Виктор Черкесов: «Власть должна быть сменяемой»

Бывший полпред не смог молчать до «почётного караула»

Автор:   
11:30. 25 ноября, 2011  
  
10

Во вторник в Сыктывкаре с рабочим визитом побывал полномочный представитель Президента России в Северо-Западном федеральном округе Николай Винниченко. Однокурсник Дмитрия Медведева. А незадолго до этого корреспондент «Красного знамени» побывал в Санкт-Петербурге, где состоялся «круглый стол» с экс-полпредом – Виктором Черкесовым, некогда бывшим соратником и сослуживцем Владимира Путина. Представляем нашим читателям выдержки из этой беседы, а также ответы Черкесова на вопросы, заданные лично нашим коррес-пондентом и касающиеся непосредственно Республики Коми.

 – Виктор Васильевич, а чем вы занимались последнее время? Простите, я не следила за вашей биографией.

 – Два года после ФСКН я трудился в Рособоронпоставки (Федеральном агентстве по поставкам вооружения, военной, специальной техники – Е.Ш.), а начиная с прошлого лета… думал и выбирал правильные решения. Одно из которых, уверен, выбрал правильно.

– Теперь, по крайней мере, понятно, почему вы прервали своё молчание…

– Я в принципе должен был молчать до почётного караула. Я в погонах с 23 лет, и там, где я служил (с 1975 г. – в органах госбезопасности; с 1992 г. – начальник УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области; с 1998 г. – первый заместитель директора ФСБ РФ – Е.Ш.), не принято говорить, кроме как на оперативном совещании.

Четыре года назад, в той статье (см. нашу справку), я попытался сформулировать те свои ощущения от происходящего и то, что может произойти. Так и вышло. Так что другого способа защитить свои взгляды и позиции, как перейти в публичную политику, я не нашёл. Думаю, что это не проблемы моей личной биографии, а отражение той ситуации, в которой находится наша страна и все мы, в ней живущие. Мы живём сегодня как будто в двух разных странах. Одна – та, которая у нас в телевизоре, а другая – в реальности. У нас многомиллионная бюрократия, и каждый снизу доверху кормится на той позиции, на которой он оказался. «Кормление» – термин, который раньше мы запоминали, читая историческую литературу, сегодня стал универсальным правилом для тех, кто управляет районом, городом, республикой или краем. И страной тоже.

Но есть и другая жизнь, и я, даже находясь на государственной службе, не выпадал из понимания того, что понимает и чувствует большинство. В последнее время это, увы, мало тревожит тех, кто управляет страной. Но так долго продолжаться не может. Это и привело меня, не так давно снявшего погоны, к тому, что я изменил своё профессиональное качество.

За последние годы сделано всё, чтобы обессмыслить орган законодательной власти. Сегодня иначе, как болтунами, депутатов никто не называет. Отражение их деятельности доведено до уровня передачи «Кривое зеркало».

Помните, Ельцин, когда была война между исполнительной властью и Верховным Советом, больной, после операции, отобравший ядерный чемоданчик у Черномырдина, еле стоит, но заявляет: «Я чувствую – у меня есть силы бороться с этой Думой». (Черкесов произносит эту фразу с характерной интонацией экс-президента – Е.Ш.).  Но так не бывает в цивилизованном государстве! Можно бороться с оппозиционными фракциями, с политиками, которые состязаются с тобой, занимая другие политические позиции, но с институтом власти бороться нельзя! Это разрушительно, не говоря уже о том, что неумно.

По Конституции, Дума – это орган представительной власти по защите интересов общества. Орган, обеспечивающий контроль за деятельностью исполнительной власти. Не удавка, а именно контроль, который не допустил бы того, что исполнительная власть сегодня – это труппа гастролёров, которые никак не могут уехать из города. Власть должна быть ответственной и сменяемой.

– Вы сейчас много ездите по стране и видите то, что, возможно, когда-то скрывали от вас – полпреда. Что удивляет вас больше всего?

– То, что нас окружает, я видел без всякого перерыва на должности. У меня мама живёт в спальном районе Петербурга. Так вот, как были ямы возле её подъезда, как стояли бабушки с ящиками прямо на асфальте, торгуя яблоками и варежками, так всё и стоит.  Так не должно быть!

Я был недавно в Карелии – там нет сейчас тех заводов, на которых я был полпредом. На Онежском тракторном заводе работали семь тысяч человек, а сегодня реально живы несколько цехов. Умирая, в прошлом году завод собрал 50 машин. В 80-е годы наша страна контролировала 80 процентов пушного рынка мира. 300 совхозов было по стране, сейчас – 29. И это картинка, которую можно наложить на другие сферы экономики. И ведь наша разруха и нищета – это не нищета бездельников, пьяниц или больных людей…

– Не кажется ли вам, что институт полпредства сегодня уже не актуален?

– Главная цель создания института полпредства была политическая. На первый план была поставлена задача обеспечения федерализации. В конце 90-х у нас настолько разорвали федеральную власть по местам, настолько все «окуклилось» и было оформлено конституционно, когда уставы и конституции субъектов предусматривали массу полномочий, а центр был слаб… Нужно было связать заново страну. К сожалению, сейчас её связали уже по рукам и ногам… Мы тогда решали задачу: обеспечить равные возможности для всех регионов, а не только там, где есть «труба», как в НАО.

Когда было принято решение об отмене выборов губернаторов в принципе, институт полпредов потерял то особое качество, которое приобрёл при своём создании. Природа происхождения власти на уровне полпреда и на уровне губернатора теперь  одна и та же. Оба они назначаются Кремлём, соответственно поле, на котором работают полпред и губернатор, в равной степени делится. Сегодня, мне кажется, этот институт сохраняют уже просто в силу инерции. Он уже некое виртуальное облако. Есть законы политического жанра, и нужно, чтобы президентский цикл завершился. Я не исключаю, что уже в следующем цикле – весной 2012 года – этот институт отменят.

– Виктор Васильевич, вы же были близко знакомы с Путиным. Вы не пытались донести до него свои мысли?

– Доносил я до него свои мысли, потому здесь и сижу. Всё, что можно было сделать, пользуясь ресурсом давних личных отношений и моих государственных позиций, я использовал, в моём представлении, в максимально возможном масштабе. Я 20 лет был в компартии, вступил в неё молодым человеком, мне был 21 год. Партбилет с учётной карточкой до сих пор лежит у меня дома. Мне его выдали в парткоме управления КГБ, когда в 1991 г. был введён запрет на партийность тех, кто находится на военной службе. Я партбилет взял, никаких демонстрационных акций с ним не совершал, с тех пор ни в одну партию  не входил.

– Вы могли бы сделать прогноз будущих выборов?

– Угадывать не берусь, но хочу напомнить, что, по прогнозам, да и по здравому политическому смыслу, сценарий может быть такой: монополия одной партии должна быть разрушена. Это необходимо, потому что монополия вредна и сегодняшним «обладателям контрольного пакета», и всей стране. Должны прийти новые люди. И их, других людей, достаточно. 

– Какие черты характера вам не нравятся, какие книги читаете?..

– Я происхожу из госбезопасности, именно поэтому про себя много и не расскажу. Ну, нет у меня такой внутренней потребности. В силу своей профессии я привык и могу общаться с разными людьми. Подлость человеческая противна каждому, тут я ничего нового не открою. Жадность, слабость… Стараюсь таких людей избегать. Очень люблю читать. Считаю, что русская литература не умерла. Напротив даже, вновь расцветает. Чем сложнее жизнь, тем сильнее творческие люди могут реализоваться. У нас есть сильные молодые авторы и есть два классика, которые при всех их причудах уже останутся надолго: это Сорокин и Пелевин. Со всеми эпатажными вещами и того, и другого – это удивительная литература, которой раньше у нас не было. В Питере живёт автор, который пишет по-русски, а по национальности чеченец – Герман Садулаев. Если хочешь понять, что такое Кавказ, стоит прочесть его книги. Он пишет на хорошем литературном языке, очень талантливо.

– Какой закон вы предложили бы принять новой Думе в первую очередь?

– Я считаю, что им должен стать закон о парламентском контроле. Проект такого закона с начала года уже лежит в Думе, но до сих пор не рассмотрен. Это базовая вещь, чтобы у парламента прорезался не только голос, но и возникли необходимые полномочия. Как только появляются закреплённые, правильно расписанные полномочия Госдумы на контроль за деятельностью исполнительной власти, так возникает прямая ответственность власти и прямая зависимость от граждан.

– На каком счету у вас была Республика Коми в вашу бытность полпредом?

– На хорошем. Это регион, где была сильная экономика…

– Вы приезжали, когда у нас Главой был Спиридонов.

– Да, а в самом конце моего полпредства появился Торлопов.

– И что, наш регион не доставлял никаких проблем?

– У вас были проблемы с республиканским законодательством, там надо было править несколько крупных фрагментов в Конституции и некоторых других документах о соотношении полномочий с федеральным центром. Были проблемы, связанные с ситуацией в Воркуте и переселением людей из закрывающихся шахтёрских посёлков.

– А на каком счету была Коми, когда вы были председателем Госнаркоконтроля?

– Начальником управления наркоконтроля по Коми был Ярослав Григорьевич Карташевич, очень сильный руководитель, которого, кстати, я убедил в том, что нужно взяться за эту работу. Он служил в Петербурге, был здесь на хорошем счету и занимался важными делами. Но в Коми была непростая обстановка и должен был появиться кризисный руководитель, который мог серьёзно поправить ситуацию. Наркобизнес – это система. Он приходит туда, где есть спрос. Поэтому самые сложные регионы это, как правило, не депрессивные, а как раз те, где уровень жизни повыше, где есть свободные деньги. Среди таких территорий была и Коми.

– Скорее всего, Усинск – нефтяная столица…

– Да, и за те пять лет, что я был директором ФСНК, было сделано немало: показатели по Коми очень динамично росли. Обстановка реально стабилизировалась. Я чувствовал этот регион, знал, что люди подобрались сильные, высококвалифицированные, так что сомнений в том, справятся или нет, у меня в отношении них никогда не было.

– Имя Рахим Азимов вам знакомо?

– Да, конечно. Это же член Совета Федерации от Республики Коми.

– Да, был недолгое время…

– …и какое-то время он работал в ФСНК, в структурах нашего ведомства, в организационном департаменте.

– А сейчас он где, не знаете?

– Я не знаю. Я как-то потерял его из виду… (Экс-сенатор работает нынче в Представительстве правительства Самарской области при Правительстве РФ в качестве заместителя руководителя. Входил в список кандидатов для участия в общенародном праймериз в составе региональной группы по выборам в Госдуму. – Е.Ш.)

– Эта фигура довольно неоднозначно воспринималась в республике… (Экс-председатель подкомитета Комитета по безопасности Госдумы РФ прошлого созыва Виктор Илюхин обращался к полпреду Черкесову с письмом, в котором указывал на некорректное поведение сенатора Р. Азимова и высказывал предположение о том, что Азимов якобы был связан «с организацией транзита наркосодержащих веществ из Средней Азии в ряд регионов России». Азимов подал в суд и выиграл его. Замоскворецкий суд Москвы обязал Илюхина и одно из интернет-изданий выплатить нашему  сенатору в качестве моральной компенсации шесть тысяч рублей. –  Е.Ш.

– Я слышал об этом, но не могу ничего сказать, потому что я реально давно его не видел и след его потерялся.

– Не планируете приехать в Коми в ближайшее время?

– Вы знаете, я думаю, всё впереди…

Наша справка

Виктор Черкесов – первый полпред Президента РФ по СЗФО с 2000 года.

В 2003 году на этом посту его сменила Валентина Матвиенко, а Черкесов, по Указу Президента РФ, возглавил Госнаркоконтроль (позже переименованный в Федеральную службу РФ по контролю за оборотом наркотиков и далее – Государственный антинаркотический комитет). В 2007 году в газете «Коммерсант» вышла статья Черкесова «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев», в которой  он заявил о наличии конфликта между российскими силовыми ведомствами. После этого В. Путин отправил бывшего коллегу по службе в ФСБ в отставку, посчитав, что «сор из избы выносить нельзя».

Поделиться в соцсетях

guest
10 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Полковник
Полковник
25.11.2011 14:45

Че то не так уж много сказал… Или не напечатали?

Аноним
Аноним
25.11.2011 15:36

Не то, что немного …вообще ничего ..старая школа ..чекист..)

Суранов
Суранов
25.11.2011 16:35

Виталий “Полковник” Петрович, с днем рождения! Даёшь генерала!

Шахов
Шахов
25.11.2011 16:42

Убери фотку с девочкой под колесами. Все прощу.

Вован
Вован
25.11.2011 17:50

Черкесов идет 8-м номером в федеральном списке от КПРРФ. А кто видел знакомые фамилии в федеральных списках других партий? В списке ЕР, кстати, только ДАМ. Прям по Пелевину – Чапаев и пустота”…

Крах
Крах
25.11.2011 19:37

Спасибо, хоть что-то сказал (достаточно чтобы не выпасть из списка кандидатов от КПРФ)

алекс-1
алекс-1
26.11.2011 00:21

как отставка так и правду говорят

Аноним
Аноним
26.11.2011 19:49

ииии

Вован
Вован
27.11.2011 21:22

Читайте справку, алекс-1. В случае с Черкесовым все было наоборот: как сказал человек правду, так его в отставку и отправили.

просто Мария
просто Мария
29.11.2011 15:30

Впервые прочитала интервью чиновника – такое прямое, честное и смелое интересное. Ни грамма воды – все по делу.
Если в нашей стране есть такие грамотные управленцы с головой на плечах и живым сердцем, не все еще потеряно.