Евгений Мельников: «Рак – приговор не окончательный!»

Стремление к жизни - один из факторов выздоровления

14:27. 31 января, 2012  
  
0

В нашей жизни много страхов и страшилок. И ведём мы себя, как дети: закрываем ладошками глаза и думаем, что нас не видно. Среди множества  «ужасов» – ужас №1 – онкологические заболевания. О том, почему именно у этого страха так особенно велики глаза,  наша беседа с  Евгением Борисовичем Мельниковым, главным врачом Коми республиканского онкологического диспансера.

Расстрел?

-Евгений Борисович, диагноз «онкология» для многих звучит, как расстрел…  «Это умереть больно, быстро и дорого» – так выразился один из наших читателей. Среди причин роста этого заболевания называются: экология, обилие химии везде (в еде, бытовой химии, строительных материалах…) и причины неизвестного происхождения. Что это за причины?

– Само выражение  «умереть быстро и дорого» – не очень правильное. Пожалуй, оно принадлежит пессимисту, который так относится к своей жизни и здоровью в том числе. Единственно, что в этом утверждении правильно, – дорого. Действительно,  лечение не дешёвое. Но не для пациента – для государства. Для пациента оно бесплатно.

А причин возникновения этого заболевания, действительно, множество. На первое место выходит курение, на втором месте – некачественные продукты. А также экология, малоподвижный образ жизни и немаловажное значение имеет наследственный фактор. Если в семье кто-то болел онкологическим заболеванием, то высок риск заболеваемости у детей.

– Есть международная статистика ВОЗ, что излечивается от онкологии 50% пациентов.  А у нас в республике такая статистика есть?

– Это действительно так. Но данная цифра является среднестатистической, она не учитывает стадийность заболевания. Есть более объективные показатели для нас, врачей, показывающие, правильно ли мы лечим пациентов. Это пятилетняя выживаемость при первых стадиях. Она достигает 80-90%. При выявлении заболевания в 4-й стадии выживаемость резко снижается – до 10-20%.   Так и получается, что средний показатель по всем локализациям – 50%.  Такова сегодня статистика, как в мире, в России, так и у нас в республике. 

 

Дорого. Для государства

– Лечение онкологических больных входит в разряд  бесплатного медицинского обслуживания? Сколько стоит в среднем лечение одного пациента? Есть проблемы с лекарствами?  На сколько процентов  удовлетворяются ваши заявки на медицинские препараты?

– Действительно, лечение онкологических больных в стационарах бесплатное. На лечение выделяются деньги по государственной программе. Если больной проходит лечение не стационарно, то для таких больных есть две льготы – федеральная и региональная. На данный момент федеральный бюджет обеспечивает медицинскими препаратами на 100%. Региональный чуть меньше, но правительство делает всё, чтобы компенсировать эту проблему притоком средств. По стоимости лечения – от 2 тысяч до 400 тысяч рублей на одного пациента. Если взять по курсам, то один курс химиотерапии стоит порядка 20 тысяч рублей. Более высокотехнологичные процедуры, например, радиологическое облучение,  соответственно выше по стоимости.

– В каких медицинских препаратах испытывает недостаток ваш диспансер?

– В нашем диспансере недостатка в лечебных препаратах нет. Единственно, случаются переходные ступеньки, когда больной идёт на одном препарате, потом он уезжает на лечение в другое медицинское учреждение, например институт, и там ему назначают препараты, не включённые в список обязательных. Тогда приходится подстраиваться и заказывать такие препараты для продолжения лечения.

 

«Провинциальность» нашей медицины

– Медицина как наука очень быстро развивается: препараты нового поколения, новые методики лечения. Доктора вашего диспансера как узнают о современных,  прорывных технологиях?     

– Каждый врач раз в 5 лет проходит курс повышения квалификации. Это обязательно. Подтверждение  диплома и категории возможно только после соответствующего обучения. То, что касается узких специалистов, то человек  целенаправленно отправляется на курсы или в институт для овладения той или иной современной методикой. И мы приглашаем  специалистов  из ведущих российских онкологических центров им. П.Герцена, Н. Блохина (Москва), института им. Н. Петрова из Питера. Они здесь, на месте, проводят обучение наших специалистов.

– Есть у вас в штате доктора, которые занимаются наукой?

– Мы работаем на «земле». Это физически очень сложно – быть практикующим врачом и вести научную работу.  Чрезвычайно высокая занятость и загруженность. Хотя свой кандидат наук  у нас есть –  Андрей Павлович Галин, заместитель главного врача по экспертизе. 

 

Наше общество ещё не настолько жестокосердно…

– У нас в городе есть хоспис и есть ли в нём необходимость? Есть ли у нас волонтёры,  эти бескорыстные помощники в беде и немощи?

–  Хосписа нет. Но данная проблема уже поднималась в конце прошлого года на совещании в правительстве республики. Думаю, что в республиканскую Стратегию развития до 2020 строительство хосписа включено. Потребность в нём есть.

Волонтёры…  Пока таких не встречал. В основном рядом с больными родственники. Из людей бескорыстных и сочувствующих, что здесь бывают,  – представители христианской религии. У нас есть молитвенная комната,  приходит батюшка…

– Среди ваших пациентов встречаются  «ненужные» люди»? Которых никто не навещает, никто не переживает и не заботится…

– Да, были случаи, когда у нас проходили лечение люди одинокие. В моей практике был пациент, недавно освободившийся из мест заключения. Вместе с социальными службами помогли ему с оформлением инвалидности, получением документов и с дальнейшим  устройством в жизни. Выход всегда есть, наше общество ещё не настолько жестокосердно… 

 

Эти клетки не из космоса

– Говорят, онкология, как и многие другие заболевания, помолодела. Согласитесь, что самое страшное при этом заболевании – запущенность. Ваши профессиональные советы, что надо делать, на что обратить внимание, чтобы как можно раньше обнаружить бессимптомное начало болезни? 

– Я бы не сказал, что онкология помолодела… Возрастные рамки сохраняются – в основном онкологические заболевания настигают людей в возрастном промежутке  60-70 лет. Встречается онкология и в 20 лет. С чем это связано? Единственную кардинальную причину серьёзного заболевания в столь юном возрасте однозначно определить невозможно. Возможно, наследственная предрасположенность, возможно,  нахождение в опасной среде, которая сработала «спусковым курком» образования опухоли. Это могут быть длительное пребывание в экологически загрязнённой среде, вредные производства.

Насчёт ранней диагностики… Тут надо знать, что опухолевые клетки – это не посторонняя инфекция, они изначально находятся в нашем организме, это наши собственные клетки. В определённый момент наша иммунная система даёт сбой, и они начинают бесконтрольно делиться и расти.

Существуют первичная и вторичная профилактика, как и для других болезней. Основой является ведение здорового образа жизни и повышенное внимание к себе. Если в семье, у родителей была онкология определённой локализации,  например, желудка, то риск развития у последующих поколений увеличивается, и необходимо хотя бы раз в год проходить обследование (профосмотры).

Хронические заболевания, будь то  хронический бронхит, гастрит, дерматит,  естественно,  надо лечить и наблюдать за ними.

Есть так называемый «синдром малых признаков»: беспричинная слабость и утомляемость, человек начинает худеть…  Этот синдром не является главным доказательством начинающегося онкозаболевания, он характерен для многих  других болезней. Но внимание на резкие изменения самочувствия  надо обратить, провести общее обследование и, если потребуется,  пройти специализированные обследования. 

 

Доверие – тоже  «лекарство»

– На разных медицинских форумах звучит такое выражение: «хорошо осведомлённый пациент». Это значит, что пациент осведомлён о прогнозах своего заболевания и, собрав всю свою волю, «работает» вместе с доктором на выздоровление. Так сказать, полное доверие, и, как ни странно, положительная динамика среди таких пациентов выше, чем среди отчаявшихся больных. Отчаяние и доверие –  эти «лекарства» действительно влияют на течение болезни?

– Моё мнение такое: лечением должен заниматься компетентный  специалист. Всё-таки осведомлённость и профессиональные, системные знания и опыт – разные вещи. Любой человек, конечно, имеет право знать о своём заболевании всё, в том числе и с помощью книг и Интернета. Но диктовать условия, как его лечить, несколько неуместно. Надо отдать предпочтение и доверие профессионалу, который руководствуется многими специфическими знаниями и практическим опытом.

Пессимисты и оптимисты? Люди так не делятся. В течение жизни люди могут меняться в силу каких-то причин, тех же болезней или горьких событий. Мы не делим больных на категории – оптимист-пессимист, хороший-плохой, богатый-бедный… Медицина – традиционная наука, которая должна помогать всем. Для нас ориентиром служит единственный показатель – качественный результат лечения.

 

Мракобесие неистребимо

– По-прежнему сильно в нас мракобесие. Узнав о диагнозе, многие  призывают на помощь экстрасенсов, биоэнергетиков, народных целителей, пилюли  «от всех болезней»… Благо, таковых нынче тьма.  Что скажете, из вашего личного опыта,  на этот счёт?

– К сожалению, и такое случается. Приходят к нам люди, предварительно «пробежав» по всем знахарям и экстрасенсам. Жаль, когда люди сами ограничивают все имеющиеся в цивилизованном мире возможности и пренебрегают медицинскими обследованиями. Нетрадиционные методы лечения не дают полной картины болезни, того, в какой стадии находится заболевание. С такими людьми просто нужно работать психологически, объясняя им, что необходимо использовать все доступные методы, в том числе и традиционные диагностики и методы лечения.

– В вашей практике были случаи чудесного исцеления? Например, страшная опухоль «рассасывалась» без следа?

– Да, у меня лично были такие случаи. Была у меня пациентка, которая пришла в очередной раз  для установления инвалидности. У неё была опухоль в III стадии. Обследование не показало и следа от опухоли… Чем это объяснить? В основе такого «чуда» – хорошо проведённое лечение. Многие заблуждаются, и, пройдя курсы химиотерапии, лучевой терапии,  операции,  если  по-прежнему чувствуют себя плохо, идут к знахарке, после визита к которой  у больного всё становится хорошо. Конечно, он «приписывает» результат тому последнему звену, забывая, что он прошёл весь курс традиционного лечения. Каждый человек в тяжёлые моменты жизни хочет видеть чудеса и верить в них.

Это даже хорошо, пусть человек верит в чудеса, пусть верит, что всё равно выздоровеет. Надежда никогда не должна покидать человека, и любой доктор должен ему в этом помочь. Стремление к жизни – один из факторов выздоровления даже при неблагоприятном прогнозе.

 

«Специальные человеческие люди»

– Мне  приходилось бывать в вашем диспансере, навещать родных и знакомых. Знаете, что удивило? У вас работает телефон! Не молчит и не занят, как в других медицинских учреждениях. И специалисты – от врачей до сестёр – удивительно вежливые и по-человечески отзывчивые. Где берёте таких «специальных» по высшему человеческому статусу людей?

– Да нет, «специальных» людей мы не набираем. Обычные специалисты после института, училища. Сейчас приток кадров уменьшился, но остаются только те, которые могут работать в этой тяжёлой профессии.

– Согласитесь, сейчас в медицине есть специалисты, которые…прохладноватые,  что ли, к страданиям…

– Те люди, которые работают в диспансере,  понимают, что перед ними стоит человек, который, возможно, обречён, но ему можно помочь, направив в правильное русло лечения, даже если такое лечение длится годами.

У нас небольшая текучка кадров. Нас не покидают люди в поисках другого, более комфортного места работы, разве что только переезжают в другой город по семейным обстоятельствам. Это касается и среднего персонала,  где очень тяжёлая работа…  Я очень благодарен  сотрудникам и согласен с вами,  что здесь работают люди, для которых человечность и профессия неотделимы.  

 Мечты профессиональные

– Помечтайте, чего бы из ноу-хау вам хотелось видеть в вашей клинике…

– Жизнь не стоит на месте, процесс развития цивилизации и обновления оборудования – процесс естественный. Мы работаем по 944 приказу, который регламентирует наличие определённой техники, мы к этому стремимся. Появляются в процессе работы федеральные и региональные программы, которые позволяют нам менять технику на более современную.

У меня мечты профессиональные. Мечтаю, чтобы клиника была идеальная. Я не мечтаю о каких-то особенных аппаратах и препаратах, я мечтаю о совершенной системе, когда весь комплекс (от оснащения, препаратов и специалистов) слаженно работает на оказание онкологической помощи.

Конечно, немаловажно объединение в единую компьютерную сеть всех медицинских учреждений, чтобы оперативно собрать всю необходимую  для лечения больного информацию. По программе модернизации, надеюсь, уже в этом году и наш диспансер обзаведётся специализированным компьютерным обеспечением. Вести наблюдение за больным дистанционно,  обмен информацией с коллегами по скайпу –  это уже и не мечта, скорее необходимый и естественный  уровень современной медицины.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments