Анна Чернакова: «Всё ушло, а пух остался…»

С 29 сентября по 2 октября в Сыктывкаре прошёл Международный кинофестиваль фильмов о правах...

12:55. 11 октября, 2014  
  
0

С 29 сентября по 2 октября в Сыктывкаре прошёл Международный кинофестиваль фильмов о правах человека «Сталкер». В течение четырёх дней и вечеров в зале Гимназии искусств при Главе РК публика (в основном старшего школьного и студенческого возрастов) смотрела фильмы, которые никак нельзя отнести к кассовым. Так, первой лентой в рамках показов стал документальный фильм Дарьи Виолиной «Дольше жизни» – об узницах Акмолинского лагеря жён изменников Родины (сокращённо – «АЛЖИР»). 

Но самое главное происходило потом: после киносеансов зрители имели возможность поговорить с создателями фильмов – режиссёрами (а в одном случае и с исполнителем главной роли). И зрители активно пользовались своим правом.

– Кто знает, что такое «Сталкер»? – обратился, открывая фестиваль, его исполнительный директор и генеральный директор Гильдии кинорежиссёров России Игорь Степанов. – Правильно: фильм Тарковского. А кем вы хотите стать по профессии?.. Аа, журналист несчастный!..» Московский гость шутил не только по адресу юных зрителей. Так в его устах «Комикиновидеопрокат» (организация, пригласившая «Сталкер» в Сыктывкар) превратился в «Комикиновидеогосподипрокат»… Серьёзно же Игорь Степанов так напутствовал аудиторию: «Мы не ставим своей задачей, чтобы вы завтра пошли куда-то с транспарантами! Ваша задача – посмотреть фильмы и понять для себя, как в той или иной ситуации поступать».

Вне всякого сомнения, наибольший зрительский интерес снискала игровая картина петербургского режиссёра Анны Чернаковой «Собачий рай» (2013). Это и неудивительно: две главные роли исполнили дети. Они же и задали режиссёру большинство вопросов, составивших предлагаемую вашему вниманию беседу.  

– Анна, насколько сложно было вам работать с детьми, и сложно ли было детям?

– Со всеми актёрами – как со взрослыми, так и с детьми – примерно за три недели до начала съёмок мы репетировали. Но до этого был очень долгий детский кастинг: мы пересмотрели всех интересных детей в Санкт-Петербурге и отчасти в Москве. За месяц до съёмок мы выбрали замечательную девочку – Аню Корневу и её партнёра Сашу Кудрявцева. В моей киноистории действуют соседи по дому, поэтому для меня было важно создать и похожие отношения между актёрами. Перед каждой репетицией мы распевались – исполняли хором старые советские песни. Ещё слушали записи радиоспектаклей – распространённого жанра в Советском Союзе. Возможно, многие из вас повзрослели уже в эпоху FM-радиостанций, а в СССР было одно всесоюзное радио, а эти радиоспектакли записывались с участием самых лучших актёров. Кроме того, мы смотрели фильмы того времени и даже читали газеты тех лет. В гримёрках и костюмерной каждый день лежали новые старые газеты.

Для Ани и Саши эта большая декорация – дом, в котором живут герои – стала почти что их собственным домом. Там всё работало: трава росла, на турнике можно было висеть, а в песочнице – играть. Дети знали свои роли назубок – это было главным условием их участия – и они просто «проживали» свои роли. Я думаю, что на съёмках взрослым актёрам было даже сложнее. Лично я получила очень большое удовольствие от работы с детьми. Они разные, с Аней я работала одним образом, с Сашей – по-другому… Но это было счастьем. Для меня важно было и то, чтобы для них это осталось светлым воспоминанием, а не только тяжёлым трудом, ведь дети работали по 13 часов в день, шесть дней в неделю. И так в течение двух месяцев, пока шли съёмки. Для обоих 11-летних актёров это был дебют в кино. Поэтому я стремилась сделать так, чтобы для них это стало ещё и забавным, смешным приключением. И нам всем это удалось: мы до сих пор дружим.

– В одной из ролей снялась девочка с синдромом Дауна. Расскажите об этой актрисе.

– Светлана Асланова играет в московском «Театре простодушных». В этом самодеятельном театре работают актёры с синдромом Дауна. Светлана – очень нежный и чистый человек. Мы её привезли на съёмочную площадку заранее, чтобы она смогла привыкнуть к новой обстановке, к нам, к осветительным приборам и камере. Ей помогала мама, которая посвятила себя дочери абсолютно. Все мы получили удовольствие от общения со Светой.

– Расскажите о сценарии фильма.

– Автор сценария – Александр Адабашьян, сценарий был опубликован в журнале «Искусство кино» в 2009 году, если не ошибаюсь. Сценарий, изначально называвшийся «Проезд Серова», вошёл в резонанс с моим собственным детским опытом, и мне очень захотелось воплотить эту историю на экране.

В какой-то момент мы подумали: почему бы дедушку не сыграть Адабашьяну?.. Чтобы не устраивать ещё один кастинг, тем более что Александр Артёмович – замечательный актёр. Наложили ему грим, одели и попросили рассказать, как его герой познакомился с бабушкой, почему они поженились. Адабашьян тут же выдал блистательную восьмиминутную импровизацию!..
Кстати, если вам интересно, костюмы героев придумала вдова режиссёра Алексея Балабанова.

«Красное знамя»: – Неужели на съёмки ушло всего два месяца?

– Сейчас почти все фильмы так снимаются: мы поставлены в жёсткие финансовые условия, каждый съёмочный день – дорогое удовольствие.

– В фильме то и дело появляется вывеска «Мечта» на московской высотке,* а в финале её уже нет…

– Да потому что девочка уехала, и мечта пропала.

– Почему на экране всё время летает пух?

– В больших городах в конце июня или начале июля цветут тополя, их там очень много. Это тополиный пух, для меня он – образ лета. В нашем случае пух стал ещё и героем: у нас был особый человек, занимавшийся пухом, и мы перед каждой сценой с ним советовались, как пух должен себя вести. Это дрессированный пух, который продолжает лететь и на титрах после фильма: всё ушло, а пух – как воспоминание – остался.

«Красное знамя»: – А где вы нашли собаку, которая, подмигивая в нужный момент, совершает, по сути, должностное преступление?

– Эту овчарку мы дрессировали несколько недель, придумывали, что она должна делать… Перед съёмками я с ней поговорила, попросила её подмигнуть, и она всё сделала.

– Были сцены, которые не вошли в фильм?

– Всегда есть материал, который не входит в окончательный монтаж. Одно дело – сценарий, даже раскадрованный, и другое дело – живой материал, порой ведущий себя совсем не по режиссёрскому замыслу. Вспомнить хотя бы, сколько было вариантов монтажа фильма Тарковского «Зеркало»!.. А сколько вариантов монтажа «Апокалипсиса» Копполы!.. В общем, всегда что-то остаётся за кадром. 

– Расскажите о вашей творческой биографии.

– «Собачий рай» – моя четвёртая картина, если считать первой дипломную работу. Что касается диплома, то я так «скромно» решила, что это будет «Вишнёвый сад». Правда, это было в те годы, когда кинопрокат лежал в руинах, и фильм был на грани исчезновения… Потом была русско-английская картина «Сезон туманов», сейчас её любят показывать по «НТВ+». Картина также была на фестивале «Сталкер». Потом я сняла фильм «Смерть в пенсне, или Наш Чехов», это такой ремейк «Вишнёвого сада» с Юрием Стояновым в главной роли.
Кроме того, у меня есть документальные ленты, снятые в Канаде и в Англии. В Канаде я сняла анимационный фильм на знаменитой анимационной студии National. Я работала три года, результат на экране – 11 минут. Ну и очень одинокое это занятие, мне всё-таки гораздо интереснее работать с живыми актёрами.
Сейчас я готовлюсь снимать детскую сказку о путешествиях во времени. 

Игорь Степанов: – Нашим зрителям наверно интересно услышать о вашем впечатлении от Сыктывкара.

– Мне очень понравилось, хотя и было холодно. С утра у нас была экскурсия по городу, потом я была в вашем Национальном музее (в историческом отделе) и в Национальной галерее. Здесь замечательная коллекция живописи! Если среди вас есть те, кто хочет заниматься кино, обязательно ходите в музеи, потому что живопись очень многому учит. Мне очень понравился город, хотя он не такой, какой я ожидала.


* Это здание МГУ, по обеим сторонам от которого возвышаются ещё две, существующие только в фильме, высотки.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000