещания, курсы повышения квалификации. А у больницы, родного министерства копейки не выпросишь. Это не моя фантазия, об этом пишет и Капитолина Туркина. Вот её слова по поводу вашей работы: «Ездить на учёбу приходится за собственный счёт, причём, как правило, во время отпуска».
 
– Не совсем так, но бывало всякое. Первые инструменты, например, приходилось закупать на деньги спонсоров. Первые операции по новой технологии делал тоже на средства меценатов. Боюсь, сейчас повышать квалификацию станет ещё сложнее. С этого года прикрыли лазейку, которой мы пользовались благодаря фармацевтическим фирмам. Они могли себе позволить отправить на учёбу доктора, который пользуется их препаратами, за свой счёт. Сейчас всё, табу.
 
– Ещё строчки из письма. «Руководство больницы и министерства мало внимания уделяют нуждам отделения микрохирургии глаза, равно как и содержанию пациентов в нём. В палатах по 4-5 человек, хотя рассчитаны они на троих. В приёмные дни больные лежат в коридорах, ожидая, когда освободятся места. У обслуживающего персонала нет элементарного инвентаря, не говоря уж о компьютерах». К вам что, высокое начальство не заглядывает?
 
– Тут я могу только развести руками – больным видней. Что касается начальства, то и главврачи республиканской больницы, и министры у нас на своих местах не задерживаются. Где уж тут им вникать в детали!
 
– Как и нашим читателям, мне тоже удивительно: ваше отделение занимает те же площади, что и 30 лет назад. Я встречался здесь тогда с главным офтальмологом республики Розой Егоровной Макаровой, коллеги которой называли Яковчука шарлатаном. Теперь микрохирургия глаза заняла достойное место в лечебной практике, а впечатление такое, что ничего-то не сдвинулось в этой области. Наверное, у вас столько же коек, как и было?
 
– Площади остались те же, а число коек уменьшилось с 65 до 43 за счёт расширения оперблока. Хотя мы постоянно твердим, что этого мало.
 
– Но у вас же огромные очереди, как явствует из писем читателей.
 
– На три-четыре года вперёд на производство, например, операций по катаракте. Считаю, что это позор для медицины, когда больные  стоят в очереди, ожидая, когда им помогут. Морально это очень угнетает, ведь иные бывают вынуждены уезжать в другие регионы. Мы не только теряем их доверие, но и деньги, которые могла бы иметь республика.
 
– С другой стороны, пациенты устремляются сюда из Москвы, Питера, Архангельска, лишь бы попасть к Чистякову… В медицинских кругах ходит такое присловье: у каждого врача есть своё кладбище. У вас оно есть?
 
– Фигурально говоря, конечно. Жизнь не стерильна, случаются форс-мажорные обстоятельства, зависящие от индивидуальности больного, например, неожиданно обнаруживающаяся атрофия нерва. Человек рассчитывает на мой профессионализм, а я не могу ему помочь по объективным причинам. Меня всегда это очень угнетает. Что касается отношения к делу, то тут я стараюсь применять превентивные меры. К примеру, чтобы не потерять навыки в хирургии, не выхожу в длительный отпуск.
 
– Философский вопрос, Владимир Леонидович. Насколько я понял, вы счастливы и в семье своей, и в профессии?
 
– Да, считаю, что мне в жизни повезло. Любимая работа, любимая жена, замечательные дети: красавица -дочь и уверенный в себе сын, мастер  спорта по конькам. Он учится в Коломне, студент третьего курса технического вуза. Я и сам стараюсь сохранять спортивную форму – занимаюсь в известном в Сыктывкаре клубе «Винёв».
 
Закончить нашу беседу хочется тоже выдержкой из письма упомянутой ухтинки. «Огромное спасибо доктору Чистякову, – пишет Капитолина Туркина. –  Я была уже близка к слепоте, не могла читать, работать на компьютере, он вернул мне зрение. Очень прошу чиновников системы здравоохранения поддержать офтальмологов Сыктывкара».
Уверен, что к этим словам присоединятся многие наши читатели.
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
3 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
1один часСыктывкар Recent comment authors
новые старые популярные
Сыктывкар
Гость
Сыктывкар

Кто сталкивался с Лор заболеваниями знают сколько унижений надо пройти чтобы попасть в ЛОР отделение республиканской больницы.

один час
Гость
один час

чтобы доехать )))

1
Гость
1

что хотел сказать доктор? что он молоде и ему нужно повысить зарплату?