Александр Загородний: «Мы довели их до кадрового голода»

Руководитель Антинаркотического управления Коми – о схемах, иерархии, зарплате и совести распространителей спайсов

23:00. 8 июня, 2015  
  
1

Наркотическая карта Коми претерпела за последние несколько лет серьёзные изменения. Пока основные силы наркополицейских были брошены на борьбу с тяжёлыми, но натуральными наркотиками типа героина, «свято место» пусто не осталось – и заполнилось сугубой и очень изощрённой химией, то есть спайсами. Которые – по быстроте воздействия на мозг – едва ли не опаснее героина с кокаином.

По данным Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН) по РК, из 16 килограммов наркотических средств, изъятых службой в республике за первые четыре месяца 2015 года, 14,5 – это спайсы. Данные огласил руководитель УФСКН Александр Загородний на заседании президиума Государственного Совета Коми на прошлой неделе. Добавив, что принципиально изменилась и схема распространения новых наркотиков: «Сбытчик и потребитель, благодаря сетям и электронным деньгам, отныне не видят друг друга. Процесс приобретения стал простым и доступным».

– Впрочем, – добавил он, – благодаря нашим действиям за последние месяцы мы довели их до кадрового голода, чему свидетельством возросшее число объявлений в интернете о вакансиях в этой сфере.

Именно это заявление главного наркополицейского республики заставило корреспондента «Красного знамени» расспросить его подробнее о явлении и его масштабах.

 

Александр Николаевич, а что из себя представляют «рабочие места» в области распространения спайсов?

– В самом крупном измерении: есть ряд преступных сообществ, которые контролируют рынок этих новых психоактивных веществ на территории Российской Федерации.

– И, вероятно, за её пределами?

– Сто процентов! У них есть филиалы по регионам. У тех есть так называемые «крупные склады» наркотических средств. Мы не можем знать, где в каких филиалах они расположены, в том числе и у нас в республике. У крупных складов есть работники-курьеры, которые перевозят наркотическое средство от склада в склад, то есть из одного тайника в укромном месте в другой тайник. Это – межрегиональный уровень.

Здесь, в регионе, уже есть лица, которые забирают склад, перепрятывают его, делят его и на основе такого деления делают уже не один склад, а четыре, к примеру. Потом другие делят ещё и ещё, и ещё. И пошла цепочка до самого низшего звена – так называемых «закладчиков». Которые уже получают наркотическое средство не килограммами, а упакованным в пакетиках по 1-2 грамма, ну, например, 50 пакетиков.

Вот эти 50 пакетиков закладчик должен разложить по городу. Затем сфотографировать – и отослать, в шифрованном виде, на соответствующий сайт. Сайт показывает, куда он заложил пакетики.

На этот сайт поступает заказ от наркопотребителя, проводится оплата. Диспетчер сайта видит, что оплата прошла, и скидывает ему информацию с фотографией, где лежит наркотическое средство. После чего идёт обратная связь: получил – не получил. Если не получил, то по каким причинам. Если на закладке ничего нет – значит, кто-то мог обнаружить или же тот человек, который осуществлял закладку, сам употребил. Обманул. Да, есть и такие. И за этим они тоже следят.

Соответствующая помесячная оплата идёт у них на левые счета.

– Наличности, как я понял из ваших слов на президиуме, в этих расчётах становится всё меньше и меньше. Всё уходит в электронные деньги?

– Деньги поступают на определённый счёт. Диспетчер этот счёт видит. Он переводит их на другой счёт, на третий, на четвёртый, на пятый. На пятом счёте их сняли непонятно в каком регионе РФ. Сняли – пошли – внесли на шестой счёт. И только с этого счёта распределяются деньги на зарплатные карты у каждого члена преступного сообщества.

Доказать, что эти денежные средства были добыты преступным путём, невозможно, поскольку проведён ряд финансовых операций, которые препятствуют это всё понимать. Плюс опять же карточки открыты, как правило, на левых лиц.

Но столь сложная система порождает и вопросы. Подобрать контингент, который занимался бы здесь складом, который хранил бы это всё, который это расфасовывал бы на меньшие партии до уровня мини-склада, потом подобрать людей, которые бы были закладчиками, – это довольно-таки проблематично. Несмотря на то, что уровень зарплат там весьма высокий, и с этим они проблем раньше не знали.

Ну не может тот же филиал преступного сообщества в Сыктывкаре позволить себе содержать три склада! Потому что это просто накладно по деньгам. И потом, на склад не ставят просто так, равно как и курьером. Здесь должен быть проверенный человек.

В мире спайсов тоже своего рода иерархия. Ты должен начать закладчиком, затем побыть диспетчером, то есть работать с низов, где твоё предательство не нанесло бы никакого ущерба организации. Работая, ты растёшь. Сначала до мини-склада, потом до склада, потом до курьера больших партий, потом ты ещё выше можешь пойти. Но: ты должен пройти от низа к верхам.

Сейчас мы повыбивали и верха – склады и мини-склады, – и закладчиков. Закладчиков они ещё могут найти. А вот ставить кого-либо выше у них уже кандидатов нет: нужен проверенный человек.

Из-за этого-то и образуется кадровый голод. Из-за этого они пошли по пути того, что всё-таки начали назначать в ускоренном порядке тех закладчиков, которых мы ещё не задержали. Но поскольку те ещё толком проверку не прошли, их задержание не вызвало у нас никаких затруднений. Они тоже сейчас сидят. А в интернете появляются объявления.

– Каковы формулировки этих объявлений? Вот кто-то ищет… кого?

– Курьера. Для закладки курительных смесей.

– Вот прямо так и пишут?

– Да. Добавляя: склад – зарплата столько-то, мини-склад – столько-то, закладчик – вот столько, курьер – вот столько. И расписывают механизм, как делать закладки, как следить за ними и как их проверять.

– Прямо профессиональное обучение…

– Именно. Пишут как бы всё легально – но не забывают расписывать все меры конспирации от правоохранительных органов.

– Сколько же кто, по вашим данным, получает?

– Мы задерживали одного «склада», у него ежемесячная зарплата была 150 тысяч рублей. Плюс, помимо всего прочего, ему полностью оплачивали расходы на проживание, потому что он был с другого региона. Раньше и склад, и мини-склад располагались, как правило, в другом регионе. И когда «склад» зарабатывал себе авторитет работой в определённом регионе, его на повышение направляли в другой. Потому что там его не знают, там он чистый и в поле зрения правоохранительных органов не попадал.

– А сколько получает закладчик?

– Закладчик получает в зависимости от того, сколько он закладок делает.

– То есть оплата сдельная?

– Да. Он с каждой закладки имеет определённый процент. Сделал десять закладок – получил, к примеру, тысячу рублей.

Но сейчас, в условиях кадрового голода, они уже начинают назначать даже на старшие должности людей с нашего региона. Потому что и в других появляются проблемы. И это тоже видно по их объявлениям. Они всячески подыскивают себе людей. Но их, во-первых, нужно обучать. А во-вторых, проверять на совесть. Так как среди тех, кого они подыскивают, тоже есть, на взгляд участников этого преступного процесса, недобросовестные элементы. Которые получают «вес», отписывают «складу» «спасибо! До свидания!» – и пропадают.

Потому что здесь задействованы слишком большие деньги.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
прям пицца бизнес) Recent comment authors
новые старые популярные
прям пицца бизнес)
Гость
прям пицца бизнес)

очень красочное интервью) и изысканно сочный термин кадровый голод) молодец военный, не зря зарплату получает)