Григорий Шведов: «Мы задаём неудобные вопросы»

Главред интернет-ресурса «Кавказский узел» побывал в Сыктывкаре

Автор:   
15:53. 6 мая, 2011  
  
1

Правозащитники Коми совместно с йошкар-олинской организаций «Человек и Закон» провели межрегиональную конференцию. В числе многих интересных персон в ней принял участие член правления Международного Мемориала, главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» информационного агентства МЕМО.РУ Григорий Шведов. Корреспонденту «Красного знамени» удалось с ним побеседовать.

– Григорий, кто вы по образованию?

– Филолог и историк. Учился на экспериментальном историко-филологическом факультете Российского государственного гуманитарного университета. Анализ текста — моя ключевая компетенция.

– Как давно было создано интернет-СМИ «Кавказский узел»?

– Более десяти лет назад. В течение 2000 года мы вели работу по организации сайта, а с 2001-го публикуем материалы. Когда задумали сайт, ещё не планировали делать средство массовой информации, но очень скоро поняли, что нужно двигаться в сторону СМИ. Выбор региона, Кавказа, был сделан на самом начальном этапе. Сначала шли в узкоправозащитном направлении, было меньше жанров, меньше материалов, позже стали работать с широким кругом тем и форматов – фото, видео, комментариями.

– Почему именно Кавказ?

– Идея и проект выросли из общества «Мемориал», которое работает на Кавказе с 90-х годов. Как правило, широкой общественности предлагается односторонняя информация о правонарушениях: в Карабахе, Южной Осетии, Чечне… Хотелось показать разные стороны. Кавказ был избран отчасти в связи с работой «Мемориала», отчасти в связи с интересом конкретных людей. Но сама модель, на мой взгляд, абсолютно применима и для Северо-Запада, и для Дальнего Востока. Такой межрегиональный «узел» востребован и в других регионах.

– Кто автор бренда «Кавказский узел»? Какая идеология стоит за ним?

– Одного отца или матери назвать не могу. Процесс обсуждения был коллективным, подготовка документов заняла год. Уже тогда, задолго до отпозиционировавшего своё новаторство издания Slon.ru, «Кавказский узел» избрал стратегию работы без центрального офиса, newsroom, на основе усилий распределённой по разным городам и странам команды.

Что касается идеологии, с одной стороны, «узел» – очень подходящий термин для Интернета, с другой стороны, это hub. Ведь Кавказ — это транспортный узел, транспортные коридоры, некоторые из которых перекрыты, другие, напротив, очень эффективно работают. И, конечно, это ещё узел проблем. Только я думаю, что мы ушли от восприятия проблем как гордиева узла, который необходимо разрубать. Узел проблем — это не повод рубить с плеча или «мочить в сортире». В проблемах надо разбираться, конфликтные узлы — развязывать.

– Какие материалы публикуются в издании?

– В первую очередь мы – новостное СМИ и освещаем обширный набор тем. У нас нет табу, мы не принадлежим к каким-то финансово-олигархическим или политическим группам, которые ограничивают. Так называемого блок-листа у нас нет. Сама идея «Кавказского узла» заключается в том, чтобы, в первую очередь, предлагать читателю определённый формат, в рамках которого заседания комиссий, правительства, депутатов, любых других чиновников – всего того, что мы можем увидеть по российскому телевидению, – не являются новостным поводом. Так же как и высказывание не является основанием для того, чтобы делать из него новостной материал без какого-то особо сверхсущественного значения, стоящего за этим высказыванием. Это имеет отношение не только к заседаниям чиновников, но и к заседаниям правозащитников и любых других общественниках. Сама идея — нужно сообщать не о мероприятиях, которые проводятся, а о людях, которые живут в этом регионе. Очень мало пишут не об известных людях, а непосредственно тех, на кого направлена работа. И вот эти неизвестные лица и имена стали появляться на «Кавказском узле». По мере развития технологий мы стали подключать новые медиа, для того чтобы эти люди сами могли писать. Сейчас ценной информации больше поступает не от наших журналистов, а от людей, которые пишут комментарии на статьи. Многие из них обретают своё лицо, не в прямом смысле, публикуя свою фотографию и фамилию, но публикуя общественно значимую информацию. Таким образом их голос обретает звучание, становится услышанным. Но нет здесь и дискриминации, также своё лицо обретает и чиновник, правозащитник, политик. Просто особое место — никому не известному простому человеку. Важно заполучить его мнение и озвучить.

– Не так давно вы ввели СМС-сообщения. Обратная связь стала эффективнее?

– Да, так мы получили возможность вовлечь людей, живущих в отдалённых районах. С одной стороны, ввели мобильную версию для тех, кто пользуется мобильным Интернетом, даже назвали её лёгкой версией, чтобы для большого количества людей, сидящих на низкоскоростном Интернете, продекларировать возможность её использования, а с другой стороны, для того, чтобы людям, которые вообще не имеют Интернета, дать возможность публиковать информацию через СМС-сообщения. То есть это не просто вопрос доступа к данным — это вопрос публикации данных. Всё-таки Кавказ — территория грубых правонарушений: пыток, убийств, которые, к сожалению, происходят часто, а люди ограничены в возможности сообщить о своих реальных проблемах в связи с деятельностью правоохранительных органов, поэтому интернет-сервис призван давать возможность человеку, имеющему сотовый телефон, передавать информацию для быстрой публикации. Есть также у нас и специальная форма, облегчающая публикацию материала уже не в формате комментария, а в формате новостного сообщения.

– Какие проекты издания вы могли бы отметить?

– Мы разработали уникальный проект с Гидрометцентром России. Насколько я знаю, это единственный в мире интерактивный прогноз, ориентированный на аудиторию, которая не только читает сводки, но и может сообщить, насколько метеорологи наврали. Кавказ — регион природных стихий и катаклизмов, люди гибнут в горах, при разливах рек, иногда потому, что просто не знали, будет ли снегопад, потому что прогноз был неточным. Проект позволяет вносить более точные данные, которые аккумулируются на «Кавказском узле», обрабатываются, проверяются и передаются в Гидрометцентр России, который на их основе корректирует свои формулы расчёта. В итоге — более точные прогнозы, которые могут спасти жизни. Мне в Москве не так важно знать про гололёд, но тем, кто ездит через Рокский тоннель в Южную Осетию, Гимринский тоннель в Дагестане, по горным дорогам, на местах постоянных разливов рек должны знать всё о температуре и осадках.

Сервис работает для того, чтобы сделать жизнь лучше.

– Вы сказали, что у «Кавказского узла» большой круг читателей. Насколько?

– Весь смысл в динамике. И, наверное, сегодня она больше, чему у любого другого российского правозащитноориентированного ресурса. Порядка двух миллионов прочтений имеем ежемесячно, порядка 330-350 тысяч – уникальных. Но это не такие уж невероятно большие цифры, особенно, если сравнивать с новостными ресурсами. Мы всё-таки не типичный новостной ресурс, у нас есть своя специфика, для которой упомянутые цифры — большой круг читателей. Хотя цифры мало дают понимания о нашей аудитории. Мы являемся партнёрами BBC (би-би-си), материалы в сотрудничестве с этой всемирной службой делаются на регулярной основе и публикуются одновременно нами и на ВВС. Конечно, аудитория «Кавказского узла» никогда не будет сравнима с аудиторией ВВС, однако количество прочтений наших материалов на ВВС определяет аудиторию.

Другой наш партнёр — Газета.Ru. С ней делаем серию глубинных многочасовых интервью с главами регионов. На днях вышло интервью с уполномоченным представителем Президента и одновременно замом Путина Александром Хлопониным. Был на удивление откровенный разговор. И опять же, в рамках этого проекта краткие версии интервью публикуются одновременно на «Кавказском узле» и на Газета.Ру, очевидно круг читаталей последней много больше. Совместный проект мы делаем и с «Эхо Москвы», число читателей их сайта выводит их в лидеры российского Интернета.

Мы транслируем наши материалы в социальные сети, и порой они гораздо больше читаются в социальных сетях, нежели на «Кавказском узле». Таким образом наша аудитория складывается не только из того, что ты можешь посчитать, но и из того, что ты посчитать не можешь. За квартал — более 650 цитирований наших материалов СМИ, в том числе крупнейшими мировыми изданиями, агентствами. Больше всего нас цитируют «Рейтерc», «Франспресс», «Блумберг», регулярно ссылается на нас «Нью-Йорк таймс». Наряду со СМИ цитируют и блогеры — более 3000 раз за тот же квартал.

В январе этого года мы впервые вторглись в рейтинг лидеров российских интернет-изданий, наиболее часто цитируемых на телевидении. А ведь «Кавказский узел» пишет на темы, которые не слишком часто освещаются на нашем ТВ, предлагает независимый взгляд с Кавказа, попытку разобраться в ситуации, а не транслировать пропагандистское клише, как это делают другие СМИ, называя подозреваемых убийцами, террористами, бандитами.

– Постоянные авторы «Кавказского узла» — кто они?

– Вопрос авторства — один из интересных вопросов современного Интернета. Максимально дисперсно они у нас сейчас расположены, и это в большей мере не наши сотрудники. Как я уже говорил, мы долго шли к тому, чтобы авторами становились не только профессиональные журналисты. И помимо популярных блогеров, от научных работников до правозащитников, есть гигантская армия местных жителей и людей, живущих за пределами Кавказа, которые являются авторами сообщений. Конечно, это не журналистика — то, что они пишут, но это часто крик души, откровенная информация. Мы проводим для них конкурсы, рейтингуя комментарии, даём призы, которые призваны помочь не только писать тексты, но и делать видео. Кстати, публикуем критерии, по которым отбираем лучшие комментарии: наличие фактов, аргументов, чёткой позиции, оспаривания чужого мнения…

Поддерживаем тех, кто не просто пишет комментарии, а указывает на конкретные факты коррупции и правонарушений. Имея эти данные, наши журналисты идут и задают неудобные вопросы представителям власти, а мы потом указываем, что данная статья была написана по мотивам того или иного комментария. Бывает, правоохранители сообщают, что они уничтожили террориста, ехавшего совершать подрыв, а потом появляется комментарий, что был убит молодой человек, который ехал на собственную свадьбу. Начинаем собственное расследование, из этого вырастает целая большая история, люди выходят на митинг, мы делаем тексты, фотосъёмки, видео, и всё это – из коротенького комментария. Или, допустим, результаты проверки злоупотреблений в детском доме. Назначили виноватого — заведующую, которая якобы всё украла. И начинают писать воспитанники этого детского дома. «Мы не знаем бухгалтерии, но мы знаем эту женщину, она не занимается хозяйственными вопросами…» Таким образом поступает заказ на журналистское расследование, и становится ясно, что её, скорее всего, хотели сделать стрелочником. Выясняется, что есть другие люди, которые и организовали это хищение. Таким образом, читатели становятся не только авторами, но держателями, владельцами «Кавказского узла»

– Делаете ли другие издания, помимо «Кавказского узла»?

– Да. Например, газету, ориентированную на совершенно другую аудиторию. Информагентство МЕМО.РУ ведёт разные проекты, как медийные, так и связанные с изменением общественного мнения. В рамках последних меня и пригласили в Сыктывкар. Миссия нашей организации — работа с обычным человеком, с average россиянином, а не только с интеллектуальной элитой. Если какие-то изменения будут в нашей стране происходить, то, на наш взгляд, это случится с изменением людей, а не со сменой верхушки власти. В России дело не в лидерах, а в людях, в их участии, неравнодушии, гражданской активности. Всё измеряется в простых вещах — и я вижу это по «Кавказскому узлу». Человек выделят несколько секунд своего времени и пишет смс, сообщает о том, что его соседа режут. Он боится идти защищать соседа, но может написать СМС-сообщение. Молодые люди много времени проводят в фейсбуке, твиттере, дело секунд — и они пишут нам о чём-то важном. Это личное участие в жизни общества конкретного человека.

– «Кавказский узел» работает в круглосуточном режиме?

– В этом смысл нашей работы, мы уже не можем быть недоступны, даже в праздники, что отличает нас от Газета.Ру. Часть нашей аудитории, живущая на Кавказе и в Южном Федеральном Округе должна иметь возможность на нас рассчитывать. В праздник или ночью, всегда. А те, кто не живёт в регионе, должны понимать — их интерес к Кавказу мы удовлетворим наиболее полно, именно потому, что мы работаем круглосуточно и без выходных.

– Как работает модератор?

– У нас нет премодерации, этим мы отличаемся от ВВС. Комментарии вычитываем в режиме реального времени.

– Часто пытаются «пробиться» экстремисты?

– Да, но это тоже вопрос особый. У нас есть свой этический кодекс, и мы серьёзно подходим к необходимости редактирования контента, в том числе оставляя по максимуму. Всегда указываем, что этот комментарий был отредактирован по той или иной причине. Очень серьёзно работаем с аудиторией, чтобы дать человеку понять, что он свои взгляды может изложить другим образом, и тогда информация будет опубликована. Есть то, что недопустимо в рамках российского законодательства, но этический кодекс ещё более строгий.

– Недоброжелателей у вас, по всей видимости, предостаточно…

– Пока живы. Это, конечно, вопрос тех людей, которые пользуются любыми возможностями, чтобы затыкать рот. В правозащитном сообществе, к сожалению, есть такая болезнь, как демонизация власти. Когда мы поняли, что во властных коридорах разных регионов и областей о нас говорят плохо, считают чуть ли ни экстремистами и ставят в один ряд с «Кавказцентром» – сайтом, который поддерживает террористов, стали напрямую ездить к главам регионов. Вы понимаете, что глава кавказского региона — это не глава обычной российской губернии. Там есть своя специфика, глава особенно недоступен. Пробиться к нему сложно, но когда это удаётся, местные власти всё больше убеждаются, что «Кавказский узел» – это не то, что им нашёптывают, а это издание, которое серьёзно работает. Да, мы будем задавать неудобные вопросы, но нас не интересует только чёрная сторона жизни Кавказа. Если есть реальный проект, реально вложены деньги, реально построены дома, тоннель, спортивные комплексы, школы — мы очень заинтересованы говорить об этом, следить за тем, как это будет построено. И в этом смысле недоброжелатели — это, конечно, очень часто люди, которых напрягает такая «непроплаченная» информация. Но если говорить о власти как таковой, мне кажется, что представление её в чёрном цвете тоже является болезненным фактором российского либерального сообщества.

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
!!!
!!!
07.05.2011 13:51

Отличное и весьма глубокое для Коми интервью с интересным человеком!