Ольга Сосновская: «Ещё несколько таких лет, и театр оперы и балета можно закрывать»

Прима рассказала, что она не всегда может понять, что за музыка звучит на родной сцене

Автор:   
16:10. 30 июня, 2011  
  
3

Как уже писала газета «Красное знамя», на прошлой неделе на сцене республиканской филармонии с аншлагом прошёл концерт Ольги Сосновской и Алексея Моисеенко. С певицей, известной в республике и далеко за её пределами, пообщался корреспондент «Красного знамени». Прима, которая уже давно не нуждается в особом представлении, рассказала о деньгах и дружбе, о мужчинах и звёздах, а также об особенностях республиканского театра.  

– Ольга Александровна, расскажите о своём педагоге.

– Вокалу меня учил потрясающий человек, педагог с большой буквы Сергей Павлович Марков. К нему в Училище искусств начинающие вокалисты приезжали со всех концов нашей страны. Например, его школу прошли наши земляки, а ныне солисты Мариинского тетра – Владимир Ванеев и Николай Путилин. В нашем театре работают его выпускники –  Михаил Журков и Тамара Савченко. Учеников школы Маркова знающие люди отличают сразу.

– Какими качествами должен обладать педагог с большой буквы?

– В первую очередь, педагог по вокалу должен иметь очень хороший слух. Преподавание вокала – дело субъективное: очень важно не просто слышать, но и знать, как исправить тот или иной недостаток. Поющий человек – это не скрипка или фортепиано, его нельзя настроить простым движением рук.

Сергей Павлович был очень строгий. Если ты не выучил слова или вокальную строчку, он мог вышвырнуть твои ноты в коридор. Он очень строго следил за тем, как мы проводим свободное от учёбы время. Я подрабатывала певицей в ресторане Эжвы. Когда в училище об этом узнали, тут же вызвали к директору: будущим оперным артистам не подобало выступать с микрофоном. Пришлось устроиться в буфет училища посудомойщицей. Эта должность стала первой записью в моей трудовой книжке.

– Для оперного певца мытьё посуды – более благородное занятие, чем пение в ресторане…

– Да, в первом случае голос не портится (смеётся).

Мужчина должен быть умнее

– С учителями понятно. А что больше всего цените в мужчинах?

– Ценю ум, образованность и чувство юмора. Ненавижу хамство, неуважение к женщине. Мне кажется, что женщина должна быть поднята на пьедестал, а мужчина должен ею восхищаться. При всех женских глупостях мужчина должен быть умнее: даже если женщина не права, повернуть дело так, чтобы тяжесть неправоты легла в итоге на него. Приведу свой личный пример. Если случаются ссоры с супругом, он купит розочку или какую-нибудь безделушку, подойдёт первым, и моя обида проходит.

– В продолжение темы мужчин. В 2001 году в Санкт-Петербурге вы работали с дирижёром Мариинского театра Валерием Гергиевым. Каково это – работать с мировыми знаменитостями?

– Тогда в Питере в честь 80-летия государственности Коми проходили совместные концерты оперных солистов нашего театра и Мариинки. Рядом с такими личностями, как Гергиев, конечно, испытываешь волнение и даже страх. Но работать с ним было очень удобно. Оркестр Мариинского театра играет так, что мурашки бегают по коже. Такие оркестры нужно слушать только живьём.

– Как звёзды столичных театров относятся к артистам из регионов?

– Артисты всегда равны, если они работают на высоком уровне. Известность города и театра значения не имеют. Нужно просто хорошо петь. На тех совместных концертах наш театр представляли потрясающие артисты: Алексей Моисеенко, Эдуард Цанга, Дамир Басыров, Елена Лагода, Альфия Коротаева. Мало в каком региональном театре можно было найти такой состав оперных певцов.

От постановок нашего театра хочется плакать

– И зрителям, и артистам очевидно, что последние несколько лет театр медленно, но верно сдаёт свои позиции. Последний фестиваль «Сыктывкарса тулыс»  без единой премьеры снова это подтвердил. Кто виноват и что делать?

– Правительству пора повернуться в нашу сторону: нужно понять, что не хлебом единым сыт человек. Ценность республики не только в нефти, газе, лесе, но и в культуре. При таком отношении к ней мы скоро можем её потерять: работать за такую мизерную зарплату просто невозможно. Некоторые наши солисты, в том числе ведущие, вынуждены чуть ли не убирать подъезды. Это уже давно не секрет.

Мне легче об этом говорить, поскольку я не живу на зарплату от театра. Хотя она, по сравнению с теми «смешными» суммами, которые получают другие артисты, кажется неплохой. Ведь я на контракте и получаю ещё проценты за звание. Я, как принято говорить, «раскрученная», поэтому удаётся находить способы заработать.

– Что ещё нужно артисту, помимо достойной материальной базы?

– Нужно творчество, в нашем театре для этого мало условий. Уже который год не пополняется оркестр. Иногда на родной сцене я не узнаю музыку, поскольку нет нужных инструментов. Некому играть на арфе, гобое. Артисты оркестра, хора и солисты стареют, а заменить их некем. Ведь в нашем регионе нет высшего музыкального учебного заведения. Сыктывкар – не Москва, не Питер и не Пермь, где в оркестры театров выпускники музыкальных вузов в очереди выстраиваются. Доходит до того, что дирижёры предупреждают певцов: вы сильно не затягивайте – наш оркестр не справится.

– Лев Толстой писал: «Многое нужно для искусства, но главное – огонь». Что, по-вашему, ещё нужно для искусства?

– Нужен тот, кто подбрасывал бы щепки в этот огонь. Российская нация такова, что огонь не потухнет. Но хочется поддержки, особенно в нашем театре оперы и балета. Мне кажется, что ещё несколько таких лет – и театр можно закрывать. В этом плане у меня пессимистическое настроение. В театре нет ни одного режиссёра, ни главного, ни очередного, нет художественного руководителя. Только за этот сезон уволились трое солистов. Все ищут, где лучше.

– В последние годы у меня, как у зрителя, складывается впечатление, что в театре оперы и балета меня не уважают. Почему так происходит?

– Я скажу больше: слава богу, что зрители ещё ходят! Бывают такие некачественные постановки, что хочется плакать. Из-за недостатка кадров партии в операх или опереттах часто исполняют артисты хора. Или один артист выходит сразу в трёх ролях в одном спектакле. Естественно, это не лучшим образом сказывается на качестве.

– Вообразим ситуацию: с завтрашнего дня все артисты театра будут получать достойную зарплату. Они тут же начнут работать лучше?

– Я думаю, что произойдёт именно так. Как сейчас? Артисты оперы и балета, солисты оркестра и хора подрабатывают в разных учреждениях, чтобы выжить. С утра они сбегали на работу в гимназию искусств, затем на основную работу в театр, после обеда помчались в колледж искусств, в итоге к вечернему спектаклю или репетиции они не в состоянии отработать качественно. Я сама порой не успеваю вовремя выучить текст, перед спектаклем поработать с нотами, часто опаздываю, потому что всё время спешу куда-нибудь (в филармонию, в гимназию или на занятия в колледж искусств). В колледже я работаю иллюстратором. Если просто пояснить: на мне пианисты отрабатывают навыки аккомпанирования солисту. Там платят смешные деньги – две тысячи рублей в месяц.

– Зачем вам это?

– Мне интересна любая работа, связанная с музыкой. Благодаря занятиям в колледже я пополняю свой репертуар. В Москве или в Питере певец должен заплатить немалые деньги за урок с концертмейстером. Я трудоголик, потому стараюсь с максимальной пользой для творчества использовать каждую минуту.

 

О сложностях дружбы в театре и жизни

– Талантов в России много. Но далеко не всем из них хватит места на сцене. За исключением крупных городов театры нашей страны мало что могут предложить талантливым вокалистам. Что думаете по этому поводу?

– Если есть талант, он пробьётся, его обязательно заметят. Российские артисты пользуются большим успехом в театрах Европы, уезжают работать туда, к сожалению, для нашей страны. Наши вокалисты, помимо прекрасных голосов, обладают особым качеством: могут работать в любых условиях – и в мороз, и в жару. Если бы Паваротти приехал к нам в Коми в сорокаградусный мороз, не знаю, как бы он спел (смеётся).

Есть такое выражение: слагаемые успеха – один процент таланта плюс девяносто девять процентов труда. Очень многое зависит от какой-то встречи. Если бы я не встретила в училище Сергея Павловича Маркова, может быть, не стала бы вокалисткой. Хотя говорят: «От судьбы не уйдёшь…»

– Каковы ваши правила взаимоотношений с партнёрами по сцене – держите дистанцию или допускаете дружбу?

– Дружить в театре сложно. У меня мало друзей в театре, причём они не из числа солистов-вокалистов. На сцене нужно забывать о своих личных симпатиях или антипатиях. Вспоминается фраза бывшего режиссёра-постановщика нашего театра Сергея Сушенцева: «Они дружат? Сейчас я их назначу на одну роль – они моментально раздружатся». В этом есть доля правды, потому что конкуренция между артистами в любом случае есть.

– Работу с каким партнёром по сцене цените больше всего?

Люблю работать с Михаилом Журковым. Он прекрасный артист и певец. С Александром Байроном. С ним было очень комфортно работать. В основном мы играли в любовных сюжетах, на сцене я его любила до слёз. В жизни мы были просто хорошими друзьями.

– Знаменитым людям дружить сложно: окружающих, как правило, привлекают известность, деньги, связи. Как удаётся дружить? 

– Специального рецепта, конечно, нет. Люди неискренние постепенно выпадают из окружения. Я считаю, что друг познаётся не столько в беде, сколько в радости. Зависти очень много, к сожалению. Я стараюсь не обращать внимания не злопыхателей, радуюсь жизни. Главное быть честным перед своей совестью, не предавать родных людей и близких друзей. Мне важно, что они думают обо мне.

Когда б имел златые горы…

– Конкурс юных вокалистов на приз Ольги Сосновской, который вы проводите с 1993 года, активно поддерживают спонсоры. С чего нужно начать разговор с ними, чтобы дали денег?

– Главное – не нужно начинать со слова «дайте». Нужно говорить о том, чем спонсору будет выгодна поддержка мероприятия. Немало спонсоров, которые поддерживают наш конкурс много лет, мы стали уже друзьями.

Очень важно доверие: мы никогда не подводим наших партнёров. Такая работа даёт свои результаты. Одна из нефтяных компаний заключила с нами долгосрочный договор о постоянной поддержке последующих конкурсов. Мы уже доросли до такого уровня, когда не приходится бегать за бизнесом: он сам предлагает партнёрство. Это дорогого стоит.

– Конкурсов для талантливых детей в Коми немало. Почему спонсоры помогают именно вам?

– Предложений вкладывать в детей действительно много. Но перед компанией всегда стоит вопрос: куда вкладывать и каким будет результат? Наш конкурс уже может гордиться тем, какое количество его лауреатов учится в консерваториях и работает в театрах.

Но это благополучное положение обманчиво. При организации конкурса нет золотого потока, я не купаюсь в деньгах, как часто об этом пишут. Тем, кто утверждат, что организаторы конкурса кладут деньги в свой карман, могу сказать: мы больше достаём из своего кармана. Судить проще всего. Сначала попробуйте сделать, а потом посмотрим.

О музыкальных и кулинарных пристрастиях

– Вы бывали в разных странах Европы. В чём разница в жизни артиста там и здесь?

– В нашей стране постоянно нужно с чем-то бороться, доказывать. Например, в Норвегии (в эту страну я влюбилась сразу) ты чувствуешь свою важность. Там легко работать, потому что каждый профессионально выполняет свои обязанности. Здесь приходится преодолевать столько препятствий, дабы что-то сдвинуть с мёртвой точки!

– Было желание переехать?

– Нет. Поработать там временно – с удовольствием. Где родился – там и пригодился. И потом, тех искренних и добрых взаимоотношений, которые существуют между нашими людьми, за границей нет.

– Как проводите свободное время?

– Люблю ходить в горы. Пристрастилась к таким прогулкам в Норвегии. Люблю отдохнуть на даче с шашлыками. Люблю собираться с друзьями и родными, чтобы посмотреть кино (предпочитаю французские комедии). Телевизор смотрю крайне редко. Если честно, терпеть его не могу: он завлекает так, что на простое человеческое общение не остаётся времени.

– Какую музыку слушаете, кроме классической?

– Разную. Люблю Таисию Повалий, Александра Пономарёва. Наверное, отчасти потому, что у нас с ними общие украинские корни. Слушаю Николая Баскова, его практически не известные эстрадные композиции. Он замечательно поёт украинские песни, не удивительно, что в этой стране ему присвоили звание народного артиста. Классическую музыку в его исполнении слушать не могу (смеётся).

Поделиться в соцсетях

guest
3 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Соня
Соня
01.07.2011 06:44

Автору =- все эти ремарки: “смеется”, “удивляется” , “ковыряется в носу” – “Краснеет – полный дебилизм. Где Вас писать учили, автор? Это непрофессионально и сильно отдает тухлятиной советского периода.

театралка
театралка
01.07.2011 16:16

на ромашке не гадать – загибается театр и дальше будет хуже, если не появятся новые люди, идеи и хоть какое-то движение
Вся надежда на Драмтеатр. А то совсем никакой культурной жизни в городе, одни пивные кафешки:(

чушканзи
чушканзи
19.07.2011 18:06

Ольга Сосновская предпочитает работать не ради денег.
=======================================================
Хороший юмор.