Юрий Калинин: «Не хватает рёва турбин»

Отец главы Эжвинского района рассказал о себе и своей семье.

Автор:   
16:03. 23 августа, 2014  
  
0

В минувшее воскресенье в стране в 81-й раз отмечался День воздушного флота России. Расцвет гражданской авиации нашей республики пришёлся на 70-90-е годы прошлого столетия. В Сыктывкарском авиапредприятии  в те годы трудилось много опытных лётчиков. Один из них – Юрий Калинин – наш сегодняшний гость, с ним корреспондент встретилась накануне праздника.
 

– Юрий Михайлович, вначале хотелось бы узнать о ваших корнях.

– Родился в Омске. Правда, жил там недолго. Мама, разведясь с отцом, переехала в Алма-Ату. Там я и закончил 10 классов.

– И, как все мальчишки 60-х, конечно, мечтали стать лётчиком?

– Вы угадали. Поступал сначала в Оренбургское высшее лётно-бомбардировочное училище, но не сложилось – после первого полёта Гагарина в космос был очень большой конкурс. В 1964 году я всё-таки осуществил свою мечту, поступив в Краснокутское лётное училище, которое находилось недалеко от Саратова. Почему-то при распределении после окончания училища мы, выпускники, очень хотели летать на Севере. Видно, влекла романтика. И эта моя мечта тоже сбылась: в 1967 году меня направили в Коми республику, в неизвестный мне город Печору. А в мае 1969 года перевели в Сыктывкарское авиапредприятие.

– Не могу не спросить о знаковом событии. Как вы относитесь к тому, что ушли в небытие самолёты Ту-134?

– Конечно, отрицательно. Очень больно переживать крах отрасли, в которой трудился много лет. Руководство страны перегнуло палку в этом вопросе. «Тушки» были надёжными самолётами. У них практически не было аварий из-за конструктивных просчётов – только из-за человеческого фактора.

– Не припомните ли что-нибудь экстраординарное из полётной практики?

–  Было, конечно, всякое. Однажды мы находились на волосок от гибели. Снижались на Ан-24 над Челябинском, поворотным пунктом был Тахталым. Во время снижения на высоте 3.300 м внезапно прервалась связь с диспетчером. И тут я с ужасом увидел, что мы летим крыло к крылу с Як-40. К счастью, удалось увернуться. Как говорится, родился в сорочке.

– А аварийные посадки?

– Таких случаев в моей практике нет. Правда, был как-то экстренный случай – отмена взлёта. Когда выруливали, на предварительном старте стали опробовать двигатель самолёта. И он, на беду, вошёл во флюгер. Борт-механик сказал, что не может этого быть. Пришлось отменять взлёт, зарулить на стоянку и устранить неисправность. Оказалось: один из четырёх болтов, на которых держится генератор, вышел из строя, поэтому генератор открутился и перебил кабель-«вывод двигателя из флюгера».

– Кого-то из руководства республики перевозили?

– Конечно, многих из правительства Коми возил в Ухту, неоднократно туда летал на моём Ан-24 Юрий Спиридонов и другие представители власти республики.

– Что особенно запомнилось из лётной жизни?

– Мне везло на хороших людей, коллег. Летал, например, на Ан-2 в экипаже, где моим вторым пилотом была первая и единственная коми лётчица Галина Дубровская. Она пришла в авиацию из ДОСААФ. Специального лётного образования у неё не было, поэтому она с трудом пробилась в гражданскую авиацию. Скажу, не преувеличивая нисколько, она – прекрасный специалист-профессионал и удивительно душевный человек. Позднее переучилась на курсах и летала командиром тоже на Ан-24. Сейчас она на пенсии, дачница. Кстати, скоро у неё юбилей.

– Сколько лет вы уже без неба?

– Более пятнадцати.

– Не снится, как летаете?

– Особенно часто полёты снились в первые годы «земной» жизни. Когда работа любимая, всегда охватывает ностальгия при расставании с ней. Не хватало рёва турбин, тишина порой казалась оглушающей. Во сне руки часто сжимают штурвал. Но всему хорошему когда-то приходит конец. Если бы пришлось снова выбирать профессию, то я бы ни на минуту не усомнился в выборе именно этой.

– Часто бываю на различных городских культурных мероприятиях. Не раз видела вас на концертах поющим в хоре, а также солирующим под гитару. Как пришло к вам артистическое дарование?

– С детства пел под гитару. Это тоже было для той поры статусным для мальчишеского имиджа. Видно, сказались мамины гены. Она хорошо пела. И вообще детство у меня было очень счастливое. Маме повезло: она второй раз вышла замуж за замечательного человека, военного. И мы с братом и сестрой росли в дружной семье, окружённые родительской лаской и заботой. Кстати, сестра моя живёт в Алма-Ате и пишет сценарии для фильмов. Брат, к сожалению, уже ушёл из жизни.

– Вы сами сочиняете песни?

– Я только музыку сочиняю, как говорится, просто пою стихи. А хорошие, трогающие за душу стихи собираю уже давно. И к тем, которые отзовутся в моём сердце, подбираю музыку.

– Как и когда пришли в хор?

– Когда «списался  на землю», захотелось заняться творчеством, потому что  ветераном себя ещё не чувствовал. И вот мы, несколько лётчиков, пришли в городской хор народной песни «Рябинушка». С нашим приходом его переименовали в «Авиарябинушку». Хору недавно исполнилось 15 лет.

–  Вы принимали участие в каких-то конкурсах?

– В апреле нынешнего года я принимал участие в Межрегиональном конкурсе авторов бардовской песни среди людей с ограниченными возможностями. Организовал конкурс продюсерский центр Владимира Юрковского. Жюри было представительным: Ольга Сосновская, бард из Питера Владимир Лобановский, Юлия Самойлова из Ухты. Песня, исполненная мной вместе с Любовью Ячник на стихи сыктывкарки Любови Осиповой, в номинации «Автор стихов» заняла 1 место.

– Расскажите о своей семье. Как познакомились с супругой?

– Как в русской пословице: не было бы счастья, да несчастье помогло. Помню, я  ехал из Алма-Аты в «растрёпанных» чувствах, так как девушка, с которой я был знаком несколько лет, моя первая любовь, вышла замуж.  В то время для меня это была трагедия вселенского масштаба. В Москве, когда поднимался по трапу самолёта, мне улыбнулась миловидная стюардесса. С этой её улыбки всё и началось. С тех пор мы с Ларисой улыбаемся друг другу более 40 лет.  Вырастили четверых детей – троих сыновей и дочку. Илону мы удочерили. Она была одноклассницей сына Саши. Её родители погибли.

Старший сын Юрия Калинина Александр сейчас – глава Эжвы

– Сыновья не переняли вашу любовь к самолётам?

– Только младший, Артём, опосредованно связан с авиацией, работает в аэропорту, в производственно-диспетчерской службе. Старший, Александр, сейчас глава Эжвинского района, средний, Михаил, работает в бизнесе. Илона – парикмахер-модельер.

– Чем занимаетесь в свободное от репетиций и пения время?  Машину водите?

– На земле из техники имею отношение только к стиральной машине. Сын Александр выполняет роль моего личного шофёра. Занимаюсь записью дисков. Уже вышло пять дисков песен в моём исполнении. Друзья и сын помогают мне в этом. Есть у нас дача в Тылаю. Она прежде всего ценна для меня баней. У нас большое семейное гнездо. Пять внучек и четыре внука подрастают.

У меня много  приятелей. Самые закадычные друзья – Анатолий Ширяев и профессор Николай Морозов, с ним мы дружим уже 50 лет. Анатолий – заядлый рыбак, как-то я к его дню рождения сочинил песню, даже на свои стихи. Есть у меня в репертуаре песня о лётчиках на замечательные стихи дочери Анатолия Ширяева Екатерины. Сейчас вот готовлюсь к выступлению на праздничном концерте к Дню воздушного флота России. В общем, скучать некогда…

Наша справка

Юрий Михайлович Калинин, лётчик I класса, отличник Аэрофлота, 31 год  отдал  гражданской авиации РК, был командиром экипажа Ан-24, лётчиком-инструктором, командиром эскадрильи Ан-24.  В  его активе – 17 000 часов налёта. Женат, отец четверых детей.

Поделиться в соцсетях
  • 4
    Поделились

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments